Игра про смерть как называется

Умри или беги: «Синий кит» продолжает охоту на детей

Что стоит за играми подростков — «Свободная пресса» спросила у ученых

Двадцатилетний Роман, водитель грузовой «ГАЗели», едва успел затормозить, когда перед его машиной внезапно, друг за другом, дорогу перебежали три школьника. Еще немного и кто-то из них, а то и все сразу, могли бы уехать в морг, а Роману затем светило бы долгое разбирательство с правосудием, а то и реальный срок…

Беги или умри

Как рассказывает Роман, школьники просто стояли на тротуаре и общались. Ему и в голову не могло прийти, что через считанные секунды они сорвутся и побегут через дорогу. «Беги или умри» — так называется опасное развлечение российских подростков. Его суть заключается в том, чтобы перебежать дорогу как можно ближе к движущемуся транспорту. Выигрывает тот, кто перебежит в самый последний момент. Другие дети снимают происходящее на свои гаджеты. Роликами затем делятся в социальных сетях. Там же призывают и других ребят следовать дурному примеру.

«Беги или умри» — только одна из рискованных игр, захлестнувших в последнее время российских детей и подростков. Куда более сложна и опасна другая игра — так называемый «Синий кит». Вопреки названию, никакого отношения к морской стихии и животным она не имеет. У нее другой, куда более страшный смысл.

Не играйте в страшные игры…

10 февраля 2020 г. в Ростове-на-Дону, в промышленной зоне на левом берегу реки Дон нашли тело 16-летнего юноши. Практически сразу же полиция узнала от друзей парня, что его смерть — дело рук «Синего кита». Нет, это не маньяк и не молодежная группировка, а всего лишь игра. Но со страшным смыслом и трагическим концом. Скорее всего, старшеклассник наложил на себя руки сам. «Большинство скажут, что я был странным», — такое SMS-сообщение десятиклассник отправил перед смертью нескольким приятелям. Также он советовал ребятам не играть в ту страшную игру, которая стала причиной его смерти.

Когда в России начнут принудительно изымать сельхозземли

Смерть подростка заставила полицию активизировать свои усилия по борьбе с чреватыми опасностью играми. 22 февраля 2020 г. к 16-летней девушке — учащейся одного из колледжей Новочеркасска (Ростовская область) пришли полицейские. Следователи выяснили, что она может быть причастна к игре «Синий кит», причем в качестве куратора. Девушка «курировала» 40 подростков — игроков, раздавая им опасные задания. Кроме того, она сама играла в «Синий кит». Причиной игры, по словам девушки, стала банальная скука. Ничего лучше игры в смерть для того, чтобы занять свое время, юная жительница Новочеркасска не нашла.

Что же заставляет российских подростков играть в смертельные игры и как можно свести опасность «синих китов» к минимуму? Этот вопрос «Свободная пресса» и решила выяснить, обратившись к известным российским ученым.

Профессор Нечипуренко: Интернет и социальные сети меняют психику наших детей

Доктор философских наук Виктор Нечипуренко, специалист по социологии молодежи и социологии Интернета, считает, что даже само название игры «Синий кит» выбрано совсем не случайно, так как синие киты часто выбрасываются на сушу, т.е. совершают самоубийство.

«СП»: — Можно ли считать, что смертельно опасные игры вроде «Синий кит» являются следствием утверждения у подростков «клипового сознания», их вовлеченности в виртуальный мир общения в социальных сетях?

Чтобы понять причины популярности этой игры среди подростков следует объединить усилия социальных психологов, социологов, антропологов и нейрофизиологов. Ученые установили, что интернет и компьютерные игры усиливают одни нейронные цепи и ослабляют другие, поэтому вызывают психологическую зависимость, поскольку развитые участки мозга требуют функциональной загруженности. Американский профессор психиатрии из Калифорнийского Университета в Лос-Анджелесе Гэри Смолл, опираясь на экспериментальные данные, утверждает, что «пяти часов в интернете было достаточно, чтобы перепрограммировать мозг».

Интернет и компьютерные игры перепрограммируют нейронные сети, вызывают быстрые и глубокие изменения в человеческом мозге. Это оказывает колоссальное трансформирующее влияние на образ жизни и модели поведения современного человека, и, особенно, молодежи. Человеческий мозг чрезвычайно пластичен, легко перепрограммируется при решении адаптационных задач, его нервные клетки и синапсы изменяются, приспосабливаясь к новым обстоятельствам. Такой адаптационный эффект приводит к «зависанию» на заданиях, поступающих из виртуального и игрового пространства, зависимости от них и рабскому их выполнению. Нечто подобное наблюдается среди подростков, зависших на разрушительных играх и, в частности, на «Синем ките».

«СП»: — Почему современные подростки становятся столь зависимыми от общения в социальных сетях и какой отпечаток эта зависимость накладывает на их психику и поведение?

Психологические особенности подростков проявляются в поиске авторитетов и референтных групп, которым они подражают и подчиняются. Эти механизмы имеют социально-биологическую природу, они играют важнейшую роль в социализации человека, но могут эксплуатироваться и деструктивным — антисоциальным и саморазрушительным образом. Виртуальное сообщество (в частности, суицидальное) представляет собой особого рода социальный мир, который, согласно социальному психологу Тамотсу Шибутани, следует рассматривать как референтную группу. Ее участники конструируют общую перспективу, лежащую в основе коллективных и индивидуальных действий. Эта группа — «сообщество аффекта» формируется вокруг определенной цели с помощью социального воображения, коллективных переживаний, которые могут, как говорит современный социолог Арджун Аппадураи, «создавать братства, сосредоточенные вокруг культа и харизмы». Эти «суицидальные братства» рекрутируются из числа молодых людей с уже патологической психикой, которые, привлекая новых участников, переформатируют соответствующим образом их психику. Однако, роль в этом кураторов, которые, скорее всего, являются нормальными людьми и действуют намеренно, преследуя определенную цель, еще предстоит выяснить правоохранительным органам.

Галина Денисова: одними запретами опасные игры не победить

Известный российский социолог, доктор социологических наук, профессор Галина Денисова считает, что суицидальные игры — явление, распространенное во всех экономически развитых и относительно развитых странах.

— У этого явления, бесспорно, есть социальные корни, — рассказывает Галина Денисова. — К ним можно отнести значительное снижение влияния традиционных социализирующих институтов — религии, образования, семьи. Одновременно с этим, — утверждение в обществе принципа индивидуализма как установки на то, что человек сам ответственен за свою жизнь. Еще одним важным фактором является распространение и доступность социальных сетей. Совокупность этих факторов выводит подростка к поиску собственного сообщества в анонимной интернет-среде.

Детские «группы смерти» из сети «ВКонтакте» стали расползаться по другим соцсетям

«СП»: — Почему подростки играют в такие рискованные игры?

Важнейшей потребностью подросткового возраста является самоутверждение, поиск своего сообщества, в котором подросток ощущает свою значимость. Те задания, которые он выполняет, играя в «Синий кит», и социальное одобрение при этом, удовлетворяют его потребность в социальном признании. Он собирает «лайки» и постепенно обретает уверенность в себе. Заодно, по мере выполнения заданий, привыкает их выполнять. Здесь нужно также сделать акцент на психологических характеристиках детей, которые попадают в группу риска — игроков в эти игры. Как правило, это не спортсмены, не дети-лидеры, не дети, увлеченные каким-то социально одобряемым делом (им эти занятия могут казаться скучными, хотя они ими не заняты). Их можно отнести, скорее, к категории «педагогически запущенных» детей. Речь не о том, что они — из каких-либо неполных или неблагоприятных семей, а о том, что интересы этих детей оказались не выявлены и не развиты взрослыми (родителями, учителями или соседями). В таких опасных играх дети усматривают не только возможность получить признание от других, но и найти «достойное», признаваемое занятие. С этой точки зрения, подростки психологически предрасположены к подобным играм как к поиску поля для самоутверждения. Но одни утверждаются в спорте, другие — в каком-то творчестве, а третьи — в риске собственной жизнью — «зацепинге» или «Синем ките».

«СП»: — Какими методами можно, на Ваш взгляд, победить это пагубное увлечение или, по крайней мере, свести к минимуму?

Запретительными мерами от этих игр не убережешь, а вот знакомство с конкретными судьбами тех детей, кто погиб, может помочь. Наверное, нужно создавать сеть тех, кто сумел вовремя отрезветь, создавать их истории. Но — не только это. Требуется организовывать работу с подростками еще на подступах к подростковому периоду — не в 12, а в 10 лет. Хорош в этом плане спорт, но не только он — туристические походы, летние сборы школьников, будь то работа в поле или какие-либо военизированные игры, исторические реконструкции. Можно вернуться к практикам, когда в классах были «старшие вожатые» — т.е. с 10-летними детьми общались и взаимодействовали подростки, которые уже имеют какие-то интересы. В этом плане показателен опыт ВДЦ «Орленок», где разница между отдыхающими (раньше это были пионеры) и вожатыми — всего в 5?7 лет. В общем, нужно не запрещать, а найти способы удовлетворять потребности подростков в самоорганизации, развития каких-то значимых инициатив, создание условий (даже игровых), когда они могут увидеть свои возможности и получить признание.

Внутренний, независимый, промышленный: туризм в России обсуждали на форуме Visit Russia в Ярославле

Михаил Делягин: «Опыт Гаити, Сомали, Украины показывает — хуже может быть всегда»

Предвыборный бунт молодежи заставил власти заплатить столице «отступные» в виде новой плитки

В соцсетях появились смертельные игры, организаторы которых подводят детей к самоубийству

В социальных сетях появились смертельные игры. Организаторы этих игр подводят подростков, детей к самоубийству. Некоторые профессиональные психиатры заявляли, что такого не может быть. Другие деятели — блюстители свободы — сказали, что это провокация, специальный вброс, чтобы ограничить свободу Интернета в России. К нашему ужасу оказалось, что подростки и дети действительно вовлечены в эту дьявольскую игру и кончают жизнь самоубийством. Мотивы организаторов пока не ясны. Но это, конечно, чрезвычайно опасные люди. Это — маньяки.

Самоубийство — до сих пор во многом загадочное явление. Раньше его объясняли скорее патологией, психическими расстройствами. Позднее стали говорить о самоубийстве как о явлении социальном.

Вот статистика самоубийств в нашей стране за последние 30 лет. На графике число самоубийств на сто тысяч человек. Вы видите взлет в 90-х годах, а вот с начала 2000-х число самоубийств неуклонно снижается. И если в 1992 году кончали с собой 46 человек из ста тысяч. То в 2020 году 16 человек. Снижение почти в три раза.

Тогда в 90-х миллионы людей потеряли цель своей деятельности. Они растерялись, они не знали, что им делать. Старые социальные и государственные структуры развалились. Сама повседневность — та, к которой люди привыкли, стала совсем другой. И очень многие не нашли себя в этой новой жизни. А кто-то решил из этой жизни уйти. Отсюда — взлет числа самоубийств.

Сейчас самоубийств меньше. Но здесь не должно быть головокружения от успехов. Цифра 16 самоубийств на 100000 человек — это все равно много. Норма, если здесь вообще можно говорить о норме, существенно меньше десяти.

За каждой историей оборвавшаяся жизнь совсем еще молодых мальчишек и девчонок, сыгравших в страшную игру со смертью. Завтра в 4:20 утра ты получишь свое первое задание. Но смотри, если я не увижу, что ты сразу прочла мое сообщение, ты отстраняешься от игры. Скорейшей тебе смерти, мой кит.

Ученые так пока и не выяснили, почему киты выбрасываются на берег — зато авторы так называемых групп смерти в социальных сетях превратили эту загадку в жуткий конвейер самоубийц. Череда заданий от безобидной, на первый взгляд, картинки на руке до самого последнего в жизни шага под руководством невидимого куратора — счет детским смертям открыт и не останавливается.

Иркутск. На этой неделе одноклассницы Юля и Ника шагнули с 12-го этажа — на Юлиной странице в соцсети все те же киты и последняя запись: «Я побила все рекорды». Девочкам было по 15 лет. И ведь никто не замечал ничего подозрительного — только теперь младший брат Ники вспоминает: однажды обмолвилась про игру и показала видео в сети.

Братьев Ника предупредить успела. Самой ей наверняка казалось: пути назад уже нет. Именно так работает система.

Ангелина погибла в декабре 2020-го, тоже прыгнула с высоты. Девочка училась в седьмом классе. Ее мама тоже до самого конца не замечала ничего необычного, но после смерти дочери решила разобраться, почему счастливый с виду ребенок вдруг сводит счеты с жизнью и сама зарегистрировалась в группе смерти, выполняя задания кураторов одно за другим.

«Я вспомнила, что мой ребенок однажды показал мне руку, не задолго, у нее некие царапки были на руки. Нет, не глубокие порезы, просто царапки. На мой вопрос: что это и почему? Это она сказала, что это кошка, это наша любимая кошка. Кошка, да, действительно есть. И я поверила. Но потом, когда я проходила все эти этапы, да, там нам дают подобную инструкцию, что если мама вдруг увидит, ты скажи, что это кот поцарапал тебя, что ничего страшного. Это настоящее убийство. Именно убийство путем таких умелых манипуляций», — рассказывает Елена Давыдова.

Чтобы противостоять таким манипуляциям, Елена вместе с другими родителями открыла центр спасения детей от киберпреступлений, говорит, уже удалось помочь многим вырваться из смертельной игры. И каждый, кого спасли или волонтеры или сотрудники полиции, потом рассказывает свою историю заданий, чуть не стоивших жизни.

«Администратор группы от своего лица писал всякие наставления, касаемо жизни и смерти, что после смерти будет лучше, зачем жить, зачем мучиться. Он сказал, чтобы я такого-то числа во столько-то времени сбросилась с крыши или вскрыла вены», — рассказывает девочка.

Еще кураторы часто просят игроков найти кого-нибудь, кто снимет самоубийство на смартфон — так называемый шок-контент на определенных сайтах в цене. А тем, кто в последний момент отказывается сводить счеты с жизнью, угрожают расправиться с семьей.

Читайте так же:  Как называются устойчивые сочетания слов

«Вообще мы называем это не иначе, как теракт. Потому что зачем что-то взрывать, если они сами попрыгают с крыш?» — говорит председатель движения «Скорая молодежная помощь» Антон Андросов.

Антон вместе с друзьями начал свою охоту на охотников за детскими душами. Волонтеры создают фэйковые аккаунты и вступают в группы смерти, чтобы предостеречь тех, кто там оказался, а данные об организаторах передать полицейским. Система работает — вот только с наказанием за доведение до самоубийства, говорит Антон, проблемы.

«Пробел в законодательстве. Статья 110-я Уголовного кодекса, говорит, что только насильственное доведение с пометкой, что если еще был умысел. Если вам пистолет к голове приставили, сказали: «Вешайся», тогда что-то за это будет. За пропаганду суицида ничего нет, ненасильственное доведение — ничего нет», — рассказывает председатель движения «Скорая молодежная помощь» Антон Андросов.

Этим наверняка воспользуются адвокаты Филиппа Будейкина, его ник в сети Филипп Лис. Следователи называют его куратором смертельной игры и считают: он довел до самоубийства 15 подростков. За несколько дней до ареста издание «Санкт-Петербург.ру» опубликовало интервью с Будейкиным, в котором он под запись дает страшный ответ на вопрос — зачем.

«Планете просто не нужен этот биомусор. Эта ненужная биомасса. Она портит мир и окружающую среду», — сказал Филипп Будейкин.

О самом Лисе известно немного, журналисты писали: ему 21 год, жил в Ухте, потом переехал в Солнечногорск, знакомым казался скрытным и необщительным. Вряд ли тянет на собирательный образ маньяка, но Будейкин ведь не единственный администратор, есть и другие. И мотив, говорят психологи, у каждого свой.

«Мотивация, я думаю, разная у этих администраторов, есть социопаты, есть садисты, которые смотрят на то, что получится, и которые манипулируют нашими детьми. Это могут быть совершенно заурядные люди, соседи по вашей лестничной клетке. Вы же не знаете, чем они вечером занимаются, сидя в Интернете? Поэтому с точки зрения проявления в повседневной жизни эти люди могут ничем не отличаться от нас с вами», — отмечает психолог Елена Фейгин.

И при этом нести смерть. А ведь их умысел — лишить жизни ребенка — еще нужно доказать, и даже в таком случае максимальный срок — три года. Этот законодательный пробел уже давно заметили в аппарате уполномоченного по правам ребенка.

«Мы вышли с инициативой ужесточения наказания за призывы к суициду, в том числе через социальные сети. И этот законопроект уже разработан и находится в кабинете министров, в правительстве. То есть мы ожидаем, что в ближайшее время он будет принят. Это те нормы законодательного характера, которые должны быть неизбежно приняты, они помогут реально этих людей находить, которые занимаются этой деятельностью и должно быть последующее наказание», — заявила уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка Анна Кузнецова.

Строгое наказание, впрочем, — лишь часть борьбы с новым виртуальным злом. Социальная сеть «ВКонтакте», где, собственно, и появились первые группы смерти, каждый день блокирует все новые страницы и по указанию Роскомнадзора, и в результате своего мониторинга, но есть и еще один действенный способ.

«Самый главный вектор в этой борьбе — наши собственные пользователи, которых мы активно призываем жаловаться на любой тип контента, размещенный в социальной сети. У них есть такая возможность отправить жалобу на фотографию, видеотекст — в общем на любые вещи. С недавнего времени мы в списки тех жалоб также добавили призывы к суициду. Это позволяет нашим модераторам еще более оперативно реагировать на это, принимать соответственные решения о блокировке того или иного контента», — рассказывает пресс-секретарь социальной сети «ВКонтакте» Евгений Красников.

А если на своей странице вы опубликуете один из популярных хэштегов смертельной игры, аккаунт временно заблокируют и предложат список вопросов, ответ на некоторые из них автоматически перенаправит на сайт центра психологической помощи.

Здесь никто не говорит по телефону — особенность работы фонда «Твоя территория». Ведь подростки привыкли общаться в чатах — такая помощь им ближе. И не только тем, кого втянули в очередную суицидальную группу, ведь опасность может таиться даже в, казалось бы, безобидной детской игре.

Видеообзор на основе эпизода популярной игры «Майнкрафт» заканчивается самоубийством персонажа по имени Алена, а перед этим несколько дней на странице автора видео велась бурная дискуссия о том, что с этой Аленой делать — простить или нет. И, несмотря на результаты опроса, автор решил не прощать — результат известен. Можно ли считать это пропагандой суицида — вопрос к юристам, но, играя именно на этой открытой для творчества платформе, десятилетний Артем в чате познакомился с некой девочкой, дальше ночная переписка и таинственные звонки, после которых, говорит мама, сына как подменили.

«Он убежал от репетитора, к нам ходит учительница по русскому языку, в одно и то же время всегда, он это прекрасно знает, всегда четко выполняет ее задания. Бабушка уже хотела в милицию идти, чуть ли не заявление писать, в школе его не было. И потом он пришел как ни в чем ни бывало, сказал: «А я ходил в кино». Как будто это не мой ребенок, а какой-то закомплексованный подросток», — рассказывает мама.

Артем и сам заметил: с ним что-то происходит. Бабушка и мама вдруг показались злыми, а младшая сестра слишком шумной. Мама решила отвести сына к психологу и обещает теперь больше времени проводить с детьми. Это, уверены специалисты, — лучший способ не упустить момент. А еще советуют не молчать о проблеме, а, наоборот, говорить как можно больше. Так сделали ребята из Екатеринбурга, сняв сериал о детях-самоубийцах — в нем все беды подростков их же глазами и поиск выхода.

И выход этот не в том, чтобы шагнуть в пустоту. А выбросившийся на берег кит — это на самом деле гора гниющей плоти и никакой романтики. Об этом стоит помнить тем, кому игры со смертью кажутся загадочным приключением.

Правоохранительные органы занялись организаторами страшных игр, этими маньяками. Уже есть подозреваемые, один задержан. Общество должно быть абсолютно нетерпимо к этим негодяям. Мы поддерживаем работу следствия. А законодателям надо подумать о коррекции наказания по статье о доведении до самоубийства. Сегодня это наказание никого не пугает.

Опасные игры: Смерть как модное увлечение

Все, что вам нужно знать о «группах смерти», и как в противовес заинтересовать ребенка жизнью

В мае 2020 года родителей, учителей и весь виртуальный мир, в частности рунет, потрясали статьи о «группах смерти» в интернете. А недавно произошел новый инцидент — в Кривом Роге c балкона 6-го этажа выпрыгнула 13-летняя девочка. Проводится досудебное расследование. Правоохранители не исключают, что на попытку суицида девочку натолкнули так называемые «группы смерти». После случившегося полиция изъяла компьютер и телефон, которыми пользовалась пострадавшая. Пока технику проверяют и еще не известно, есть ли факт доведения до самоубийства или нет. Однако проблема налицо, и ее нужно решить.

Согласно действующему законодательству и Закону Украины «Об охране детства», то, чем ребенок занимается в интернете, должны знать родители. Также пояснять и проверять контент, который он получает/делится или которым пользуется. Именно об этом пойдет речь на бесплатном онлайн-семинаре 29 сентября 2020 года, который проведет Никита Коваленко (СЕО Digital Fox). Зарегистрироваться на вебинар можно по ссылке.

«Синие киты», дельфины или как это происходит

Самыми нашумевшим считаются группы «Синий кит» и «Разбуди меня в 4.20». Групп с таким названием сейчас ВКонтакте, кстати, несколько. Однако одни заявляют, что это группа с душевными цитатами и «никто здесь не играет», а другие — что они «против смерти и самоубийств». Вероятно, что группы либо маскируются, либо оригинальную группу администраторы соцсетей заблокировали, такая практика применяется, если к ним обращаются правоохранительные органы или пользователи. Последние также объединяются в паблики, выступающие против суицида.

Мы провели эксперимент и задали хэштег #синий ВКонтакте, чтобы проверить, действительно ли подростки так массово хотят попасть в эту игру? К сожалению, да. Каждую минуту, если не секунду, появляются посты желающих попасть в такую группу и начать игру.

Одна из участниц таких групп 14-летняя Кристина* нам рассказала, что часто названия подобных групп состоят только лишь из букв и двузначных цифр, значения которых не всегда ясны: «Я знаю много названий таких групп, например Д28, М24, Л52. Что они означают, я не знаю. Таких игр достаточно много, и людей, которые играют в них, — сотни. Находят их по хэштегам: синий кит, тихий дом, море китов. Я состояла в одной закрытой группе, нам администраторы выкладывали одно задание для всех, и нужно было выполнить его на время. Иногда это были сутки, иногда три часа. Например, первым моим заданием в самой первой игре было лечь на рельсы и сфотографироваться, имитируя суицид. Число таких заданий может варьироваться, бывает пять, 13, а бывает и 50. Но не всегда финальное задание означает самоубийство».

Сейчас также стало известно о еще одном смертельном квесте»Беги или умри», суть которого заключается в том, чтобы как можно быстрее пробежать рядом с движущимся транспортом и заснять это на видео. Все происходящее очень напоминает сюжет американского фильма «Нерв», вышедшего в прошлом году на экраны. По сюжету, герои фильма также должны были выполнять разного рода задания на время и снимать их на видео, собирая ко всему прочему подписчиков и лайки.

Ну а чем завлекают такие группы подростков в Украине? По словам Кристины, ею двигал интерес: «Сначала с тобой связывается модератор, он узнает, что ты за человек, сколько тебе лет, с кем живешь, какие отношения в семье, встречаешься ли с кем-то и что привело в эту игру. Я выполнила всего шесть заданий, но потом играть перестала — надоело разгадывать загадки. Последняя моя игра была игрой-антисуицидом, это уже другие группы, там участники не умирают». И действительно в сети ВКонтакте по все тем же хэштегам можно увидеть чередующиеся посты людей, которые хотят попасть в игру, и людей, которые предупреждают об опасности, — себя они называют «дельфинами» или «анти-синими». Но как понять, что это не очередная ловушка?

За ответами на то и дело возникающие вопросы вокруг «групп смерти» мы обратились к психологу, кандидату психологический наук Вере Романовой.

Самое, на мой взгляд, странное в этом не только, что созданы группы, в которых подростков подталкивают к суициду столь необычным образом, но и тот факт, что именно модератор группы решает: умереть тому или иному подростку или нет. Когда я начала говорить с первыми родителями, которые были обеспокоены странным поведением детей (и те кто знал, что дети общаются в группах, и те, кто об этом не догадывался), у меня сложилось впечатление, что где-то в дебрях интернета «завелся» такой себе маленький «властелин Вселенной» который решил, что он может управлять человеческими судьбами на расстоянии. Когда столкнулась с родителями, у которых дети доигрались и они их упустили – мое сердце обливалось кровью. У некоторых из родителей это были единственные дети. И я, как мама, точно понимаю, что нет более тяжелой жизненной трагедии, чем родителям пережить своего ребенка. Это сложная жизненная ситуация, которая порой лишает жизнь всяких смыслов

Но тем не менее профессионально нужно было разобраться в том, что именно происходит в этих группах и как. Для этого я говорила с людьми, которые занимаются SMM-технологиями; IT-специалистами, которые знают, как разрабатывать специальные средства. Меня интересовали возможности использования трансовых техник, психологического программирования и куда более сложных технологий при разработке программ. О том же я говорила с кино-, телережиссерами и режиссерами монтажа. И, конечно же, с журналистами, которые сами стали играть в эти игры под контролем и с регулярным обсуждением.

Улицы большого виртуального города для наших детей

Интернет – большой город. Только виртуальный. И прежде чем отпустить своего ребенка «гулять» по улицам этого города, нам, родителям, нужно самим разобраться, как он устроен. Когда мы ведем ребенка на улицу, мы же говорим, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми, брать у них игрушки, конфеты и тем более никуда не ходить с ними, куда бы они ни звали. Вот с интернетом то же самое. Нужно объяснить, что с детьми всякие маньяки и сумасшедшие используют сладости, а с подростками — играют на желании быть особенным и сделать что-то необычное и азартное. Также необходимо объяснить, что есть разные виды озорства с обратимыми последствиями. Например, можно сильно поссориться с близким человеком, но потом помириться. Или даже можно не прийти домой ночевать, но потом вернуться. А есть эксперименты, которые имеют необратимые последствия. К числу таких экспериментов относятся эксперименты со здоровьем и жизнью. Некоторые переломы и отравления не лечатся, а мертвого человека невозможно вернуть к жизни. Некоторые подростки этого реально не понимают.

Как определить, кто попадает в группу риска

Всем нужно быть внимательными к проблемам и потребностям детей. Старайтесь их слышать, им нужно кому-то доверять, им важно, чтобы их поддерживали. Мысли о суициде или увлечение опасными играми могут свидетельствовать о том, что в ребенке накопилось много энергии, которая не находит подходящего выхода. Поэтому в группе риска дети, которых не обучили или не создали достаточно условий для самореализации, творчества, озорства.

Кроме того, суицидальным мыслям в большей мере подвержены дети, у которых отсутствует навык обращения за помощью. Для них сложно признаться, что у них что-то не вышло. Тем более, от них везде и много требуют – в школе заданий, дома оценок, в спортивной секции – результатов. Да, возможно, как минимум родители просто обязаны прекратить требовать, а начать прислушиваться к детям. Рассказывайте детям истории о том, как вам приходилось обращаться за помощью, о том, как это было среди ваших друзей. Чем больше историй – тем больше вариантов и моделей. В конце концов не только рассказывайте, но и показывайте это в семье. Дайте понять, что самостоятельность и автономия — это важные ценности, но не абсолютные.

Читайте так же:  Как называются мексиканские певцы с гитарами

Очень важно говорить с ребенком не только о его действиях, но о его переживаниях, о том, что он чувствует. К сожалению, у нас многие взрослые не умеют называть и определять свои чувства. Особенно это касается мальчиков и мужчин, которые с детства получают запрет на выражения чувств и эмоций. Важно объяснить, что это нормально — жить с таким переживаниям, как смятение, печаль, одиночество. Нужно дать понять, что все люди время от времени испытывают такие чувства и рассказать, что вы делали, когда попадали в такие ситуации. Помните, ребенку важно знать, что в центре внимания родителя его личность, его переживания, а оценки, социальные успехи, внешний вид, вкусы — второстепенны.

Что же делать делать родителям, которые обнаружили рассылки или начали замечать что-то неладное в поведении ребенка?

Проверить себя для начала. Давно ли вы с ребенком непринужденно разговаривали? Если давно, то стоит запланировать что-то совместное и озорное, приятное, вкусное. Можно рассказать о том, что вы как родитель беспокоитесь и готовы помочь, если возникнет такая необходимость. Пусть эта шумиха станет дополнительным поводом поговорить по душам и признаться в том, какое важное место сын или дочь занимает в вашем сердце.

Признаки, по которым можно определить что ваш ребенок попал в подобную игру:

Но сразу оговорюсь, наличие этих «симптомов» не обязательно может означать именно попадание ребенка в группы смерти. Возможно, с ним что-то не так по другим причинам, например, здоровье или влюбленность. Не делайте резких действий по отношению к вашему ребенку, особенно если он/она — подросток.

1. Беспричинное изменение поведения. Был спокойным — стал нервным. Или был агрессивным, задиристым, а стал «тормозным» или нарочито вежливым.

2. Нарушение сна: сонливость или бессонница. Поверхностный сон: ребенок вроде бы спал достаточно долго, но чувствует сонливость и усталость в момент пробуждения.

3. Общительный подросток становится вдруг замкнутым, использует в общении односложные ответы.

4. Пренебрежительное отношение к своей внешности. Касается особенно тех подростков, которые раньше не были в этом замечены: сын или дочь перестает умываться, чистить зубы, одевается неопрятно.

5. Депрессивные посты в соцсетях. Публикации на своей страничке мрачных образов или цитат, связанных со смертью.

6. Употребление спиртного и наркотиков теми, кто ранее не злоупотреблял ими.

7. Явная замедленность темпа речи, монотонность.

8. Действия, которые можно трактовать как прощание, завершение: непривычные разговоры о любви к родителям, попытки закончить проекты и дела, раздаривание любимых вещей друзьям.

Бить тревогу не стоит внезапно. Стоит научиться слушать и слышать ваших детей. Я собрала советы специалистов, которым сама доверяю о том, что можно сделать еще перед тем, как бить тревогу и как обнаружить нехорошие сигналы изменений. Страничка вашего ребенка в социальных сетях способна рассказать о нем многое. Обратите внимание на псевдоним, аватарку (главная фотография профиля), открытость или закрытость аккаунта, группы, в которых состоит подросток, а также на то, чем наполнена страница — видеозаписи, фотографии и друзья.

— Читайте также: Светлана Ройз: Секреты работы мозга в подростковом возрасте

Тревожные сигналы из соцсетей

1. Если профиль страницы закрыт даже от вас, постарайтесь аккуратно выяснить, по какой причине.

2. Закрывание лица руками либо одеждой на фотографиях, демонстрирование указательного пальца на таких снимках, загруженных в социальных сетях символизируют суицидальные мысли.

3. Если подросток размещает у себя на странице фразы, иллюстрации на тему самоунижения и нанесения себе травм и порезов, это плохой знак.

4. Опасными считаются такие символы, как медузы, кошки, бабочки, единороги, съемки с высоты, крыш и чердаков, а также изображение того, как киты плывут вверх. Обратите внимание, не упоминает ли он в общении с кем-либо фразу «море китов группа смерти».

5. Чрезмерное увлечение копированием на своей страничке строчек из некоторых стихотворений, например, С. Есенина и И. Бродского, посвященных смерти, а также цитат из мистических книг должно насторожить родителей

6. Группа подозрительных «друзей», появившихся за короткое время, свидетельствует о том, что подросток попал в опасную компанию.

7. Не стоит закрывать глаза и на участившиеся комментарии о смерти — как устные, так и к фотографиям в социальных сетях.

8. Сохранение на своей страничке в социальных сетях странной депрессивной музыки (особенно музыкальных направлений, пропагандирующих печаль и смерть) — один из ярких «симптомов» суицидальных наклонностей.

9. Следует проследить, размещает ли подросток у себя на страничке подобные изображения или эмодзи (рисунки китов), которые приводит в пример WоMи в этой статье.

Внешние признаки, изменений поведения вашего ребенка:

  • Необъяснимое желание похудеть, сильная критика в адрес полных людей.
  • Увлечение кофе, ранний утренний подъем (если за подростком такого раньше не наблюдалось).
  • Выбор черной мрачной одежды, возможно, с символами, ассоциирующимися со смертью.
  • Внезапное изменение внешности: выбривание висков, окрашивание волос в неестественные тона.
  • Появление на теле следов порезов, ожогов и иных признаков членовредительства (шрамы, ямы на теле, порезы, проколы).
  • Постоянная вовлеченность в виртуальный мир, увлеченная переписка в сети (часто с малознакомыми людьми).
  • Необычный сленг в переписке, которым ребенок раньше не пользовался.
  • Закрытие доступа к девайсам, установка дополнительных паролей на домашнем компьютере, использование браузеров, предоставляющих возможность анонимного просмотра страниц.
  • Пристрастие к мобильным приложениям с внутренними чатами.
  • Рисунки странного характера (перевернутые кресты, сатанинские звезды, масонские знаки).
  • Появление идеи установить в спальне зеркало напротив кровати.
  • Увлеченность мистическими фильмами и сценами жестокости и насилия.
  • Неожиданное желание сделать татуировку со странными символами.
  • Отказ от общения с родителями и маскировка своих проблем и переживаний.

Подростковый возраст — это период, когда требования к человеку уже очень высоки, как ко взрослому, но радости у него все еще детские. Взрослые люди совершают суицид потому, что дальше так жить невыносимо. Подростковый же суицид — это своеобразное убеждение в собственной избранности и желание достичь чего-то лучшего. На самом деле, подросток не хочет уходить из жизни, ему нужно раскаяние со стороны близких — не так себя вели, неправильно его понимали… Несовершеннолетний самоубийца просто не может осознать до конца, что не получит раскаяние и вторую попытку выстроить отношения с родителями.

ВАЖНО:

Если вы обнаружили у своего ребенка хотя бы несколько из вышеперечисленных признаков, если вы подозреваете, что он состоит в «группе смерти», не кричите и не требуйте от него «срочно прекратить». Любой конфликт может спровоцировать осуществление задуманного. Главное — незамедлительно обратитесь к специалисту с ребенком или же самостоятельно.

Все, что мы знаем о Death Stranding: сеттинг, механика и дата релиза

Концепция

Кодзима не раз повторял, что в основу игры легла идея одного из его любимых писателей, Кобо Абэ, который в повести «Веревка» описал первые два изобретения человечества — палку и веревку.

Палка помогла человеку защищать себя от угроз. Палка сделала из обезьяны человека. Но с другой стороны, веревка позволяет нам ловить и держать при себе вещи, важные для нас. В онлайновых играх нужно драться палкой, то же самое можно сказать о соцсетях.

От «палки» в своей игре Кодзима отказываться не собирается, однако он планирует предложить игрокам и «веревку» и дать им возможность использовать оба инструмента по своему усмотрению. «Веревка», очевидно, станет элементом, связующим игроков воедино. Речь о том, что многие геймеры по всей Земле будут работать вместе на общую цель.

Для самих игроков это означает, что время от времени они будут помогать друг другу — и работать это будет примерно как в Dark Souls. В огромном геймплейном трейлере Кодзима показал мост через пропасть, построенный другим игроком, — подобные объекты, судя по всему, будут «просачиваться» из мира одних геймеров в миры других.

Огромный фрагмент геймплея с Tokyo Game Show (на японском языке)

Сеттинг

Действие Death Stranding разворачивается на Земле, пережившей некий катаклизм — именно он, судя по всему, и называется Death Stranding. После него начались странные аномалии, в числе которых Timefall — дождь, ускоряющий время для всего, к чему прикоснется, а также таинственные создания, охотящиеся на немногих оставшихся людей.

Если враги поглощают живого человека, случается «войдаут», мощнейший взрыв, навеки оставляющий после себя кратер. Каким-то образом бороться с «войдаутами» помогает поедание тихоходок — насекомых, способных «умирать» на продолжительное время, чтобы потом «ожить» в благоприятных условиях.

Мир Death Stranding — это бывшие США, которые теперь называются Соединенные Города Америки. Главной задачей игроков как раз будет объединение этих поселений. Тема «объединения» людей — одна из главных в игре, Кодзима не раз повторял ее в интервью и трейлерах.

Еще о Death Stranding:

Персонажи

Герой, которого играет Норман Ридус, — Сэм Бриджес. Он курьер, работающий в компании Bridges. Он профессионал своего дела, а еще у него «хиральная аллергия» и DOOMS, что бы это ни значило. Именно Сэм отправляется в путешествие с целью «объединить расколотый мир».

Босс Сэма, Die-Hardman (его озвучивает Томми Эрл Дженкинс), дает ему советы по рации, героиня Леа Сейду помогает Сэму спастись от одного из невидимых созданий, на одежде персонажа Гильермо дель Торо, который сыграл таинственного персонажа по имени Deadman, видна эмблема Bridges — очевидно, они все на стороне Сэма.

Еще один персонаж, лояльный Сэму, — Мама. Она загадочным образом связана со своим ребенком, который находится по ту сторону, в мире, где обитают монстры (их называют BT, то есть beached things), появившиеся из-за катастрофы.

Детей же, которым «повезло» повиться на свет в мире реальном (их называют BB, то есть bridge baby), используют в качестве детекторов для обнаружения BT. Один из таких BB есть у Сэма, он носит ребенка в особой капсуле и по мере сил заботится о нем — например, убаюкивает, когда младенец начинает нервничать.

Противниками Сэма, помимо паранормальных созданий, будут Человек в золотой маске (Трой Бейкер) и, судя по всему, командир, которого играет Мадс Миккельсен.

Игровая механика

Кодзима утверждает, что Death Stranding — игра своего собственного жанра, но любители action-adventure в открытом мире будут в ней чувствовать себя в своей тарелке. Кодзима, впрочем, утверждает, что агрессивное прохождение — не единственное возможное. В трейлерах мы видели очень много ходьбы (ведь герой Ридуса — курьер) и стелс, когда он пытался прокрасться мимо таинственных противников. В этом ему помогает механическая рука, закрепленная на его костюме, и младенец, которого он таскает с собой.

Смерть в игре обретет новое значение. Игрокам не надо будет бояться смерти, она будет естественной частью игрового процесса.

По трейлерам можно сделать предположение, что, когда враги захватывают героя, происходит огромной мощности взрыв. После этого Сэм попадает в лимб, а по его возвращению в мир живых он обнаруживает, что кратер на месте его смерти остается.

Продвижение игры

Кодзима против современного тренда раскрывать все карты заранее. Он очень любит заигрывать с аудиторией, поэтому и оставляет очень много прозрачных полунамеков, рассчитывая, что игроки будут строить догадки и теории о всех элементах Death Stranding. Его план работает: теорий после каждого трейлера так много, что всех не счесть.

Дата релиза

Death Stranding выйдет 8 ноября на PS4. На жестком диске игра займет 55 гигабайт — совсем немного по нынешним меркам.

Киты возвращаются. Смертельные игры российских подростков

Радио Свобода провело расследование многочисленных сообщений об интернет-группах, склоняющих детей к самоубийству. Цель этого расследования – сохранить человеческие жизни и привлечь родителей и психологов к обсуждению этой проблемы.

Корреспондент Радио Свобода создал в социальной сети «ВКонтакте» аккаунт от лица 15-летней девочки и вступил в разговор с «куратором» игры «Синий кит». Вот стандартное начало беседы:

– Хочу в игру.

– Точно? Обратного пути нет.

– Да. А что значит, обратного пути нет?

– Ты не сможешь уйти из игры, если начнешь.

– Я готова.

– Ты знаешь правила?

– Расскажи.

– Выполняешь задания всерьез, об этом никто не должен знать. Ты когда выполняешь задания, ты мне кидаешь фото. И в окончании игры ты умираешь, оно тебе надо?

– А если все же захочу выйти?

– У меня есть вся информация о тебе, за тобой следить будут.

После этого виртуальная участница игры получает первое задание – выцарапать на руке символы F58. В дело идет фотошоп, но куратор почему-то перестает читать сообщения и второго задания так и не поступает.

В мае 2020 года общественность взбудоражила статья «Новой газеты» «Группы смерти», утверждавшая, что в сети ведется планомерная работа по доведению подростков до суицидов. В закрытых сообществах «ВКонтакте» кураторы раздавали детям некие задания, за выполнения которых те допускались до видео и фото с суицидальным контентом. На счет таинственных кураторов отнесли и смерть 16-летней жительницы Уссурийска Рины Паленковой (под таким именем она была зарегистрирована в соцсети), последний пост которой продолжает быть мемом среди подростков: «Ня. Пока», – написала она «ВКонтакте», прежде чем покончить жизнь самоубийством 22 ноября 2020 года.

Администрация сети тут же стала сотнями блокировать подозрительные группы и продолжает делать это до сих пор, а в ноябре подмосковная полиция арестовала предполагаемого организатора «групп смерти» 21-летнего Филиппа Будейкина, известного под псевдонимом Филипп Лис. По сообщениям СМИ, вместе с Будейкиным по делу проходило еще десять человек из разных регионов, у них были проведены обыски, а сами они были допрошены в качестве свидетелей, ни один из них, впрочем, не был задержан.

Читайте так же:  Как называется прибыль бюджета

Казалось бы, тема исчерпана, осталось ждать громкого процесса. Но в начале 2020 года о китах заговорили снова, причем не только в России, но и в Кыргызстане и Казахстане. В 4 утра 1 февраля бишкекский восьмиклассник выпрыгнул из окна и умер на месте от полученных ран. Столь ранний час для самоубийства заставил говорить о том, что суицид был связан с «Синим китом», ведь одно из названий игры – «Разбуди меня в 4:20», задания даются под утро, чтобы вывести подростка из психологического равновесия. 6 февраля 19-летняя жительница Караганды, также под утро, повесилась на ручке двери у себя дома. Снова предположили, что виноват в этом «синий кит». Впрочем, правоохранительные органы обеих стран через пару дней опровергли связь данных самоубийств с интернет-играми, не подтвердил этого в разговоре с Радио Свобода и дядя погибшей карагандинки Марат Айтказин.

?Правила игры за последний год несколько изменились. Если раньше нужно было вступать в закрытые группы, то сегодня достаточно опубликовать нужный хештег на своей странице: #синий кит, #тихий дом, #разбуди меня в 4:20, #я уже не жилец, #хочу в игру, #я в игре, #жду инструкций, #жду куратора. Точно так же внимание кураторов можно привлечь и в инстраграме, где подростки размещают изображения соответствующего содержания. Если зайти в сеть, можно найти тысячи и тысячи детей, призывающих кураторов (чаще всего тщетно). Многим кажется недостаточно хештегов, и они пытаются обратить на себя внимание стихами (пунктуация оригинала сохранена):

Я плыву, словно #синий кит
И виднеется берег вдали
Сердцем сломлен, душой разбит
Перестало стучать внутри

Тихо ветер несет облака
А в четыре утра – рассвет
Я махну все рукой – «пока!»
Растворюсь,словно был – и нет

В новый мир – красивым цветком
В новый путь – как маленький жук,
Что не знает людских забот
И лишен человеческих мук.

Администрация соцсети оперативно реагирует на подобные посты, авторов блокируют, но как только под подозрение попадает одно стихотворение, в сети тут же появляется другое, границ китовому творчеству нет.

Куратор не пришел

По правилам подросток должен выполнить 50 заданий, последнее из которых – суицид: «Я – твой личный кит. Который поможет тебе довести игру до конца. Она длится ровно пятьдесят дней. Последний день является концом игры. Если ты умрешь – выиграешь. Если нет, тогда тебе помогут. Ты готов?» – написал корреспонденту Радио Свобода другой куратор, предупредивший, что первое задание будет в 4.20, но сам до этой минуты не доживший – утром его страница оказалась заблокированной. Куратором может стать кто угодно, никаких специальных дипломов не выдается, можно даже предположить, что на той стороне игры – такие же подростки, что пишут так же безграмотно и пользуются тем же сленгом, что и основные игроки.

Более того, кураторов на всех желающих не хватает: сеть пестрит обиженными постами тех, кому куратор так и не написал, а одна из собеседниц Радио Свобода рассказала, что ничего не знала про игру, создала страницу «ВКонтакте» под ником Синий кит и стала получать десятки сообщений «хочу играть». Она не понимала, о чем идет речь, сообщения удаляла, пока ей не стали приходить угрозы, очевидно, от «антикитов» или, как они себя еще называют, «дельфинов». Испугавшись, девочка пожаловалась маме, страницу переименовали, за куратора ее больше не принимают.

Опрошенные Радио Свобода подростки жалуются на большое количество «лжекураторов», впрочем, никто не смог объяснить, чем настоящий куратор отличается от ложного, наверное, по меньшей мере, не просит у игроков денег: как рассказал 15-летний Стефан из Соликамска, он трижды натыкался на кураторов, которые вторым заданием просили прислать им 200 рублей на телефон или «киви-кошелек». Денег у молодого человека не было, и он прерывал игру.

Три дня заняли поиски куратора и у корреспондента Радио Свобода: сначала страницу блокировали за размещение китовых стихов, потом на ящик «ВКонтакте» обрушился поток писем от «дельфинов», присылавших свои стихотворения с уговорами не играть. Один из «кураторов» оказался студентом педагогического вуза в Симферополе, он, очевидно, также хотел отговорить подростка от опасного шага, но перестал отвечать на сообщения после первого выполненного задания (нарисовать кита на руке), в итоге пришлось искать кураторов самостоятельно через уже играющих подростков. Один из них играть отказался, узнав, что его собеседнице 15 лет: «Поговорим, когда тебе будет 17, – ответил он, а на вопрос «почему» написал: – С 13 до 15 тупые малолетки, у которых в голове ни … (ничего) нету» и прислал ссылку на казахстанский антикитовый ролик. Впрочем, после некоторых уговоров он поделился ссылкой на страницу другого куратора: «Он по такой части, как ты хочешь. А я с малолетками не дружу».

Большинство подростков, которые играют или хотели бы играть в «синего кита», написали, что кончать с собой они вовсе не собираются, им «стало интересно», другие решили «постебаться над кураторами», но некоторые воспринимают игру серьезно: «Ваша статья будет стоить мне жизни, потому что в конце этой игры человек умирает», – написала одна из девушек. «Вы хотите умереть?» – спросил ее корреспондент Радио Свобода. «Да», – ответила она (продолжить разговор не получилось, потому что страницу девушки заблокировали).

Впрочем, найти хоть кого-то, кто прошел эту игру до конца или хотя бы почти до конца, не удалось. Подростки, с которыми пообщалось Радио Свобода, рассказывают о «типовых» заданиях: нарисовать кита на листе бумаги или на руке, порезать вены, вырезать на предплечье кита или некие символы. Одни, очевидно, берут в руки бритву, чем пугают до полусмерти родителей и педагогов.

10 февраля уголовное дело завел красноярский СК – 13-летняя Юлия выполнила первое задание игры и вырезала что-то на своей руке, но одноклассники заметили это и пожаловались учителю; психолог колледжа в казахстанском Шахтинске «спасла» одну из воспитанниц, которая вовсю играла в «синего кита», начала получать угрозы от куратора и обратилась за помощью; о случаях обнаружения порезов на руках у детей сообщают многочисленные новостные сайты в России и Средней Азии; в Бишкеке в некоторых школах милиция даже провела рейды в поисках порезов на руках учеников и подозрительных сообщений в мессенджерах смартфонов. Впрочем, более продвинутые дети сообщили Радио Свобода, что нашли нужные фотографии в интернете или нарисовали царапины в фотошопе. Кураторов эти подделки не смутили.

Самое сложное, по словам подростков, – выйти из игры: кураторы начинают угрожать им, пугать, что если те не покончат с собой сами, «им помогут». «Одному моему другу написали: «Твоя мать завтра не дойдет до остановки», а у него она каждый день на автобусе на работу ездила», – рассказывает Иван из Волгограда, «Они как-то по IP узнают твой адрес и угрожают, что убьют твоих родителей», – пишет другой подросток. Тот же Иван попытался выйти из игры после второго задания, ему начали угрожать, он заблокировал куратора, но ему написали с другой страницы: «От нас не спрячешься». Он заблокировал и эту страницу, больше Ивану не писали.

Страх того, что кураторам известен домашний адрес игрока, вообще сильно распространен: как рассказывают подростки, в конце игры или просто при желании выйти игрокам отправляют некую ссылку «на какую-то программу», которая сообщает куратору IP-адрес игрока, а вместе с ним и точный домашний адрес – вплоть до номера квартиры. Впрочем, случаев того, что «Синий кит» выходил в офлайн, не зарегистрировано, а без связей в правоохранительных органах или в конкретной компании-провайдере выяснить домашний адрес абонента, зная его IP, невозможно.

Смертельная романтика

Тем временем китов обвиняют чуть ли не во всех новых самоубийствах, которых немало: Россия занимает одно из первых мест в мире по подростковым и детским суицидам, а в 2020 году, согласно данным Роспотребнадзора, даже вырвалась на первое место в Европе. В 2020 году с собой покончили 720 несовершеннолетних россиян. Поддержанию опасного имиджа «Синего кита» способствуют сами подростки: так, на странице «ВКонтакте» красноярского школьника, который выбросился из окна 2 февраля, можно найти сообщения вроде «Молодец, прошел игру» и «Господи, ты серьезно играл??». По словам одноклассников погибшего, на стене в его комнате нашли цифры «4:20». Полиция, впрочем, связи самоубийства с играми не подтвердила.

Пока нет ни одного случая суицида, по которому была бы доказана его связь с «Синим китом», что даже удивительно, если учесть количество желающих играть подростков. Даже дело Филиппа Будейкина, которому изначально приписывали 15 смертей, практически развалилось на стадии следствия: в деле остался только один эпизод, но доказательств немного и по нему. «Я так думаю, они просто поторопились, – говорит адвокат Будейкина Ростислав Губенко. – Была статья в газете, ажиотаж, надо было что-то делать, они человека арестовали, думали, у них будет на него материал, а ничего не оказалось». По словам адвоката, сейчас Будейкин проходит по делу один, дает показания, но не признает вину, да и вообще непонятно, будет ли он представлен как организатор «групп смерти» или соучастник преступления вместе с некими «неустановленными следствием лицами». 10 января суд продлил арест Будейкину до 15 мая, по словам адвоката, дело в суд должны передать весной.

Согласно официальной статистике МВД, интернет приводит к самоубийствам подростков лишь в 0,6 процента случаев (впрочем, ведомство не уточняет, виновны ли в этом китовые игры). Основная причина (30 процентов) – неразделенная любовь, за ней идут проблемы в семье и психические заболевания. Впрочем, по словам полицейских, «группы смерти» в соцсетях – «одна из главных проблем», на которую нужно обратить внимание. Опрошенные Радио Свобода психологи в целом согласны, что суицидальные группы и игры в соцсетях ничего хорошего не несут, но ни с одним смертельным или смертельно опасным случаем никто из них не сталкивался.

По словам психолога Александра Колмановского, за последний месяц к нему обратились родители двух девочек, игравших в «Синего кита», а также администрация одного из детских домов, в котором в игру включились сразу несколько воспитанниц. Колмановский уверен, что подобные игры крайне опасны, но его пациентки пока что были лишь на стадии первых заданий. Говорят об игре и подростки, которые обращаются за помощью на горячую линию проекта «Твоя территория­ онлайн». По словам Натальи Лебедевой, руководителя направления онлайн-консультаций, обращаются дети, которые либо сами играют в опасные игры, или переживают за играющих сверстников.

Наталья уверена, что игра может нести реальную опасность: «Когда ребенок вступает в игру, его не просят сразу совершить суицид, но задания носят такой характер, что они погружают детей в состояние беспомощности, создают фон некоторого мрака. И если мы говорим о детях, у которых уже есть какие-то проблемы, эти задания могут ухудшить их состояние, увеличивая суицидальный риск». Лебедева говорит, что из порядка 1400 консультаций, оказанных специалистами проекта в январе, около 20 процентов касались подростков, сообщавших о суицидальных мыслях.

А вот семейный психолог Марина Слинькова считает, что вряд ли игры в соцсетях сами по себе могут довести подростка до суицида: «Я не думаю, что единственное злое пятно в жизни ребенка – это интернет, – говорит она. – Если у него все в жизни хорошо, а он вдруг натолкнулся на эту группу, не думаю, что можно настолько захватить его внимание. Но если ему не с кем поговорить, когда такое тотальное одиночество, то ребенок, возможно, находит там какую-то поддержку, потому что единственные, кто его поддержали, не отмахнулись, – это вот именно те, кто занимается такими вещами. Бывают проблемы и с родителями, когда взаимопонимание может быть сильно нарушено, и тогда они могут уходить в интернет, но не только в такие странные группы, но и увлекаться играми, отвлекаться от реальности».

По словам Слиньковой, популярность игры объясняется обычной в этом возрасте романтизацией смерти (свойственной и другим молодежным субкультурам, к примеру, готам): «Подростки думают: «Вот как это – если я уйду из жизни, как они все будут без меня? Как это мир может быть без меня?» Это сложное переживание, когда ты встречаешься с этим красивым отношением [к смерти], что ты можешь разрешить всё одним махом, это такая власть над своей жизнью – что я вот это сейчас всё решу. Но чаще всего, когда начинаешь говорить с ними, получается, что они хотят разрешить некую ситуацию, но думают не о том, что кончится жизнь, а что закончится ситуация, и дальше все будет по-другому. Как по-другому, они не очень задумываются, не очень понимают, что такое смерть вообще», – говорит Марина Слинькова.

Синие киты тем временем взбудоражили не только интернет-общественность, но и власти как в России, так и в Центральной Азии: на тему высказались даже глава Чечни Рамзан Кадыров и глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров: «Вслед за этой программой появится другая, то есть это апробирование более страшного проекта. Нам нужно быть готовыми», – сказал Евкуров, отметив, что в Ингушетии пока нет ни одной жертвы игры. Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов для борьбы с подростковыми суицидами предложил хранить базы данных казахстанских пользователей соцсетей на территории государства (в России подобная мера действует с 2020 года), а депутат Государственной думы России Ирина Яровая планирует ввести уголовное наказание за склонение несовершеннолетних к самоубийству.