Как называется этот флаг водруженный в 1945

Федеральный закон от 7 мая 2007 г. N 68-ФЗ «О Знамени Победы»

Принят Государственной Думой 25 апреля 2007 года

Одобрен Советом Федерации 4 мая 2007 года

В целях увековечения народного подвига в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, в ознаменование заслуг воинов советских Вооруженных Сил перед Отечеством и в знак благодарности потомков победителям фашистских захватчиков настоящим Федеральным законом устанавливаются статус Знамени Победы, правовые основы его хранения и использования.

Статья 1

1. Знаменем Победы является штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии, водруженный 1 мая 1945 года на здании рейхстага в городе Берлине.

2. Знамя Победы является официальным символом победы советского народа и его Вооруженных Сил над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, государственной реликвией России.

3. Знамя Победы находится на вечном хранении в условиях, обеспечивающих его сохранность и доступность для обозрения.

4. Место и порядок хранения Знамени Победы, порядок его транспортировки определяются Президентом Российской Федерации.

5. Хранение Знамени Победы осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Статья 2

1. Во время торжественных мероприятий, посвященных Дню Победы, проводимых федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, общественными объединениями, возложения венков к Могиле Неизвестного Солдата в городе Москве и другим памятникам Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в День Победы и другие дни, связанные с событиями Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, а также для выставления на обозрение вместо Знамени Победы в случае, если оно убрано с обозрения для проведения реставрационных работ, могут использоваться копии Знамени Победы.

2. В День Победы копии Знамени Победы могут вывешиваться на зданиях (либо подниматься на мачтах, флагштоках) наряду с Государственным флагом Российской Федерации.

3. Вид копий Знамени Победы должен соответствовать виду Знамени Победы.

4. Одновременный подъем (размещение) Государственного флага Российской Федерации и копии Знамени Победы осуществляется в том же порядке, что и одновременный подъем (размещение) Государственного флага Российской Федерации и флага субъекта Российской Федерации, муниципального образования, организации, общественного объединения.

70 лет назад советские воины подняли Знамя Победы над Рейхстагом

Поднятие Знамени Победы над Рейхстагом стало для советских солдат знаковым событием тяжелейшей Берлинской наступательной операции, предвещавшим скорый конец Великой Отечественной войны. В конце апреля 1945 года силы Красной Армии подошли к хорошо укреплённому району, а сам штурм Рейхстага начался 28 числа.

29 апреля советские солдаты взяли так называемый дом Гиммлера, от которого до Рейхстага оставалось всего несколько сотен метров. Перед финальным штурмом командир 150-й дивизии Василий Шатилов вручил знамя, которому было суждено стать Знаменем Победы, Илье Сьянову — командиру штурмовой роты №1. Об этом РИА Новости рассказал сын Ильи Сьянова Александр.

«30-го утром они пошли на штурм Рейхстага из подвала дома Гиммлера. От дома Гиммлера до Рейхстага было ровно 360 метров. Но эту площадь отчаянно обороняли: её самолеты бомбили, обстреливали, и пулеметы, автоматы, и гранаты были. Отец говорил, что эти 360 метров была пляска смерти», — вспоминает сын героя.

Всего было изготовлено девять знамён, по количеству дивизий в третьей ударной армии Первого Белорусского фронта, одно из которых должно было быть установлено на Рейхстаг.

Вопреки расхожей версии, Знамя Победы взвилось над Рейхстагом не в 14:25. Однако группа военной разведки лейтенанта Семёна Сорокина примерно в это время установила самодельное знамя над входом в здание.

Знаменем Победы в итоге, согласно федеральному закону «О Знамени Победы», стал «штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии, водружённый 1 мая 1945 года на здании Рейхстага в городе Берлине».

Бойцы первой штурмовой роты — Михаил Егоров, Мелитон Кантария, Алексей Берест и Илья Сьянов — попали на крышу здания уже ближе к ночи в результате ожесточённых боёв внутри самого Рейхстага. Берест и Сьянов закрепили знамя своими брючными ремнями, вспоминает сын командира. Ценой этого последнего боя роты Сьянова стали жизни 84 человек, сообщает РИА Новости.

В июне 1945 года главный символ Победы был доставлен в Москву, а 22 июня поступил на хранение в музей. Это обычный штурмовой флаг, на котором изначально было только изображение серпа и молота. Согласно указу президента РФ от 15 апреля 1996 года, Знамя Победы, водружённое над Рейхстагом в мае 1945 года, наряду с Государственным флагом РФ, выносится в День Победы, при возложении венков к могиле Неизвестного солдата, проведении торжественных заседаний, парадов войск и шествий ветеранов Великой Отечественной войны на Красной площади в Москве.

Фото (С) пресс-служба президента РФ

Как называется этот флаг водруженный в 1945

Официально все учебники по истории Отечества России ХХ века рассказывают о том, что первыми Знамя Победы над Рейхстагом водрузили Михаил Егоров и Мелитон Кантария. Русский и грузин. Произошло это около 3.00 часов 1 мая 1945 года.

Вот только сам Мелитон Кантария спустя 46 лет, отвечая на вопрос журналиста газеты «Ветеран» (1991 год, № 6 (214), рассказал совсем другую историю.

То есть уже 30 апреля знамя над Рейхстагом развевалось. А значит, первое знамя водрузили все же не Егоров и Кантария.

Помимо воспоминаний Кантарии, есть и другие подтверждения этого факта. Разберемся в самых обоснованных.

Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации на запрос о том, кто же первым водрузил знамя над Рейхстагом, прислал ответ (19 июня 2005 года, № 247443):

«. в каждой из армий, наступающих на Берлин, готовилось по одному красному знамени для водружения над зданием Рейхстага. В 3-й ударной армии 22 апреля 1945 года было подготовлено 9 таких знамен (по числу входящих в нее дивизий). Красные знамена, флаги и флажки имелись во всех штурмовых группах, которые шли в бой с главной задачей — прорваться в Рейхстаг и установить их на здании. Всего над Рейхстагом было поднято около 40 флагов. В связи с этим, и по ряду других причин, вопрос о том, кто первым совершил этот подвиг, до сих пор остается дискуссионным».

Значит, даже в Минобороны не утверждают, что Егоров и Кантария были первыми, и не исключают, что первым мог быть кто-то другой.

В мае 1945 года было подписано порядка 30 наградных листов на представление к званию Героя Советского Союза именно за водружение над Рейхстагом Знамени Победы. В том числе и на солдат разведгруппы лейтенанта Семена Сорокина, в которую входили старший сержант В. Н. Провоторов (парторг взвода), старший сержант И. Н. Лысенко, рядовые Г. П. Булатов, С. Г. Орешко, П. Д. Брюховецкий, М. А. Пачковский, М. С. Габидуллин, Н. Санкин и П. Долгих.

В таком документе, как «Наградной лист», имеется графа «Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуги».

В наградном листе рядового Григория Петровича Булатова так описан его подвиг:

Документ напечатан на машинке в мае 1945 года и подписан командиром 674-го стрелкового полка подполковником Еходановым.

Этот документ хранится в музее города Слободского — родины Григория Булатова.

30 апреля 1945 года по всесоюзному радио сообщили, что в 14 часов 25 минут над Рейхстагом было водружено Знамя Победы.

Уже позже это сообщение назовут «не соответствующим действительности», и в историю оно не войдет.

Все мы видели кадры кинохроники, на которых кинооператор Роман Кармен запечатлел, как несколько красноармейцев вбегают в Рейхстаг. В руках одного — знамя. Они забираются наверх и закрепляют флаг. Каждый год 9 мая эти кадры показывают все каналы страны. И говорят о подвиге солдат Красной Армии, называя фамилии Егорова и Кантарии. Но на кадрах кинохроники запечатлены другие люди! Знамя несет красноармеец Григорий Булатов, а рядом с ним лейтенант Семен Сорокин.

Важно, что этот момент был снят постановочно лишь 2 мая. Сам Роман Кармен в телепрограмме от 3 мая 1945 года рассказывает о том, что именно эти люди первыми водрузили знамя:

«. лейтенант Сорокин вместе с рядовым Григорием Булатовым 30 апреля под ураганным огнем немцев взобрались на крышу Рейхстага и водрузили знамя».

Итак, среди героев съемки Кармена были участники реальных водружений знамен в разных местах Рейхстага: Григорий Булатов, Семен Сорокин, Рахимжан Кошкарбаев, Степан Неустроев (командир группы, в которую входили Егоров и Кантария). Но если первые двое были из одной штурмовой группы, то вторые — из другой. Как такое могло получиться? Ведь не могли люди из разных групп одновременно подняться на купол? Дело в том, что Кармен прибыл к Рейхстагу для съемок 2 мая и спросил: «Кто был первым?». Все указали на молоденького Гришу Булатова. Кармен позвал Булатова для съемок, а вместе с ним пошел его командир Сорокин и еще несколько человек из другой группы.

Кстати, видео, на котором знамя бы водружали Егоров и Кантария, нет вовсе. После войны Берлин был поделен, и часть, где находился Рейхстаг, стала оккупационной зоной Великобритании. Поэтому сделать постановочные кадры после войны уже не смогли. Позже из кинохроники Кармена вырезали все неудобные кадры с портретами Булатова и Сорокина. Момент, как человек устанавливает флаг в флагшток, длится всего секунду. Но и за эту секунду можно разглядеть: в кадре Булатов.

Все фотографии водружения знамени тоже постановочные. Они были сделаны 2 мая и позже. Но на знаменитом фото, сделанном А. Капустянским 2 мая 1945 года, которое называется «Знаменосцы у стен Рейхстага», запечатлены не Егоров и Кантария, а солдаты разведгруппы лейтенанта Семена Сорокина. На первом плане молодой Григорий Булатов, рядом с ним Семен Сорокин. Кстати, именно это фото Жуков разместил на обложке книги своих воспоминаний «Рейхстаг взят!». Книга была издана в 1969 году. Во всех последующих изданиях воспоминаний это фото больше не использовалось.

А также именно солдаты группы Сорокина запечатлены на фотографии «Салют Победе на фронтоне Рейхстага», которое было сделано 3 мая Иваном Шагиным.

Есть опубликованные воспоминания Семена Сорокина и Виктора Провоторова о том, что именно 30 апреля на Рейхстаг было водружено первое красное знамя. И нес это знамя Григорий Булатов. Фонограмма с интервью Семена Сорокина хранится в музее МАИ.

Сорокин рассказывает, что когда их разведгруппа водрузила знамя, он доложил об этом командирам, и налетели журналисты:

«Фотограф Рюмкин и кинооператор Кармен прибыли к нам 2 мая и спросили: кто водружал? Пойдемте сниматься. И Егоров с Кантарией не пошли, они сразу сказали — не мы первые».

Солдат Красной Армии оставляет автограф на колонне Рейхстага

Пушка ИС-2, направленная на Рейхстаг

Внутри Рейхстаг был расписан взявшими его солдатами

Рейхстаг с борта самолета

Брошенная немецкая техника

Над Рейхстагом было водружено не одно знамя

И вот, когда пыл от стремительного штурма Рейхстага поутих, на стол Жукову легло почти 30 наградных листов на присвоение звания Героя Советского Союза за водружения знамени. Почему так много? Всего 30 апреля и в ночь 1 мая в течение штурма на крыше Рейхстага побывало четыре знаменных группы, было закреплено четыре знамени: первыми стали разведчики Сорокина, последними, уже поздней ночью, бойцы, в числе которых Егоров и Кантария.

Но Жуков принимает решение — отложить назначение звания всем! Почему? Сегодня можно только догадываться, например, о том, что великий маршал знал, как пишется советская история: в ней главное идеология, а не факты.

А эта история писалась так (об этом сам Булатов рассказывал своему другу детства Виктору Шуклину): в середине мая маршал Жуков вместе с участниками берлинской операции, теми, кто первыми штурмовал Рейхстаг, прибыли в Кремль. Была официальная часть. Был и разговор один на один. Булатов вспоминал, что Сталин пожал ему руку, поздравил. Он был в хорошем расположении духа. А затем спокойно объяснил, что Героя дадут только через 20 лет.

Молодой Гришка, которому было тогда всего 19 лет, не мог возразить Верховному главнокомандующему.

В тот же вечер из Кремля Булатова отвезли на дачу Берии. Здесь была разыграна грязная сцена: к пареньку подослали официантку, а она обвинила Гришку в изнасиловании. Парень тут же оказался в камере уголовников. Все. История написана. Осталось несколько штрихов: выбрать из 30 человек, реально участвовавших в штурме Рейхстага, наиболее идейно выдержанных и передать им сохранившееся после водружения знамя. К первой годовщине Победы эту задачу разрешили: 8 мая 1946 года звания Героев Советского Союза за водружение Знамени над Рейхстагом получили пять человек: Неустроев, Самсонов, Давыдов, Егоров и Кантария. С этого момента они официально считаются теми, кто водрузил стяг.

Булатов вернулся в Слободской в 1949 году. Уголовник, кто ему поверит? Да он и не пытался. Конечно, о том, что он брал Берлин, — знали, что штурмовал Рейхстаг — знали. На городских собраниях его всегда благодарили за службу и подвиги на фронте. Но Булатов 20 лет молчал, как и обещал, что это он водрузил Знамя Победы. Ждал. Надеялся. Но за это время история страны уже была написана, ее изучали в школе: солдаты группы Неустроева издали свои воспоминания, а других не было. Архивные записи подчистили. Ту самую видеозапись водружения знамени, снятую Карменом, показывали каждый год к очередной годовщине Победы. Булатов смотрел ее: вот солдаты его группы вбегают в здание, вот видно его спину — он несет флаг. Крупным планом руки — его руки — которые закрепляют знамя. А закадровый голос нагло врет: группа капитана Неустроева, Егоров и Кантария. Попробуй это вытерпи. И он начал пить.

Но в 60-е годы то тут, то там начали печататься воспоминания солдат группы Сорокина. Так, 30 апреля 1961 года в «Комсомольской правде» (№ 102) напечатали рассказ о взятии Рейхстага. Здесь приведены воспоминания участников боя 30 апреля 1945 года, есть слова Рахимжана Кошкарбаева: «Майор Давыдов вручил мне красный флаг. Меня должна была сопровождать группа разведчиков. Огляделся, рядом со мной Григорий Булатов. ».

Именно в 60-х спустя столько лет разведчики Сорокина нашли друг друга, списались, объединились. И стали пытаться доказать правду. Они писали в ЦК, писали Брежневу.

Читайте так же:  Как называется группа 13

Настал 1965 год. 20 лет минуло. Но забвение не закончилось. Никто не собирался переписывать историю и признаваться, что столько лет людям врали. И Григория под натиском сослуживцев, которые настаивали, что пришло время рассказывать правду, прорвало: он отдал писателю Ардышеву три тетради — общие школьные тетради — со своими записями. В этих тетрадях была его переписка с Жуковым, с Карменом. Была в этой тетради и фотография Жукова с его подписью: «На память герою Рейхстага». Булатов идет в горком КПСС доказывать эту самую правду. В это время к нему навечно приклеивается прозвище «Гришка-Рейхстаг».

30 апреля 1945 года. Знамя Победы над Рейхстагом

Интенсивная подготовка к штурму Рейхстага началась 29 апреля. Логово нацистов, помимо прочего, являлось ещё и одним из центральных опорных пунктов в системе обороны Берлина. Здание Рейхстага с трёх сторон было окружено рекой Шпрее, ширина которой составляла 25 метров. Все подходы к зданию беспрепятственно простреливались всеми видами оружия, что идеально для ведения круговой обороны. Гарнизон Рейхстага насчитывал от 1 до 3 тыс. солдат и офицеров, среди которых были вооружённые до зубов эсэсовцы, солдаты фольксштурма, лётчики, артиллеристы и курсанты. Немцы основательно подготовились к штурму: все окна были заделаны и превращены в узкие амбразуры. Здание было опоясано несколькими рядами траншей, соединённых с подвалами. Одним словом, оборона Рейхстага была очень серьёзной, он представлял собой настоящую крепость.

Задача захвата Рейхстага возлагалась на части 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. Корпус усилили артиллерией, САУ и танками. 29 апреля подразделения 525-го стрелкового полка форсировали Шпрее. Утром того же дня с интенсивной артподготовки начались бои за так называемый дом Гиммлера. К 4 час 30 мин. 30 апреля яростное сопротивление гитлеровцев было сломлено, здание министерства было полностью очищено от врага. Путь на Рейхстаг был свободен.

Поскольку взятие Рейхстага имело исключительное политическое, военное и историческое значение, военный совет 3-й ударной армии передал всем стрелковым дивизиям армии красные знамёна. Поскольку в штурме принимало множество подразделений, каждое из которых имело собственное Красное Знамя, споры о том, кто же первым водрузил его на здание Рейхстага, не утихают до сих пор.

Первая попытка взять фашистское логово с ходу успехом не увенчалась. Для проведения штурма к Рейхстагу были подтянуты артиллерия (в том числе и реактивная), танки и САУ. Артподготовка штурма началась в 13.00. Артиллерийский огонь прямой наводкой вели более сотни орудий. После проведения артподготовки началась первая волна штурма, однако наступление забуксовало – немцы ответили шквальным огнём. Однако, по свидетельствам командира 150-й стр. дивизии В. М. Шатилова, первый красный флаг появился на одной из колонн Рейхстага около 14.30.

В 18.00 – начался второй штурм. В атаку пошли бойцы батальонов С. А. Неустроева В. И. Давыдова и К. Я. Самсонова. И вот, то тут, то там на изрешечённом осколками снарядов здании Рейхстага начали появляться импровизированные красные флажки.

Однако гитлеровцы продолжали контролировать верхние этажи здания, в слепой безнадёжной ярости поливая наступающих бойцов шквальным огнём. Замурованный центральный вход в здание также не стал для воодушевлённых советских солдат серьёзным препятствием. По некоторым свидетельствам, кирпичная кладка, закрывавшая вход, была проломлена тараном в виде обычного бревна. Так или иначе, советские бойцы ворвались в здание, начались схватки за каждое помещение. Несмотря на звериное сопротивление нацистов, советские бойцы быстро овладели первым этажом здания. Часть немцев была загнана в подвальные помещения, многие успели бежать на верхние этажи.

Штурм здания осложняло и то, что оно пылало. Горело всё – помимо гранат, широко применявшихся с обеих сторон, штурмующие начали применять огнеметы. Постепенно сопротивление немцев сошло на нет, и советским бойцам удалось прорваться на крышу.

Штурмовое знамя № 5 Военного совета 3-й ударной армии было поручено водрузить разведчикам М. А. Егорову и М. В. Кантария. При поддержке группы бойцов, возглавляемых лейтенантом А. Б. Берестом, и роты И. Я. Сьянова Егоров и Кантария достигли крыши здания. Ровно в 21 час 50 минут 30 апреля 1945г над Рейхстагом было водружено Знамя Победы. За героизм и умелое руководство боем В. И. Давыдов, С. А. Неустроев, К. Я. Самсонов, М. А. Егоров и М. В. Кантария получили звёзды Героев Советского Союза.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Кто же первым водрузил Знамя Победы над Рейхстагом?

Правдивая война Гази Загитова

Никто не забыт, ничто не забыто. Как часто мы повторяем эти слова, не задумываясь об их глубинном смысле. Они сегодня превратились в некий штамп. К сожалению, в действительности многие настоящие герои Великой Отечественной если и не забыты совсем, то до сих пор остаются в тени. Один из таких героев — татарский воин Газетдин Загитов, о котором рассказывает на сайте «БИЗНЕС Online» писатель и публицист Ягсуф Шафиков.

Общий вид поверженного Рейхстага

«ОНИ В АТАКУ НЕ ХОДИЛИ, РЕЙХСТАГ НЕ БРАЛИ. »

Во всех учебниках, справочниках и энциклопедиях, изданных до 80-х годов прошлого века, пишется, что 30 апреля 1945 года над развалинами гитлеровской цитадели Рейхстага развевалось пробитое пулями и пропахшее пороховым дымом Знамя Победы, водруженное сержантом Михаилом Егоровым и младшим сержантом Мелитоном Кантария. Сейчас, когда опубликованы воспоминания непосредственных участников этих событий, документы и приказы из военных архивов, можно с уверенностью утверждать: да, Егоров и Кантария действительно установили Знамя на крыше Рейхстага. Но не они были первыми.

Мне одним из первых рассказал эту историю в начале 80-х годов в городе Краснодаре знаменитый командир первого батальона прославленного 756-го полка Степан Неустроев. Я в то время работал собкором в «Татар-информе». Неустроев, еще будучи в звании капитана, командовал батальоном, который взял Рейхстаг. Был первым комендантом Советской армии в рейхстаге. В последние годы до смерти герой войны жил в микрорайоне «Юбилейный» города Краснодара. Он мне рассказывал: «Мною была сделана ошибка, что я допустил идти на крышу с Берестом Михаила Егорова и Мелитона Кантарии. Они в атаку не ходили, Рейхстаг не брали, а вся слава батальона досталась им. »

Необходимо отметить, что и сами Егоров и Кантария в своих воспоминаниях, вышедших в печати в 1975 году, признали, что они вовсе не находились в первых рядах штурмующих Рейхстаг, в здание вошли после его захвата, когда над гитлеровской цитаделью развевалось знамя. Напрашивается вопрос: «Если не Михаил Егоров и Мелитон Кантария, кто же был первым?»

Начало недоразумениям положило донесение командира 150-й стрелковой дивизии полковника Василия Шатилова о том, что его войска 30 апреля 1945 года овладели Рейхстагом и в 14:25 водрузили на южной его части Красное Знамя. Как выяснилось позже, доклад этот оказался несколько преждевременным. Часть бойцов дивизии действительно ворвалась в здание Рейхстага, кто-то даже флагом взмахнул из окна. Но немцы их вскоре выбили. Между тем донесение уже ушло «наверх». На основании этого сообщения командующий 1-м Белорусским фронтом Георгий Жуков издал приказ по фронту и доложил лично Иосифу Сталину. Это сообщение попало и в сводки Совинформбюро. Долгожданная новость, переданная по радио вечером 30 апреля 1945 года, облетела весь мир. А вокруг Рейхстага все еще продолжались ожесточенные бои, и никакого знамени над его крышей еще не было. Поздним вечером 30 апреля в Рейхстаг с разных сторон проникло несколько штурмовых групп. Части бойцов удалось пробиться на крышу, и только ночью над Рейхстагом заплескались красные флаги и знамена.

ЗАГИТОВ И МИНИН БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Обратимся к журналу боевых действий 136-й артиллерийской бригады. 1 мая 1945 года в нем записано, что в ночь на 1.05.1945 группа разведчиков бригады во главе со старшим сержантом Гази Загитовым первой водрузила Красное Знамя над Берлином. Тогда же, 1 мая 1945 года, было составлено представление на Газетдина Казыйхановича Загитова к званию Героя Советского Союза. Здесь в графе «Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» говорится буквально следующее:

М.П. Минин, 1 мая 1945 года

«При подходе наших войск к центру Берлина — Рейхстагу — товарищ Загитов по личной инициативе изъявил желание принять участие в его штурме и первым водрузить на Рейхстаге Знамя Победы. 26 апреля 1945 года совместно с сержантом Мининым, старшим сержантом Бобровым, старшим сержантом Лисименко Загитов направился на выполнение боевого задания. Следуя впереди наступающей пехоты, Загитов разведал пути подхода к Рейхстагу и тем самым помог продвижению нашей пехоты.

М.П. Минин, 2010 год

28 апреля разведчики зашли в тыл к немцам и наскочили на немецкого часового; действуя смело и решительно, они застрелили часового и ворвались в подвал, где захватили в плен 25 немецких солдат. 29 апреля Загитов и его товарищи пробрались в расположение гитлеровцев и ориентировали огонь нашей артиллерии по Рейхстагу. Дом, в котором они находились, был окружен гитлеровцами, но герои не сдавались. Действуя автоматами и гранатами, они истребили в этом бою 40 фашистов и продержали дом до подхода нашей пехоты.

30 апреля Загитов вместе со своими товарищами разведал необозначенный канал, проходивший в 100 метрах от Рейхстага, была также обнаружена проходящая через канал переправа. О результатах разведки они немедленно доложили по радио командиру 79-го корпуса. 30 апреля во время штурма Загитов первым ворвался в Рейхстаг, но в это время получил сквозное ранение в грудь (при ранении пробит партбилет). Раненый старший сержант Загитов и сержант Минин забрались на башню Рейхстага и установили первое победное знамя.

За свою храбрость, мужество и геройство, проявленные во время штурма Рейхстага, товарищ Загитов достоин присвоения звания Героя Советского Союза.

Село Янагуш. Заведующий сельским музеем Галимзян Бикбулатов и автор публикации Ягсуф Шафиков (слева) у могилы Г.К. Загитова

Командир РАД 136 АПАРКВ майор Максимов. 1 мая 1945 года, г. Берлин».

«ВОТКНУЛИ ЗНАМЯ В КОРОНУ КАКОЙ-ТО ГОЛОЙ БАБЕ»

Здесь требуется одно уточнение. Загитов был ранен в грудь (сквозное пулевое ранение, пуля прошла всего в одном сантиметре от сердца) не тогда, когда он первым ворвался в Рейхстаг, а уже после того, как было установлено Знамя Победы на крыше Рейхстага. Примерно в полночь Газетдин вновь поднялся на крышу, чтобы проверить, на месте ли Знамя. И тут в темноте его задела шальная пуля. Об этом мне подробно рассказывал непосредственный участник этой группы Михаил Минин из Пскова.

Далее он, сержант войны Минин, повествовал следующее: «30 апреля 1945 года в 21 час 30 минут по берлинскому времени началась артиллерийская подготовка. Минут за пять до окончания артподготовки Г. Загитов, А. Бобров, А. Лисименко и я выпрыгнули из углового оконного проема и сразу устремились к каналу. Газетдин Загитов прекрасно ориентировался на местности в любое время суток. Он безошибочно привел нас к заранее разведанному месту переправы. Когда огонь артиллерии минометов перенесли в глубину Тиргартена (парк вокруг Рейхстага), в 22 часа 00 минут в воздух взметнулась серия зеленых ракет — сигнал начала штурма. К этому времени мы вчетвером уже были на другом берегу канала. Перебегаем по толстой трубе цепочкой друг за другом. Не ожидая подхода основных сил, мы сразу же бросились в направлении парадного входа. Весь этот маршрут Газетдин Загитов еще днем хорошо просмотрел в бинокль с третьего этажа. Бежали стремительно. Справа и слева заговорили уцелевшие огневые точки врага. Однако огонь противника был малоэффективным, так как нас хорошо защищали складированный строительный материал, штабеля кирпича, отвалы земли. Когда приблизились к Рейхстагу, на ходу открыли автоматный огонь по главному входу и, не задерживаясь ни на секунду, сразу же стали подниматься по широкой гранитной лестнице. Единственная массивная двухстворчатая дверь оказалась запертой. Справа и слева от нее дверные проемы были замурованы кирпичом. Возле нас вскоре скопилось до взвода солдат. Пытались подналечь плечом, бить ногами и прикладами, но дверь не поддавалась. У входа образовалась небольшая заминка, во время которой мы с Бобровым успели прикрепить к стене то Красное Знамя, которое вручил нам полковник Писарев. Это было 30 апреля в 22 часа 10 минут. Со взломом двери нельзя было медлить, ибо могли упустить фактор внезапности. Газетдин Загитов предложил принести бревно, которое валялось внизу недалеко от ступенек. Вместе с Лисименко они бегом спустились вниз и вдвоем принесли бревно. После нескольких таранных ударов дверь распахнулась. Во внутрь здания сплошным потоком хлынули советские воины. Впереди всех был Газетдин Загитов, который вместе с бревном так и влетел в вестибюль Рейхстага, когда распахнулась дверь. Вот здесь-то Газетдин Загитов громко произнес команду, ставшую исторической: «Не толпитесь! Заходите по одному!» Воспользовавшись растерянностью врага и успехом, которого добились атакующие в первые минуты боя, командир группы капитан В. Маков дает команду нашей группе, т. е. Загитову, мне, Боброву и Лисименко, пробиться на крышу Рейхстага. Вся наша четверка устремляется наверх. Впереди бежал Газетдин Загитов. Все коридоры, которые выходили на лестницу, мы забрасывали гранатами и «прочесывали» автоматными очередями. После того как «прочесали» чердак и бросили в темноту несколько гранат, Загитов посветил фонариком и сразу обнаружил грузовую лебедку, две массивные пластинчатые цепи которой уходили вверх. Звенья гигантской цепи были такой величины, что в них свободно входила ступня ноги. Один за другим лезем по цепи наверх. Как всегда, впереди Газетдин Загитов, а за ним я со знаменем. Метра через 4 наткнулись на слуховое окно, через которое и выбрались на крышу. Вдруг на фоне огненного зарева разорвавшегося на крыше снаряда Лисименко заметил наш дневной ориентир — «Богиню Победы», как тогда мы называли скульптурную группу. Несмотря на артиллерийский обстрел, решили водрузить знамя именно наверху скульптуры. Здесь же, на крыше, в темноте я написал авторучкой на полотне знамени свое имя и имена Загитова, Боброва и Лисименко, водрузивших первое Красное Знамя Победы на крыше Рейхстага 30 апреля 1945 года в 22 часа 00 минут — 22 часа 40 минут. Чтобы привязать знамя к металлическому древку, Загитов разорвал свой носовой платок на тесемки».

Читайте так же:  Как называется мост в нью йорке

Вот что мне, автору этой публикации, далее рассказал участник тех событий Михаил Петрович Минин, живший в городе Пскове.

Этот рассказ непосредственного участника тех боевых событий не оставляет никаких сомнений в том, что так в действительности обстояло дело. В своем рассказе Михаил Петрович привел и такую забавную деталь. Воины доложили о выполнении задания своему командиру капитану Макову, а тот тут же сообщил об этом по рации командиру корпуса генерал-майору С. Н. Переверткину: «При докладе от избытка чувств капитан Маков кричал в трубку, не стесняясь в выборе слов: «Товарищ генерал, мои парни первыми водрузили Знамя Победы наверху Рейхстага в корону какой-то голой бабе!»

Именно в этот момент Газетдин Загитов вновь поднялся на крышу и получил серьезное ранение. Пуля пробила его партийный билет и колодку медали «За отвагу». Но Загитов не покинул поле боя и до конца оставался с товарищами.

ПОЧЕМУ ЗАГИТОВ И ЕГО ТОВАРИЩИ НЕ ПОЛУЧИЛИ ЗВАНИЯ ГЕРОЯ

Далее Михаил Петрович Минин мне рассказал следующее: «Несколько часов спустя (Рейхстаг к этому времени был фактически полностью взят, только в подвале оставались группы отчаянно сопротивлявшихся немцев) мимо нас по лестнице, которую мы охраняли, проследовали очень высокий лейтенант А. П. Берест, одетый в короткую кожаную куртку, за ним знаменосцы Михаил Егоров и Мелитон Кантария, а следом два сопровождавших их автоматчика. Дальнейшие их действия мне неизвестны, но достоверно знаю, что до пяти часов утра (по московскому времени, а по местному — до трех ночи) 1 мая 1945 года Михаила Егорова и Мелитона Кантарии не было на крыше в районе скульптурной группы и на той лестнице, которую мы контролировали. »

Официальный ответ Института военной истории министерства обороны Российской Федерации.
(Чтобы увеличить картинку, нажмите на нее)

Как видно из архивных документов, 1 мая 1945 года командование 136-й артиллерийской бригады подготовило наградные документы на звание Героя Советского Союза на всех пятерых участников штурма Рейхстага. Документ, составленный на Газетдина Загитова, уже цитировался выше. После этого 2, 3 и 6 мая 1945 года командир 79-го стрелкового корпуса, командующий артиллерией 3-й ударной армии и далее по цепочке все вышестоящие начальники письменно подтвердили это ходатайство. Однако ни Газетдин Загитов, ни его боевые товарищи так и не получили звания Героя, их подвиг отметили лишь орденами Красного Знамени. Между тем наградные документы на них сохранились в архиве министерства обороны (фонд 136, опись 212465).

Четверка воинов, первыми водрузивших Знамя Победы над Рейхстагом (слева направо: сержант М.П. Минин, старший сержант Г.К. Загитов, А.П., Бобров, А.Ф. Лисименко). У стен гитлеровской цитадели, утро 1 мая 1945 года

Судя по всему, высшее командование назначило знаменосцев — русского и грузина — еще до штурма Рейхстага. Об этом свидетельствует то, что у них было не просто красное полотнище, как у других, а настоящее знамя на длинном древке и в чехле. К тому же их держали в резерве и пустили в Рейхстаг только после захвата здания. То, что к этому времени на крыше Рейхстага уже развевалось несколько красных знамен, установленных штурмовыми группами, мало кого интересовало. Это была победная точка в войне, а ее могли поставить только специально подобранные, многократно проверенные и подходящие по всем статьям люди. Вот так идеологические соображения перевесили правду фактов.

Людская молва приписывает этот выбор лично Сталину. Якобы он приказал, чтобы одним из героев взятия Рейхстага был воин грузинской национальности. На самом же деле, скорее всего, этот момент продумывал либо маршал Жуков, либо кто-нибудь из его окружения. В нашей стране всегда хватало подхалимов. Хотя их по тем временам можно понять: ведь знамя, водруженное над Рейхстагом, символически воплощало в себе суть Великой Победы. Оно как бы впитало в себя кровь многих миллионов советских людей, павших в боях с фашизмом. Однако не следует исключать и такого мотива, как желание угодить верховному главнокомандующему Иосифу Сталину.

Но по мере того, как идеологические и политические мотивы отступали на задний план, все больше честных историков, живых еще участников той войны, журналистов, писателей, людей других профессий высказались за восстановление исторической правды.

Подвиг группы Загитова, Минина, Боброва, Лисименко под командованием капитана Макова признан ныне практически всеми добросовестными историками. Об этом, например, можно прочитать в таких солидных трудах, как «История Второй мировой войны 1939 — 1945», том 10 (воениздат, 1979 г.) «Освободительная миссия Советских Вооруженных сил во Второй мировой войне» (Политиздат, 1974 г.) и ряде других.

Вот выписка из «Военной энциклопедии» (том 3, изд. 1995 г., стр. 292):

«Первыми в 22 часа 30 минут (время московское) 30.04.1945 года водрузили Знамя на крыше Рейхстага (на скульптурной группе «Богиня Победы») артиллеристы-разведчики 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады ст. сержанты Г. К. Загитов, А. П. Бобров, А. Ф. Лисименко и сержант М. П. Минин из состава штурмовой группы 79-го стрелкового корпуса, возглавляемой капитаном В. Н. Маковым. Через 2 — 3 часа на крыше Рейхстага (на скульптуре конного рыцаря кайзера Вильгельма) по приказанию командира 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковника Ф. М. Зинченко также установили Красное Знамя (номер 5) разведчики сержант М. А. Егоров и младший сержант М. В. Кантария, которых сопровождал лейтенант А. П. Берест и автоматчики из роты старшего сержанта И. Я. Съянова, 2 мая это знамя перенесли на купол Рейхстага в качестве Знамени Победы».

На основании этих данных общественность Татарстана и Башкортостана (Газетдин Загитов родом из татарского села Мишкинского района Башкортостана) в 1994 году и позже возбуждала ходатайства о присвоении звания Героя Российской Федерации Газетдину Казыйхановичу Загитову и группе его товарищей (посмертно). Эти ходатайства рассматривались в Институте военной истории МО РФ и были единодушно поддержаны. Но в министерстве обороны не захотели вносить коррективы в историю и предпочли оставить все как было.

Приближается 70-я годовщина Великой Победы. По предложению президента РФ награды сегодня получают все, кто был представлен к ним в свое время, но по тем или иным причинам не смог получить их. Думается, именно сейчас самое время вновь поднять этот вопрос и восстановить историческую справедливость. Ничуть не умаляя подвига Михаила Егорова и Мелитона Кантария, надо все же вспомнить и об истинных героях. Это нужно не им, ибо большинства из них уже нет в живых. Это нужно всем нам.

НА РОДИНЕ ГЕРОЯ ВОЙНЫ ЗАГИТОВА

На северо-востоке Республики Башкортостан в Мишкинском районе расположено большое татарское село Янагуш, основанное в 1688 году. В этом селе в 1921 году родился герой войны Газетдин (в наградном листе написано Гизий) Казыйханович Загитов. По национальности татарин. Закончил четыре класса в родной деревне, потом семилетку в соседнем селе.

Два года учился в Бирском медтехникуме. Но не окончил его, так как в 1940 году был призван в армию. Служил в Прибалтике. В Великой Отечественной войне участвовал с первых ее дней. Имел ряд боевых наград за выполнение заданий командования. После войны летом 1945 года приезжал в отпуск в родную деревню. В июле 1946 года демобилизовался и вернулся в Янагуш. Работал простым колхозником. Потом его выбрали председателем сельского совета. Женился на девушке Камиле из соседней деревни.

Газетдин Загитов, 1 мая 1945 года

Позднее работал трактористом и комбайнером в колхозе им. Фрунзе, механиком МТС. 23 августа 1953 года поехал за запчастями в Уфу, попал в автоаварию и погиб. У него остались сын и дочь. У дочери Назии семеро дочерей и несколько внуков. У сына Миннегали двое сыновей.

В селе Янагуш чтят память своего знаменитого земляка, посвятили ему специальные стенды в сельском музее, в средней школе. На могиле героя войны установлен гранитный обелиск с надписью: «Здесь похоронен Загитов Газетдин Казыйханович. 1921 — 1953. Участник штурма Берлина, одним из первых водрузивший Красное Знамя Победы на Рейхстаге. Вечная память Герою».

Ягсуф Шафиков,
Писатель, публицист и общественный деятель города Казани

Еще раз о фальшивом «знамени победы»

Несмотря на законодательно закрепленную в Украине и в значительной мере уже реализованную декоммунизацию, несмотря на протесты патриотической общественности, несмотря на акции со стороны правых радикалов то тут, то там на публичных мероприятиях, связанных с памятью о Второй мировой войне и ее солдатах, появляются «серпасто-молоткастые» красные флаги. Мотивация этих действий стандартная — это же святое, это не коммунистическая пропаганда, а копии того «знамени победы», которое было водружено над Рейхстагом в Берлине, символы победы над фашизмом!

Что ж, попробуем разобраться. Для этого обратимся к в свое время действующему закону «Об увековечении Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», скопированному из соответствующего российского закона. Итак: «Знамя Победы является символом победы советского народа и его армии и флота над фашистской Германией в годы Великой Отечественной войны. Внешний вид копий Знамени Победы должен соответствовать виду штурмового флага 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии».

Уже на этом этапе возникают серьезные вопросы. Нормальные парламенты пользуются в своих документах научной терминологией. А с точки зрения политической науки, не в Германии руководила фашистская партия, а в Италии. В Германии у власти была партия нацистская, национал-социалистическая (отсюда и флаг красный, и 1 мая — государственный праздник, и «социальное соревнование» среди трудящихся. ). Так и писать следует — «нацистская Германия». Это в кухонном разговоре можно назвать французских или венгерских коммунистов большевиками, но в официальных документах — нет, потому что большевизм — это сугубо российское явление (не случайно Коминтерн в свое время бился-бился над «большевизацией» своих европейских секций, а затем оставил это безнадежное занятие). Теперь о «советском народе». Это юридически ничтожный термин, поскольку в правовой системе Украины он никогда не присутствовал. Где этот народ живет или жил? Кто в него входит или входил? Если украинцы были (или даже есть) составляющей этого народа, то какое право они имеют на независимость, а Верховная Рада — на принятие законов? Если же украинцы — отдельный народ, почему на государственном уровне они должны отмечать победы этого народа? А еще стоит показать на карте государство-победителя, где этот народ живет.

Однако дело не только в этом. Войну с гитлеровской Германией вели Объединенные Нации — и именно они одержали победу. Но так было в реальной истории. А в той, где фигурирует «знамя победы» с серпом и молотом, получается совсем другое. Или, может быть, в те годы с Объединенными Нациями СССР не имел ничего общего? И, скажем, поляки, воевавшие с нацизмом почти 6 лет и чей флаг в мае 1945-го, кстати, развевался над берлинским Рейхстагом, на празднике победы вообще незваные гости?

Если разобраться, то все упирается в приказ товарища Сталина от 9 мая 1945 года: «8 мая 1945 года в Берлине представители Верховного Командования подписали акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена. В ознаменование полной победы над Германией сегодня, 9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, которые одержали эту блестящую победу, тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий». И пусть кто-то рассказывает, будто бы «холодную войну» начал злонамеренный Черчилль, — на самом деле ее проанонсировал Сталин, день в день с окончанием Второй мировой войны в Европе публично плюнув в лицо всем тем народам, которые сражались с нацизмом, несмотря на не слишком благоприятные обстоятельства, тогда, когда СССР был «нотариально заверенным» другом и союзником Германии и Италии, имея с обоими (с Италией — еще с 1933 года) соглашения о дружбе.

Наконец: что такое «штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии»?

На самом деле никакого такого флага никогда не существовало. Было девять одинаковых копий флага СССР, изготовленных в полевых условиях во время боев за Берлин политотделом 3-й ударной армии. Их раздали в дивизии: какая первая прорвется к району Рейхстага, та и поднимет над ним флаг. 150-й стрелковой дивизии достался флаг №5. А тем временем бойцы и офицеры этого и других соединений изготовили самостоятельно сотни флагов, которые также стремились установить над Рейхстагом. И установили! Но. совсем не тот флаг из числа девяти.

Первыми прицепили к зданию Рейхстага (не к куполу, а к одному из подъездов) красный флаг 30 апреля 1945 года в 14:25 лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и рядовой Григорий Булатов (150-я дивизия). Об этом событии командарм 3-й ударной генерал Василий Кузнецов вполне правдиво доложил по телефону командующему фронтом маршалу Жукову: «На Рейхстаге — красный флаг! Ура, товарищ маршал!». Жуков быстренько доложил Сталину, при этом, по привычке, сильно приврав (вот что продиктовал Жуков): «Продолжая наступление и ломая сопротивление противника, части 3-й ударной армии заняли главное здание рейхстага и в 14:25 30 апреля 1945 года подняли на нем советский флаг. ». Оцените сами умения «маршала победы» в нужный момент говорить нужные вещи «вождю всех народов». Но ведь, если пошла наверх информация о выдающейся победе, отступать некуда. Перед бойцами (а их в батальонах осталось по сотне или полтора) командование дивизии ставит задачу: любой ценой немедленно взять Рейхстаг и поднять над ним красный флаг. И эта задача была выполнена. Конечно, не сразу и действительно — «любой ценой». Капитан Степан Неустроев, командир 1-го сводного (из остатков других подразделений) батальона свидетельствовал потом, что на выполнение строгого приказа комбаты стали отправлять одиночек-добровольцев с флагами в Рейхстаг, чтобы закрепить флаг на колонне парадного входа, где его могли бы сфотографировать и передать фото в штаб. Погибли все. И только ночью, в 22:40 капитан Владимир Маков, старшие сержанты Алексей Бобров, Гази Загитов, Александр Лисименко и сержант Михаил Минин (171-я стрелковая дивизия) подняли большой флаг на крыше Рейхстага, прицепив его к скульптурной композиции «Германия». Одновременно большое число небольших самодельных флагов были подняты на крыше и вывешены из окон здания, в котором продолжал идти бой.

Читайте так же:  Как называется рифма 1 4

Так что настоящим «флагом победы» является тот, который был установлен группой «маковцев» — флаг, который потом куда-то исчез и не дошел до наших дней.

Сразу после «маковцев» на крышу перевесили свой флаг те, кто первыми прицепили его к зданию Рейхстага. Вот кто в конечном итоге поднялся с ним на крышу: бойцы и сержанты Иван Лысенко, Виктор Правоторов, Степан Орешко, Павел Брюховецкий, Михаил Габидуллин, Михаил Пачковский, Григорий Булатов и лейтенант Сорокин. Сам же флаг был продуктом импровизации разведчиков, сделанным из содранного с перины немецкого генерала красного наперника.

Понятное дело, все эти флаги в глазах командования и политотделов не были достойны почетной роли. Ведь они были самодельными и их установили «неправильные» знаменосцы (подумать только: татары, казахи, украинцы, кубанцы!). «Правильными» же, заранее определенными знаменосцами стали сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария, в недавнем прошлом — «верхтухай» из войск НКВД (как же без соотечественника товарища Сталина?), которые участия в штурме не принимали и двинулись вперед только на завершающем этапе операции, когда понадобилось поднять именно флаг №5. Но поскольку сами знаменосцы были небольшого роста и не очень крепкими ребятами, флаг (а вместе с ним — и Кантария) тащил на себе лейтенант Алексей Берест, командовавший группой прикрытия, на ходу умудряясь одновременно еще и метко стрелять (ведь в Рейхстаге было еще немало вражеских солдат). Сначала флаг №5 появился на фронтоне главного подъезда Рейхстага, затем — по указанию руководства политотдела — уже в начале мая его перевесили на купол. Комбат Неустроев в одном из последних своих интервью уточнил, что установлен флаг этот был между 3-м и 4-м часами ночи 1 мая, то есть после флага «маковцев» и десятков других флагов. Это не умаляет подвига лейтенанта Береста, который, собственно, и обеспечил установление этого знамени (не получив за это должной награды — только орден Красной звезды, Жуков лично вычеркнул его из списка представления на звание Героя), но и не делает флаг №5 реальным символом взятия Берлина.

Иными словами, то, что официально называется «знаменем победы», на самом деле является продуктом советского мифотворчества. И именно этот продукт используется и по сей день 9 мая, и не только в этот день. Поэтому если кто-нибудь действительно хочет вывесить копию настоящего «знамени победы», символа взятия Рейхстага, то должен сначала найти большую краснобокую перину и содрать с нее наперник.

Последнее слово в суде Армена Бениаминова:

«Я ВСЕГО ЛИШЬ ХОТЕЛ ПОДНЯТЬ КРАСНОЕ ЗНАМЯ — ЗНАМЯ СТРАНЫ, ЗА СВОБОДУ КОТОРОЙ ВОЕВАЛ МОЙ ДЕД»

Уважаемые товарищи! Уважаемый суд! Ваша честь!

Я долго думал над тем, как могло случиться, что я вдруг оказался на скамье подсудимых.

Почему и как это случилось, честно говоря, мне несколько непонятно. Непонятна ситуация, когда сейчас уважаемый обвинитель говорит о подрыве государственной власти.

Я хотел бы узнать мнение товарища обвинителя о недавних событиях. В 1991 году, 17 марта, состоялся Всесоюзный референдум, когда весь народ Советского Союза — 74,16 % — высказался за сохранение Советского Союза. Спустя несколько месяцев некий господин Горбачёв объявил о том, что Советский Союз как геополитическая единица перестает существовать, невзирая на то, что высшим суверенитетом, несущим власть в стране, является его многонациональный народ.

О чём тогда думали обвинители? Почему они молчали? Правда, был один прокурор — Виктор Иванович Илюхин, который возбудил уголовное дело против Михаила Сергеевича Горбачева, президента СССР, по статье «Измена Родине». Но Виктор Иванович Илюхин сразу перестал быть прокурором: его сняли с работы. А вся страна тогда молчала — все советские люди, которые присягали Советской власти, Советскому Союзу. И многие из тех, кто состоял в КПСС, вдруг стали противниками Советского знамени и Советского Союза.

Почему, когда ночью с Кремля снимали официальный флаг Советского Союза (соответствующий всем параметрам — и по размеру, и по цветовой гамме), красный флаг с серпом и молотом, никто не возмущался? Прокуратура молчала, когда господин Блохин, будущий депутат Госдумы, полез на крышу Кремля снимать советский флаг. Снимать Красный флаг отказались и комендант Кремля, и офицеры — и тогда господин Блохин сорвал государственный флаг, о чем потом гордо рассказывал. Так почему тогда прокуратура молчала?

Почему обвинение молчало и тогда, когда господин Ельцин издал указ № 1400, где фактически писалось, что конституция РФ и все законы являются законными только в той части, в которой они соответствуют данному указу, тем самым поставив себя над конституцией и над законом? И почему ни господин Горбачев, ни господин Ельцин не предстали перед судом?

Я бы хотел знать, до каких пор такая система будет существовать? Когда люди, которые вмиг перекрасились, забыли все свои былые убеждения и данные когда-то присяги, перекрасились и стали теперь уважаемыми людьми, а те, кто говорит о том, что думает, считаются преступниками, нарушившими закон.

Уважаемые товарищи! Уважаемый суд!

Я хочу обратить ваше внимание еще на один факт. Действует указ президента Ельцина от 1996 года, который признает Красный флаг Знаменем Победы, приравнивая его по статусу к государственному флагу. Государственная дума признала Красный флаг, размером и соотношением 1:2, официальным флагом Вооруженных сил России. То есть по закону, оба этих флага должны подниматься во время государственных праздников.

Можно по-разному относиться к президенту Ельцину. Но он подписал указ о Знамени Победы. Можно по-разному относиться к Государственной думе, но она приняла решение об официальном флаге Вооруженных сил.

С другой стороны, Государственная дума приняла закон о том, что Государственным флагом РФ является трехцветный флаг, так называемый триколор, соотношением размеров 2:3. Так вот, как бы я ни относился к Государственной думе и к правящей партии, я привык, меня так воспитали, признавать законы и государство. Как бы я ни относился к партии «Единая Россия», я понимаю, что если Дума (хотя и в лице этой партии) приняла этот закон, если Совет Федерации его утвердил и президент подписал, — это есть закон.

Я понимаю, что если общество приняло этот флаг как Государственный флаг России, никто не имеет права над ним надругаться. Я это понимаю, прекрасно понимаю. Но вместе с тем я хочу, чтобы люди помнили, что была такая дата — 24 июня 1945 года, когда состоялся Парад Победы. Шли наши войска, победители. Впереди шли герои с Красным знаменем. И шли солдаты, которые бросали наземь флаги поверженных фашистских войск, бандеровские желто-блакитные флаги и трехцветные флаги РОА, которую возглавлял А.А.Власов. Эти флаги были брошены к Мавзолею, в том числе и трехцветные флаги.

И что теперь? Из-за того, что этот флаг в 1991 году стал Государственным флагом России, мы теперь должны привлекать к наказанию и этих советских солдат? А что мы должны говорить нашим ветеранам, партизанам-псковичам, которые видели, как расстреливали партизан власовские солдаты в Псковской области — именно под этим власовским флагом. Понимаете? Власовским.

Это история. И об этом нельзя забывать.

Не надо забывать также, что Красный флаг был поднят народом. Этот цвет — цвет крови людей, нашей крови. Красный флаг был поднят в революцию. С Красным флагом люди поднимались в атаку и шли на врага, на Гитлера, — и побеждали.

Я всегда помню, что мой дед был фронтовиком и тоже воевал под Красным флагом. Красный флаг был водружен над рейхстагом. И это был великий праздник. 30 апреля 1945 года именно Красный флаг был водружен над рейхстагом. Вы понимаете?

И наши деды, победив с этим знаменем, потом восстанавливали страну. С Красным Знаменем восстанавливали! Потом прорвались в космос первыми — и все было с Красным Знаменем. Это теперь история. Да, история, которая говорит о том, что Красный флаг исторически во многом связан с победами России, а трехцветный, к сожалению, — с поражениями. С этим флагом мы проиграли русско-японскую войну. С этим флагом воевали белогвардейцы в Гражданской войне. С этим же флагом воевал генерал Власов. Понимаете? Это — история, которую нужно знать и помнить.

Но если в нашей стране сегодня такая ситуация, когда все общество, все правительство и президент считают и признают, что триколор Государственным флагом, я не могу не относиться к нему с уважением.

Думаю, что и власть должна с уважением относиться к законам. К примеру, в Трудовом кодексе, принятом в 2001 году, четко написано название праздника 7 ноября: «Годовщина Октябрьской революции, день согласия и примирения». Так и написано. Но, несмотря на это, все телеканалы, все СМИ постоянно называют его только Днем согласия и примирения.

Вот здесь даже один из свидетелей — сотрудник ФСО не знал, что за день 7 ноября. Спросим ребят на улице, они скажут, что это День согласия и примирения. Почему забывают нашу историю и не уважают нынешние законы? Или мы хотим, чтобы все граждане превратились в таких былых членов КПСС, которые дружно пошли сначала в партию ДВР, потом в НДР, а теперь — все поголовно в «Единой России»? Мы этого хотим?

Разве это правильно?

И о каком согласии и примирении можно говорить, когда выплачивают детские пособия в размере 70 рублей? 70 рублей! Вы вдумайтесь.

Да, господин обвинитель! Вдумайтесь! 70 рублей детского пособия в месяц, когда, по официальной статистике, в питомнике для собак в Москве в день на корм тратится 60 рублей.

(Замечание судьи о том, что это не имеет отношения к делу).

Ваша честь, ваше право меня останавливать, но я хотел, чтобы обвинение и суд поняли настоящий мотив, настоящую причину моего поступка. Если вы считаете это неважным, то я могу сказать иначе.

Я вам приведу официальные данные Госкомстата. Естественная убыль населения России в год составляет порядка 700 тысяч человек. В Псковской области проживало в 2003 году 744 тысячи человек. То есть в год население России уменьшается на одну Псковскую область. Если такими темпами вымирать, что будет через 10 лет? Давайте подумаем! К чему мы придем?

Что касается уголовного дела. У меня была идея. Я хотел поднять Красный флаг в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Я хотел поднять знамя, с которым воевал мой дед. Я хотел, чтобы ветераны увидели, что на Государственной думе, на которой есть Герб Советского Союза, хотя бы в праздничные дни развевается флаг Советского Союза с серпом и молотом. И чтобы никакие мерзавцы не смели говорить, что это — красная тряпка. Понимаете? Чтобы они понимали, что Красное Знамя — это знамя наших побед. Я этого хотел.

Я всю ночь не спал на крыше Государственной думы и иногда ловил себя на мысли: «Ну ладно, Армен, вот тебе сейчас надо готовиться к госэкзамену, чтобы получить второе высшее образование, надо диссертацию писать. Наконец, ты работаешь помощником депутата Госдумы. В 32 года ты — федеральный государственный служащий категории «Б». И зачем тебе это надо? Зачем ты поднимаешь Красный флаг?» И сам же себе отвечал: «Это же праздник! Это праздник Великой Октябрьской социалистической революции! Он не может проходить без Красного флага».

И я думаю, что не зря дрожал той ночью на той крыше, той холодной ноябрьской ночью. И я добился того, что у многих людей, у большинства граждан Советского Союза и России, кто готов мыслить не штампами, которые им любимая власть в головы внедряет, у тех, кто готов сам мыслить самостоятельно, был праздник. Именно — праздник. Потому что на здании Государственной думы было поднято Красное Знамя.

И, наверное, на обвинение давили сверху, иначе почему они зацепились именно за этот парашют, который по всем параметрам не подходит под флаг — парашют, в котором полосы расположены вертикально, здесь вот раскрывали его, и все видели. Извините, это Французское государство может посчитать его своим флагом, но не Российское. Что бы ни говорили обвинители, у российского флага должны быть параметры 2:3 и горизонтальные полосы. А здесь совсем другое полотнище. И считать меня преступником за то, что я случайно уронил парашют, который кому-то напоминает государственный флаг, я считаю неверным.

Если бы сегодня было 6 ноября, если бы я опять стоял перед выбором: подняться на крышу Госдумы или, как сотни других обычных людей, идти выпить водки накануне праздника, поехать на природу с женой, сыном, друзьями, воспользоваться свободным временем и писать диссертацию или же сделать то, что я сделал, — я бы не раздумывал. Я еще раз поднялся бы на крышу Государственной думы и поднял бы над ней Красный флаг, ибо он должен быть там в день Великой Октябрьской социалистической революции!

Надругаться над российским флагом я не хотел. Не было таких мыслей. И я себе не ставил такой задачи. Раз общество приняло этот флаг, никто не имеет права его срывать и сбрасывать.

Я всего лишь хотел поднять Красное Знамя — знамя страны, за свободу которой воевал мой дед. И я его поднял.

Я считаю, что я невиновен, и верю, что суд меня оправдает. А если меня не оправдает суд, меня оправдает история, ибо я невиновен.