Как называется собака демонов

Баргест – Пес из Ада

Баргест – «адский пес» английского фольклора. Существо, которое внешне напоминает собаку и имеет острые, как лезвие бритвы, клыки и когти.

Однако в разных регионах Англии жители описывали внешность Баргеста по-разному. Кроме того, даже прозвища его менялись.

  • Жители Бернли называли Баргеста «The Demon of Tidworth» (Демон Тидуорта), «Black Dog of Winchester» (Черная Пес Винчестера) или «Padfoot of Wakefield» (Бродяга Уэйкфилда).
  • Валлийцы же придумали более устрашающие имена, как то «Dog of Darkness» (Пес Тьмы) или Dog of Hell (Пес из Ада)
  • В Ланкшире монстра называли «Skriker» или «Striker» и говорили, что при беге его лапы издавали ужасный шум, а вой был просто ужасен.
  • В Восточной Англии, Баргест и вовсе считался амфибией, имеющей лишь один глаз. А жители назвали его «Black Shuck» (Черная Шелуха) или «Shock» (Шок).
  • На острове Мэн Баргеста звали «Mauthe Doog», и он считался безголовым.
  • Жители Англии считают, что встреча с Баргестом не сулит ничего приятного, кроме как скорую смерть. Чаще всего его видели в образе черного пса с горящими как пламя глазами. Но что интересно, Баргест мог легко трансформироваться в кабана или осла.

    Капризных детей ещё в малом возрасте пугали Баргестом. Считалось что, как только наступала ночь – он выходил на охоту, где и выискивал их. Пес носился по улицам городов и деревень и своим воем мешал спать добрым людям. До сих пор в Йоркшире существует поговорка: «Ты шумный Баргест», которую родители применяют к своим крикливым чадам.

    Адские псы

    Адские псы

    Информация

    Сезоны

    Первое появление

    Последнее появление

    Способности

    Слабости

    Создатель

    Адские псы. Дьявольские питбули.
    — Сэм Винчестер, «Блюз на перекрёстке»

    Адские псы — сверхъестественные существа, звери, принадлежащие демонам.

    Характеристика Править

    Книжное изображение адского пса

    Адские гончие были созданы Богом, чтобы быть его питомцами, но они оказались слишком жестокими. Он собирался их уничтожить, но одну из них — беременную Рэмзи спас Люцифер. Эта гончая никого не слушалась, кроме Люцифера.

    Этих зверей видят те, за кем они пришли, или люди в очках, закалённых в священном огне. Им поручено забирать людей, которые продали свои души в сделке с демонами перекрёстков. В последующих сезонах их видят не только демоны перекрёстков, но и обыкновенные демоны. Также адских псов можно увидеть, если обжечь стекло святым маслом, чем воспользовались Дин и Сэм: обожгли святым маслом очки, чтобы выследить и убить адских псов, пройдя первое испытание для закрытия врат ада. Как правило выступают в качестве сторожевых собак. По словам Кроули, никто не знает псов лучше чем он. Также у него есть свой огромный цербер по имени Джульетта — она гораздо больше остальных.

    Истинная форма псов неизвестна, ведь те, кто их видит, как правило, не выживают, однако в книгах Бобби Сингера они изображаются размером с лошадь, черными и с красными глазами.

    Так гончие видят окружающий мир.

    Адские псы ненасытны, свирепы и дики. После того как они учуют запах своей цели, от охоты на неё псов может остановить разве что гибель, что весьма сложно и маловероятно. Они очень умные и хитрые, их невозможно отвлечь, не склонны к импровизации для достижения своей цели. Но, вероятно, от псов могут скрыть ведьмовские мешочки. Адские псы верны как собаки и отзываются только демонами, ничто не может поколебать их или пойти на сделку со своей целью.

    Силы и способности Править

  • Сверхскорость — псы бегают гораздо быстрее человека и могут с легкостью его поймать.
  • Сверхчувствительность — их обоняние и зрение во много раз превышает человеческие.
  • Отслеживание — если демоны послали псов за кем-то, то очень сложно будет их остановить, кроме как убить пса.
  • Невидимость— псов способны видеть лишь демоны и те, за кем они пришли, а также, если обжечь стекло святым маслом, то через него можно увидеть пса.
  • Галлюцинации — пугают, доводят до паники тех, за кем они пришли.
  • Слабости Править

    • Более сильные существа — Бог, Тьма, Смерть, архангелы, ангелы, высшие демоны могут убить.
    • Соль — она служит неприкасаемым барьером, через который они не могут ступить, так же как и демоны, но могут сдуть её.
    • Ведовская смесь — точно не известно из чего она состоит, но эту смесь использовал Джордж Дерроу, действует аналогично соли.
    • Сверхъестественное оружие — Нож Руби, Клинок ангела, Меч архангела, Кольт и более сильное оружие могут быть использованы для убийства адского пса.
    • Могильная пыль — так же может задержать адских псов, как и соль.
    • Дьявольский шнурок — отпугивает адских псов.
    • Туристический топор — способен нанести ранения гончей и отпугнуть её.
    • Появления Править

      2.08 «Блюз на перекрёстке» Править

      Сэм и Дин идут в бар Ллойда, который находится рядом с перекрёстком. Рядом с перекрёстком растёт тысячелистник, растение, используемое в ритуалах призыва, и в центре перекрёстка они выкапывают маленькую шкатулку с землёй, костью чёрной кошки и фото Джорджа Дерроу. Они понимают, что на самом деле чёрная собака, про которую они узнали в ходе исследования это Адский пёс, который собирает души в качестве выплаты за сделку с Демоном. Сэм вспоминает историю Роберта Джонсона, известного блюзового музыканта, который, по преданию, продал душу Дьяволу взамен на талант и славу. Сэм настаивает, что они с Дином должны помочь тем людям, которые заключили сделку.

      3.15 «Время на моей стороне» Править

      Дин находит Руфуса и в качестве взятки даёт ему бутылку виски Johnnie Walker Blue Label в обмен на информацию о местонахождении Бэлы. Руфус даёт ему адрес отеля, где остановилась Бэла, и знакомит его с уголовным досье Бэлы. Дин позже сталкивается с Бэлой в отеле. Она говорит, что Кольта больше нет — он находится на самолёте вместе с покупателем. Дин собирается пристрелить её и говорит, что знает — в 14 лет она перерезала тормоза на машине родителей, в результате чего они погибли. Бэла вспоминает те дни, когда ей было 14: как отец приходил к ней и закрывал за собой дверь (намек на сексуальное насилие), и говорит, что убила этих чудесных людей, потому что ей плевать. Перед тем, как нажать курок, Дин замечает у Бэлы над дверью галегу виргинскую — растение, отгоняющее Адских псов, и уходит, не причинив ей вреда.

      Бэла, перед тем, как её убьют адские псы

      Бэла приходит ночью в номер Сэма и Дина и стреляет по кровати, но когда зажигает свет, видит, что в кроватях лежат надувные куклы. В номере звонит телефон, и Бэла снимает трубку. Звонившему Дину Бэла говорит, что держательницей всех контрактов является именно Лилит. Дин спрашивает, почему она говорит им об этом, ведь её уже не спасти. Бэла отвечает, что, убив Лилит, они могут спасти себя. Дин прощается с ней фразой: «До встречи в аду». Часы бьют полночь, и Бэла слышит вой псов.

      3.16 «У черта на рогах» Править

      Время смерти Дина быстро приближается, и его начинают мучить галлюцинации, где за ним гонятся Адские псы, чтобы утащить в преисподнюю. Остаётся всего тридцать часов, но Сэм не теряет надежду спасти брата. Они с Бобби разыскивают Лилит, чтобы уничтожить контракт, заключённый Дином и спасти его душу. Братья находят дом, в котором прячется Лилит. Вскоре там появляется и Руби, которая сумела выбраться из ловушки поистине удивительным образом.

      В доме братья поднимаются в комнату девочки с намерением убить её, но в самый последний момент они понимают, что Демон уже покинул тело ребёнка. Часы бьют полночь. Время настало. За Дином пришёл Адский пёс, чтобы утащить его душу в Ад. Сэм, Дин и Руби прячутся в ближайшей комнате и посыпают окна и двери могильной землёй. Руби просит отдать ей нож с целью попробовать отбиться. Но Дин замечает истинную сущность Демона и понимает, что это уже не Руби. В её теле находится Лилит. Она взмахом руки прижимает Сэма к стене, а Дина швыряет на стол, затем открывает дверь и впускает псов в комнату. Лилит пытается убить и Сэма, сотворив вспышку белого света, но у неё ничего не получается, и она покидает человеческое тело. Дин умирает. Его душа отправляется в Ад.

      4.06 «Желтая лихорадка» Править

      Из-за призрачной болезни Дина повсюду преследуют галлюцинации, и ему начинает казаться, что маленькая безобидная собачка — это адский пёс.

      5.10 «Оставь надежду» Править

      Мэг присоединяется к Люциферу в городе Карфаген, где Сатана хотел вызвать Смерть. Мэг натравливает на Винчестеров адских псов, поэтому Эллен Харвелл, Джо и братья укрываются в магазине. Джо ранит один из псов, из-за чего ей приходится принести себя в жертву, чтобы Винчестеры смогли сбежать.

      5.20 «Знакомый вам Дьявол» Править

      Кроули подставляет Брэди, чтобы выведать расположение Чумы, но один из демонов подсовывает ему Колдовскую монету, за ней следует адский пёс, но Кроули приводит своего, который в разы больше.

      6.04 «Выходные у Бобби» Править

      Бобби пытается вернуть свою душу обратно и загоняет Кроули в ловушку, но тот был в сопровождении своего цербера, поэтому Бобби пришлось отпустить Кроули.

      6.10 «Страсть за решёткой» Править

      По наводке Сэмюэля Кэмпбелла Винчестеры, Кастиэль и Мэг идут в старую тюрьму, где Кроули пытал Альф. После проникновения в тюрьму, кто-то натравливает на них адских псов, и они закрываются в комнатке. Мэг говорит, что она задержит псов, а они должны бежать. Она целует Кастиэля и вытаскивает у него Клинок ангела, чтобы разделаться с псами. Мэг удаётся убить псов, но тут появляется демон в теле Кристиана Кэмпбелла.

      Сэм убивает адского пса

      8.14 «Метод проб и ошибок» Править

      Кевин расшифровал скрижаль демонов. Он выяснил, что для закрытия врат Ада нужно пройти три испытания. Первое из них — убить адского пса. Сэм и Дин спорят, кто из них будет проходить испытания. В итоге, Сэм обжигает очки святым огнём, чтобы видеть псов и убивает одного из них. И так, Сэм проходит первое испытание.

      9.21 «Король проклятых» Править

      Сын Кроули, Гэвин был перенесен Абаддон из 1723 года в 2020. Дин звонит Кроули, и тот сообщает ему про то, что Первый клинок он спрятал на кладбище. Однако, как оказывается, на кладбище остался адский пёс. Дин звонит Кроули, и тот говорит своему псу успокоиться. Кроули называет своего пса Джульеттой.

      11.15 «За борцовским ковром» Править

      Дин видит сообщение о смерти рестлера, выступления которого Сэм и Дин смотрели, когда были детьми. Решая, что им нужно отдохнуть от выслеживания Тьмы, братья решают посетить похороны, чтобы отдать дань памяти. На похоронах много рестлеров, в том числе Шон Хорли, молодой горячий рестлер со вспыльчивым характером, который намеренно всех провоцирует, и рестлер-ветеран Ганнер Лоулесс. Сэм и Дин посещают следующий матч, чтобы вновь пережить тёплые воспоминания из детства, но когда ещё один рестлер оказывается мёртвым, развлечение быстро становится работой. Как оказывается, любимый рестлер из детства Дина убивает других рестлеров, чтобы продлить срок демонической сделки, которую он совершил 10 лет назад, чтобы отвоевать свой титул. Он начинает служить демону перекрёстка, но, в конечном итоге, он убивает того демона и даёт шанс сбежать Винчестерам. Он говорит, что не был хорошим человеком, и всегда хотел услышать, как лают адские псы. Винчестеры уходят, двери ломаются, и адские псы убивают рестлера.

      12.15 «Где-то между раем и адом» Править

      Чтобы отвлечь Кроули двое демонов выпускают Рэмзи, которая содержалась под охраной. Она убегает в лес и находит там уютное место. Рядом с ней в кемпинге располагается ничего не подозревающая молодая пара — Маркус и Гвен. Рэмзи нападает на парня и убивает его, а девушка ранит её топором в голову и сбегает. Рэмзи утаскивает тело парня в своё логово. Гончая, обозлившись на Гвен за удар топором, нападает на неё в родном доме, но вмешиваются Винчестеры. Позже она снова пытается напасть на девушку в Импале с Сэмом. Сэм убивает её клинком.

      Псы ада

      «Адские псы» упоминаются в легендах и мифах многих народов мира, но особенно часто они фигурируют в фольклоре Великобритании. Огромные черные псы с фосфоресцирующей на загривке шерстью выглядят вполне материальными, однако могут проходить сквозь любую преграду, а исчезая, окутываются клубами дыма, словно сгорают. Проще всего было бы приписать истории об этих монстрах суеверию наших предков, однако сообщения о встречах с ними продолжают поступать и в наши дни. Откуда взялась собака Баскервилей?

      Погубив руками профессора Мориарти блистательного Шерлока Холмса, Артур Конан Доил вздохнул с облегчением — теперь рие никто не помешает ему создавать исторические и фантастические романы- Однако не тут-то было! Возмущенные читатели требовали во что бы то ни стало реанимировать великого сыщика. Писатель не желал и слышать об этом. А потом, неожиданно для всех и для себя. как он уверял, написал «Собаку Баскервилей». Сюжет этой повести, по словам Конан Доила, был подсказан ему многочисленными историями о зловещих черных псах-призраках, появляющихся время от времени в разных уголках Туманного Альбиона. Особенно вдохновило его предание о черной собаке Хергест, очень популярное в графствах Херефордшир и Пауис.
      Холмсу удалось успешно справиться с трудной задачей, и, прикончив собаку Баскервилей, он занялся очередным делом. Но, по свидетельствам очевидцев, призрачных собак в Великобритании меньше не стало. Ну. может быть, на одну, что по-видимому, существенно не уменьшило их популяцию.

      Легенды о бесах в собачьем облике очень распространены в британском фольклоре, и в различных частях страны эти таинственные твари известны под разными именами: Черный Оборотень. Дрянь. Мягколапый. Сообщения о встречах с ними попадаются не только в старинных летописях, но и в газетах прошлых лет. Например, зловещего вида огромный черный пес, встреченный очевидцем близ Лидса в 1925 году, при лае, по его словам, извергал из пасти фосфоресцирующий пар. А тварь, набросившаяся в том же году на жительницу Норфолка, дохнула на нее «ядовитым духом».
      4 апреля 1931 года гостивший в Ирландии, в графстве Дерри, студент из Англии видел, как по реке плыла огромная черная собака с жуткими зубами и глазами, как светящиеся угли. Возможно, то была поока — легендарная ирландская собака-призрак.
      Августовским вечером 1939 года Эрнест Уайтленд на пути домой между суффолкской деревушкой Бунгэй и Молтингсом заметил, как что-то движется ему навстречу. Поначалу он решил, что это пони, но приблизившись, понял – перед ним большая черная косматая собака. Уайтленд пошел медленнее, держась ближе к обочине, в надежде, что пес мирно пройдет мимо, но тот, поравнявшись с человеком, просто исчез, словно растворившись в воздухе.
      В Бредоне. Вустершир, одна девушка во время Второй мировой войны видела собаку, в глазах которой, казалось, сверкали угли; а в 1963 году в Норфолке ехавший в начале лета по дороге водитель сбил черную собаку, которая взорвалась на месте.
      В 1970 году женщина из Сомерсета была ужасно напугана псом, встреченным ею у Бадсли-хилла, — тварью огромных размеров с «глазами, как блюдце»- совсем как у андерсеновского пса из
      сказки «Огниво».

      Мефистофель в облике пуделя

      Обычно истории о встречах с черными псами не изобилуют деталями и достаточно похожи одна на другую. Одиноко бредущий в ночи путник внезапно обнаруживает, что большой черный пес с полыхающими красными глазами преграждает ему путь или неторопливо движется навстречу.
      Иногда очевидец так и остается в неведении по поводу нематериальной природы жуткого пса, порой же тот исчезает у него на глазах, обратившись в туман, либо пропадает в ослепительной вспышке света. Порой путник сразу же догадывается, с кем его свела судьба: по огромным, иногда с теленка, размерам пса; по глазам — громадным и фосфоресцирующим. А иногда просто по паническому ужасу, испытанному при встрече с потусторонней тварью, прикинувшейся псом, подобно тому, как Мефистофель принял облик пуделя, чтобы попасть в дом к Фаусту.
      Однако дело не в странном облике таинственных собак. На протяжении веков их считали исчадиями ада, потому что обычно встреча с ними приносила несчастье.

      Творят зло и предвещают беду

      «4августа 1577 года, в субботу, — писал священник Абрахам Флеминг,-дьявольское отродье в образе огромного черного пса явилось в местную церковь, в самый разгар службы. Облаяв почтенную публику, оно бросилось на толпу прихожан и сожгло двух преклонивших колена богомольцев». После этого чудовищный пес исчез в ослепительной вспышке, но до сих пор на каменном полу в месте его появления можно увидеть глубокие борозды, оставшиеся от когтей чудовища. Любопытно, что произошло это в Бунгэе, неподалеку от которого спустя три с лишним века Эрнест Уайтленд встретился с огромным черным псом, произведшим на него неизгладимое впечатление. Огромный жуткого вида пес, встреченный в 1928 году студентом из колледжа Троицы в Дублине, оказался предвестником смерти его отца.

      В июле 1950 года литератор Стивен Дженкинс встретил на дороге близ своего девонского поместья огромного черного пса. Ужасная тварь лаяла и выла и как выяснилось, не зря — через день после этой встречи Стивен Дженкинс лишился брата.
      Весной 1966 года жители Дрозы (графство Лаут) Джон Фаррел и Маргарет Джонсон ехали на машине по проселочной дороге. Неожиданно дорогу им преградило существо, похожее на лошадь, при этом голова его напоминала. человеческую! Тварь несколько минут загораживала машине путь, а потом исчезла, оставив после себя клубы дыма. Бампер машины, на которой ехали супруги, оказался оплавленным в нескольких местах.
      Черный пес размером с пони вторгся в 1972 году в дартмурский сельский дом, разрушил стены, крышу и повредил линию электропередачи. По заявлению супружеской пары, видевшей черного пса в 1978 году, именно со дня встречи с ним близ деревни Эксфорд в Сомерсете их семью захлестнула волна бед и смертей.
      Список чинимых «адскими псами» неприятностей можно продолжать, но ничего принципиально нового тщательно зафиксированные свидетельства очевидцев к сказанному не добавят. В то же время список этот столь велик и так часто пополняется новыми сообщениями о встречах с призрачными черными псами, что ими в конце концов заинтересовались ученые.

      Гипотез — непочатый край

      Исследователи по-разному объясняют феномен «адских псов». Одни считают их галлюцинацией или феноменом искаженного видения, когда за жуткого монстра принимают обыкновенную собаку. Другие относят их к циклическим видениям — энергетическим отпечаткам реально живших собак, призраки которых были вызваны определенными метеорологическими эффектами.
      Специалисты по аномальным явлениям утверждают, что-адские псы» встречаются только в определенных местах – на такой-то дороге, кладбище или на берегу реки и никогда не выходят за границы своей территории. По их мнению, места появления черных монстров часто находятся по соседству с античными руинами или в районе аномальных зон.
      Группа шотландских ученых, занимавшаяся исследованием аномальных атмосферных явлений под руководством доктора Д. Треверса. полагает, что «адские псы» как-то связаны с шаровыми молниями, поскольку в большинстве свидетельств отмечаются признаки электрической природы феномена. Особенно «урожайным» на встречи с черными псами оказался сентябрь 1997 года, когда их видели, по меньшей мере, девять раз люди, заслуживающие доверия. По наблюдению шотландских ученых, встречи эти совпали с периодом повышенной активности шаровых молний над Северной Шотландией.
      Кое-кто придерживается мнения, что черные псы — некий плазменный объект, притягивающий к себе множество мелких земляных частиц и пыль. Гипотез много, но ни одна из них не может пока полностью объяснить этот жутковатый феномен.

      Собаки и церковь: отношение к собакам в мировых религиях

      Собака – древнейшее из всех домашних животных. Рядом с человеком она появилась около 15 тысяч лет назад и с тех пор прочно вошла в человеческое общество. С развитием цивилизаций и формированием культурных и религиозных воззрений менялось и представление человека о собаке. Ей стали приписываться те или иные качества, а очень часто – чисто человеческие черты, как положительные, так и отрицательные. Верования разных народов демонстрируют неоднозначное отношение к этим животным, и именно о месте собак в нашей жизни с точки зрения традиций основных мировых религий и пойдет речь в настоящей статье.

      Христианство и собаки

      Пожалуй, самое неоднозначное отношение к собаке присутствует в христианской традиции. В Священном Писании упоминания о собаках встречаются весьма часто (приблизительно 30 раз только в Ветхом Завете), однако практически всегда – крайне уничижительно. Следует отметить также и тот факт, что подобное отвращение к собакам было общим у народов, почитающих Библию. Позже христианская традиция несколько пересмотрела свое отношение, а вот иудаизм – нет, и этот вопрос рассматривается в одной из последующих глав.

      Собака в Библии представляется как средоточие самых омерзительных качеств, которые только можно себе вообразить — подлости, жадности, бесстыдства, трусости и ненасытности, корысти, грязи, разврата и прочих многочисленных пороков и грехов. В тестах Нового Завета эта традиция продолжается, хотя и представлена в менее острой форме. Связано это с тем, что со временем собак все-таки стали держать при хозяйстве, во дворах, соответственно, их статус немного повысился, чему служит примером фраза из Евангелия от Матфея («Господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их»). А в одном из поздних комментариев Библии, а именно, Бытия, повествуется о том, откуда взялись собаки в человеческом обществе. Когда Каин, первенец Адама и Евы, убил своего брата Авеля, Бог жестоко наказал его и заставил вечно скитаться по свету. Напуганный Каин умолял Господа хоть как-то защитить его от опасностей мира, и тогда Бог дал ему в спутники собаку.

      В раннехристианские времена отношение к собакам изменилось еще больше, четко разделившись на два противоположных аспекта. С одной стороны, собака стала олицетворять верность Папе и догматам Церкви, религиозное рвение, представляя собой образ хранителя стад — Доброго Пастыря – священника, представителя духовенства и проповедника. Чуть позже образ расширился и был перенесен из сферы религиозной в светскую – государство метафорически представлялось овечьим стадом, составленным добропорядочными гражданами (овцами), правитель выступал пастухом, его слуги и советники – верными собаками, помогающими ему, а бунтовщики, еретики и враги – злобными волками. В Средние века собака-овчарка, следящая за стадом, стала символом высшего духовенства. В это время собаке приписывали множество добродетелей – бдительность, покорность, верность (не только религиозную, но и супружескую и вассальную), набожность, преданность. Именно в такой символике в Средние Века собаки повсеместно присутствовали в искусстве – на живописных полотнах, в иллюстрациях, в скульптуре и даже на могильных памятниках. Собаки рассматривались как атрибут многих католических святых – Роха, Христофора, Бернарда, Маргариты Кротонской и, особенно, Доминика.

      Святой Доминик, ревностный борец с еретиками-альбигойцами, в 1215 году основал, пожалуй, самый влиятельный монашеский орден – доминиканский, а уже через 20 лет это положило начало ужасающим временам инквизиции. Связь доминиканцев с образом собаки чрезвычайно тесна. Во-первых, на свой герб они поместили атрибут их основателя и покровителя Св. Доминика и символ бдительности по отношению к ересям – черно-белую собаку, несущую в пасти зажженный факел, чтобы высматривать и очищать огнем истинной веры еретиков. Их рясы были черно-белые, и даже само название ордена было словно начертано перстом Божьим: достаточно было лишь разложить его на два слова – «Domini canes» – и получалось «Псы Господни». Под таким названием доминиканцы и вошли в историю.

      Негативный аспект собак наиболее проявился как раз во времена основания инквизиции. Он был неразрывно связан с греховностью, злобой, ересью, язычеством, завистью, буйным нравом и неукротимым гневом. Следует сказать, что отрицательное отношение связывалось исключительно с окрасом собаки. Если белый пес символизировал собою добро, веру и добродетель, черно-белый – религиозное рвение и борьбу с ересями, то вот черные или желтые псы стали связываться с сатаной и потусторонними силами. Черные собаки сопровождали магов, чернокнижников, ведьм и колдунов, были приспешниками дьявола, который сам, как считалось, мог предстать в образе черного пуделя. Сатану в процессе его охоты за душами сопровождала свора собак, а вход в ад охранял громадный пес (тут, кстати, присутствует явное заимствование из античности – достаточно вспомнить древнегреческие мифы и страшного Цербера, стерегущего вход в Гадес). Как только инквизиция потеряла свое влияние, отношение к собаке в христианской традиции вновь было пересмотрено. Результатом этого пересмотра стала идея иерархичности, которой принято придерживаться и по сей день.

      Многие христианские богословы особо указывают, что изначально все живые существа были созданы Богом чистыми. Разделение животных на чистых и нечистых произошло по воле некоторых исторических и культурных обстоятельств или в силу традиций (классическим примером служат Законы Моисеевы). Собака традиционно считается животным нечистым, однако это вовсе не значит, что она должна быть злом или объектом ненависти. Бог не может ненавидеть ни одно из своих творений, следовательно, и христианин, если он человек духовно зрелый, не может этого. Все божьи создания достойны любви. Однако следует соблюдать некоторую иерархию, определяющую каждому созданию свою ступень на лестнице мироздания. На первом месте у человека должна быть любовь к Богу, затем к другим людям, к ближнему своему, и лишь затем к животным, в том числе, и к собаке, которая, с точки зрения христианского понимания иерархичности, всего лишь занимает подобающее ей место. Соответственно, и отношение к ней должно быть необходимым и достаточным ее месту в этой иерархии – без чрезмерных, переходящих в страсть, чувств (равно положительных или негативных). Эту идею превосходно иллюстрирует отношение к собакам в Православном христианстве.

      Собаки на Руси, в стране с большим количеством разных по климату и укладу областей, играли важную роль. Они, верные и незаменимые помощники человеку, были заняты и на пастушьей службе, и в охотничье-промысловой, и в караульной, и даже в тягловой. Роль эта значительно шире, чем скажем, роль собак на Ближнем Востоке (где они просто презирались). Собак весьма ценили и не обижали, но это ничуть не приближало их к человеку. Ранг собаки не позволял пускать ее в храм не потому, что она плохая, злая или нечистая (кстати, канонически не запрещено животным в принципе входить в храм), а потому, что животным просто не место в храме. Человек требовал от собаки подчинения и послушания не для того, чтобы подавить ее своей хозяйской властью, а потому, что Бог дал ему не только власть над тварями земными, но и наложил ответственность за заботу о них. Охотничья собака не жила в доме не потому, что она нечиста, а потому что ей положено жить на псарне. И именно поэтому, согласно библейским ценностям, в трескучие зимние морозы одинокому страннику милосердно давали кров и пищу в натопленных горницах, а собаку оставляли и кормили в сенях. Собака должна была, что называется, знать свое место. Ведь она не ровня человеку, какими бы достоинствами не обладала – хоть и имеет душу, но, в отличие от человека, смертную. Кстати, согласно иерархической концепции в Православном христианстве установлены даже некоторые запреты – например, на изображение Св. Христофора с собачьей головой. Также собакам (и кошкам тоже), в отличие от скота, не положен небесный покровитель и человеческие имена.

      А вот все самое негативное по отношению к собаке – трактовка ее образа как нечистого и бесстыдного животного, персонификации всего низменного – унаследовано от нашего языческого прошлого. (В том числе и громадный пласт бранной лексики – сукин сын, псина, не твое собачье дело и пр.). Но это уже тема для отдельного рассмотрения.

      Ислам и собаки

      В мусульманской религиозной традиции собака считается нечистым существом. Однако так было не всегда. Первоначально в исламе не было никакого негативного отношения к собакам. Лишь постепенно мнение о ней как о наджис (от древнего слова «змей», то есть, скверна, нечистота) становилось все более и более основополагающим. В современном исламском мире отрицательное, а порой и откровенно враждебное и нетерпимое отношение к собаке, к сожалению, окончательно сложилось. Следует оговориться, что концепция ритуальной нечистоты собак в ходу только у шиитов. Приверженцы же другого исламского течения — сунниты – не разделяют этой точки зрения.

      Существует предположение, что изменение отношения к собакам в негативную сторону проистекает из религиозного конфликта, который произошел в древности между исламом и господствующим до него на Ближнем Востоке зороастризмом. Для последнего было характерно самое уважительное отношение к собакам, существовал даже культ (более подробно о собаках в традиции зороастризма пойдет речь в соответствующем разделе). Мусульмане же, захватившие земли ненавистных им зороастрийцев и обращая порабощенное население в новую веру, больше не пожелали разделять с побежденными их отношение к некоторым религиозным и культурным аспектам, и постепенно ввели в свою традицию идею о ритуальной нечистоте собак. Такова была цена религиозной нетерпимости.

      В священной книге мусульман Коране собака упоминается трижды. Например, в суре «Пещера», аналогичной христианскому повествованию о семи спящих отроках эфесских (по всей видимости, обе истории заимствованы из общего древнего источника), рассказывается о псе Китмире, охраняющем сон молодых людей (Асхаб аль-Кафк), которые спрятались в пещере, чтобы уберечь свою веру, и усыпленных Аллахом на долгие 309 лет. Верный Китмир стал одним из десяти животных, которых мусульмане связывают с небесами. Более того, имя этой легендарной собаки помещали на почтовых отправлениях, чтобы послания не потерялись во время долгого пути к своим адресатам. Позже подобное уважительное отношение всячески искоренялось, даже несмотря на прямое указание пророка Мухаммеда не допускать никакой греховной жестокости по отношению к любым живым существам. Данный подход, к сожалению, постепенно стал формальностью. А ведь во многих хадисах регламентируется проявлять к собаке, также как и к прочим существам, сотворенным Всевышним, милосердие и сострадание. Чего стоит, к примеру, поучительное повествование о человеке, который напоил страдающего от жажды пса водой из собственной туфли и за этот добрый поступок попал в рай? В другом хадисе Пророк говорит о праве охотничьей собаки на добычу («… смотри, если собака убьет дичь, более не трогая ее, то можно использовать добычу в пищу, а если собака сама начнет есть дичь, то не тронь, она предназначила ее для себя»). Примечательна также легенда о царе Соломоне, которого ислам чтит как пророка. Она объясняет не вытравленную до сих пор в исламском мире (в Турции и Арабских Эмиратах особенно) необыкновенную любовь и терпимость к борзым собакам салюки. Однажды Соломон решил собрать совет зверей. Явились все, кроме ежа. Лошадь и собака вызвались достать упрямца из норы и быстро препроводить к царю. Вот только собака посетовала, что морда ее не пролезет в ежовую нору. Соломон оценил такое рвение и стал гладить собаку до тех пор, пока ее морда не стала красивой и удлиненной, а сложение изящным. Ежа доставили на расправу, а двум красавцам-животным – собаке и лошади – с тех пор должна была оказываться особая милость – быть навеки спутниками человека и первыми после него перед Всевышним. Таким образом, борзой собаке делается исключение, и нечистой она не считается.

      На деле все обстоит далеко не так радужно, и исламский мир живет, руководствуясь в отношении собак другими хадисами и правилами шариата. Согласно одному из них Пророк запретил продавать и покупать всех собак кроме борзых (не возбраняется, однако, их дарить). Этот запрет считается равнозначным двум другим – платить блудницам и давать награду предсказателям. Использовать собак следует только в целях необходимости – для охоты, охраны, выпаса скота, а также в качестве тягловой силы и поводырей для слепых. Держать собак для развлечения, например, в эстетических целях или для собачьих боев, запрещено под страхом сокращения в три раза милости Аллаха за верное служение ему. Если собака отклоняется в своем поведении от допустимого и становится опасной (например, заболевает бешенством), то автоматически она относится к категории животных, называемых «фасик» (существа, наносящие вред) и должна быть немедленно умерщвлена. Следует отметить, что мусульмане относят к фасик также скорпионов, ворон, мышей и коршунов.

      Излишняя доброта по отношению к собаке, а также то, что принято называть «ложным гуманизмом» очень осуждается. Хотя владельцу и предписывается Кораном делать добро всем животным, находящимся на его попечении, то есть, обеспечивать надлежащее питание, содержание, уход и лечение, на практике подавляющее большинство мусульман этого не соблюдает, мотивируя подобное отношение запретом веры прикасаться к собаке. В некоторых исламских странах, например, в Иране, религиозное рвение порой доходит до полного абсурда – прямых призывов истребить всех без исключения собак, как домашних, так и бродячих, во имя истинной веры. Каноническая же идея о том, что судьба всех существ без исключения принадлежит лишь Аллаху, и все должны подчиняться ему, а животные отличаются от людей и джиннов только тем, что не имеют свободы выбора, просто игнорируется.

      Ключевой момент здесь – идея о неукоснительном соблюдении мусульманином ритуальной чистоты. Поскольку, как уже упоминалось, собака является наджис (нечистой) сама по себе, а также нечисты части ее тела, шерсть, кровь, слюна и выделения, то соприкосновение с ней оскверняет тело правоверного, его одежду, посуду, вещи и прочее. Следовательно, после общения с собакой, человек не имеет права на совершение очередной молитвы до тех пор, пока не будет произведен ритуал очищения. Нечистоты должны быть удалены (смыты) семь раз, причем первый раз – землей. Таково каноническое правило. Многие исламские богословы и исследователи хадисов, детально изучая этот вопрос, порой углубляются в такие дебри, что невольно вспоминаются слова пророка Мухаммеда, повторенные им трижды: «Проявляющие излишнюю щепетильность и чрезмерную строгость погибнут». Вполне допускается во избежание нарушения ритуальной чистоты при молитве просто сменить или вычистить загрязненную животным одежду, ну и, конечно, не пускать собаку в дом.

      Кстати, этот запрет должен соблюдаться и еще по одной причине – считается, что ангелы не могут войти в помещение, где есть собака или ее изображение (Муслим). Еще один миф говорит о том, что собака была проклята, потому что однажды якобы укусила Пророка, однако ни в одном письменном источнике это не зафиксировано.

      Итак, несмотря на тот факт, что священная книга мусульман Коран выступает против негативного отношения к собакам, у подавляющего большинства приверженцев ислама отношение к этим животным далеко не терпимое, а в лучшем случае настороженное.

      Иудаизм

      Традиционно в иудаизме собака является животным нечистым. В священных книгах, таких как Ветхий Завет и Талмуд, практически все упоминания о собаках, за исключением пары случаев, носят крайне негативные оттенки – презрения, омерзения, грязи и бесстыдства. Идея ее нечистоты имеет глубокие культурные корни. Притеснители древних евреев – египтяне и римляне – относились к собакам с огромным почтением и даже обожествляли их. Ненависть угнетенных народов была столь велика, что и на этих животных, также как и на их хозяев, обратилась исключительная ярость иудеев. Существует и другое объяснение. Дело в том, что есть культуры охотничьи, а есть пастушеские, и отношение к собакам в них диаметрально противоположно. Там, где традиционно практиковалась охота (как было в культурах Средиземноморья, Ирана и Египта), пес ценился как верный помощник человека, его равнозначный партнер. Народы-пастухи (евреи и арабы) возвеличивали лишь чистый домашний скот. Кстати, охота вообще у древних евреев приравнивалась к разбою, а мясо диких животных было под религиозным запретом. Собака же, как непременный атрибут охоты, ставилась на самую низшую ступень.

      Так или иначе, по Закону Моисееву собаки считаются нечистыми. Сравнение с собакой считалось страшным оскорблением. Вырученные от продажи собаки деньги были равнозначны деньгам, зарабатываемым блудницами, и также запрещались к внесению в Дом Господа – Скинию. И любое чистое животное, купленное на такие деньги (или даже просто выменянное на собаку) было запрещено приносить в жертву. Собака допускалась только для охраны дома и стада, и только в исключительных частных случаях отношение к ней было приемлемое.

      Лишь в каббалистической традиции отношение к этим животным стало несколько смягченным. Каббала определяет собаку как символ суровости, приговора и неотвратимости возмездия.

      Буддизм и собаки

      В буддизме предполагается совершенно особенное отношение к животным. Частенько сам Будда изображается среди животных, в числе которых самые разнообразные – от безобиднейших созданий до жестоких хищников – однако, все они равноценны для него, и всех он любит одинаково. Буддизм призывает не относиться к животным жестоко. Дело в том, что любое из них – носитель плохой кармы, искупающий грехи прошлых жизней. А любой человек может в следующей жизни родиться животным и рискует испытать на собственной шкуре то, чему люди могут подвергнуть зверей. Поэтому не стоит жестокостью ухудшать свою карму, и желательно придерживаться вегетарианства. В современной буддийской традиции в лучшем случае принято относиться к любому животному с равнодушием. Это в полной мере относится и к собакам (у которых, кстати, статус не самый низкий среди животных). С людьми они просто сосуществуют, не видя от человеческих существ ни вреда, ни внимания, ни добра, ни помощи, ни сострадания. Единственные, кто небезразличен к собакам – это буддийские монахи, привечающие и подкармливающие их в своих храмах.

      Входы в буддийские храмы охраняют странные существа – нечто среднее между львом и собакой. Такие собакольвы – защитники от злых духов. Два священных льва, охраняющие Будду – ключевой символ этой религии. Они есть Стражи Закона. Со своей прародины – Индии — буддизм позже распространился по всему Дальнему Востоку. Однако, поскольку ни в Китае, ни в Японии, ни в Корее, ни в Монголии, ни в Тибете львы не водились, эти атрибуты Будды были заменены на собак. Для этой цели монахи выводили особые породы, представители которых внешне очень напоминали маленьких львов – чау-чау, ши-тсу и пекинесов. Именно Львиные Собаки воплотили собой идею Послушного Пса и стали символом верности Закону и абсолютного подчинения. И именно их изображения украсили собою храмы.

      Особое отношение к собакам существует в Тибете. Тибетские монахи считают, что душа, не достигшая Нирваны, переходит в собаку. По всей видимости, поэтому монахам запрещено употреблять мясо собак в пищу.

      В буддийской традиции есть еще одни священные собаки. Наибольшую известность они получили в Монголии. Это четырехглазые, с пятнами под глазами, божественные собаки (банхар дурвэн нудтэй), которых называют еще молитвенными собаками (зуугийн нохой). Согласно легенде, первая из них пришла в Монголию вместе с паломниками, ходившими в Тибет поклониться буддийскому божеству. Считалось, что такие собаки высматривают дополнительной парой глаз злых духов, а также способны подолгу сидеть неподвижно, медитируя и творя молитвы за своих хозяев. Когда молитвенная собака умирает, ее хоронят головой на юг, чтобы ее душа вернулась в Тибет и переродилась в человека.

      Индуизм и собаки

      Несмотря на довольно трепетное отношение к животным вообще, которое свойственно приверженцам индуизма, собака в этой традиции остается крайне нечистым существом.
      Настолько нечистым, что общение с ним должно сводиться лишь к необходимому минимуму. Употреблять мясо собак в пищу вообще категорически запрещается. Здесь необходимо упомянуть два аспекта, благодаря которым и сложилось подобное отношение к собакам.

      Во-первых, это карма. Индуисты считают, что собаки в прошлой своей жизни были плохими и неправедными людьми, совершавшими плохие поступки, поэтому в нынешнем воплощении, в облике собак, в стыде и сраме, они должны расплачиваться за совершенные преступления.

      Во-вторых, столь настороженное отношение к собакам связано и с тем, что они частенько выступают спутниками грозных индуистских божеств.

      Царь богов Индра, например, владеет собакой Сарамой («быстрая»). Она не только помогает всем заблудившимся (и заблудшим) отыскать верный путь во мраке, но и является прародительницей всех собак на свете. Двое ее детей, псы Шарбары, верно служат богу смерти Яме – охраняют вход в царство мертвых Ямалоку, а также рыщут по ночам среди людей, отыскивая тех, кому предназначено умереть. Сам Яма тоже иногда принимает облик собаки с четырьмя головами.

      Четыре собаки, символизирующих четыре Веды, принадлежат богу Даттатрейе, воплощению индуистской триады тримурти.

      Ужасный аспект бога Шивы – Бхайрава – тоже владеет собакой и использует ее в качестве ездового животного. Да и сам Шива, чтобы испытать веру людей, может обратиться в черную собаку. Отсюда, по-видимому, происходит обычай кормить и ухаживать за собаками, чтобы угодить Бхайраве-Шиве.

      Ритуал кормления черных собак имеет своей целью также заслужить снисхождение еще одного грозного бога — Шани (это индуистский эквивалент Сатурна) – брата бога смерти Ямы и (иногда) одного из проявлений Шивы.

      Отсюда, возможно, и произрастает столь предубежденное отношение индуистов к собакам – слишком уж тесны их связи со смертью. А если, выражаясь фигурально, держаться от смерти подальше, смерть сама будет держаться подальше от тебя. Однако этот принцип не всегда беспрекословно соблюдается, и собакам на время прощается их нечистота. Например, в Непале второй день индуистского праздника огней Тихар целиком посвящается собакам (он так и называется кукур тихар — «день собаки»). В этот день принято их кормить, ласкать, украшать цветами и просить о важной вещи – оберегать дома людей от разрушения.

      Зороастризм и собаки

      Пожалуй, единственная религия в мире, демонстрирующая исключительно положительное и уважительное отношение к собакам, это зороастризм. Собака звалась не иначе как любезным созданием и считалась практически равной человеку – второй по святости, к тому же, обладающей, как и человек, душой.

      Богатое письменное наследие зороастризма, а также труды историков времен Античности превосходно отражают отношение этой религии к собакам и их роли в жизни древних иранских народов. Связь собак с миром мертвых, с предками, с высшими сущностями, а также такие черты как бесстрашие и бдительность сделали этих животных важнейшей частью жизни истинных приверженцев зороастризма.

      Интересный момент здесь – ритуал кормления собаки, имеющий сакральное значение. В традиции зороастризма считается, что души людей после физической смерти переселяются в собак. Поэтому пища, которой кормят собак, предназначена для предков, соответственно, чем лучше пища, тем больше уважение к душам умершим. «Видевдат», ритуальный кодекс зороастризма, определяет, чем и в какое время следует кормить собак. Другой труд, «Арда Вираф Намаг», обещает адские муки тому, кто их морит голодом и бьет. Собак принято кормить первыми, прежде чем семья сядет за стол, причем дважды в сутки, во время, «принадлежащее мертвым» — до восхода солнца и после заката. Как правило, собакам предназначаются самые лучшие, жирные куски. Эта почетная обязанность возлагается на самого старшего члена семьи. С бездомными псами принято поступать так же – иначе, согласно «Авесте», разрушится дом.

      Собаки сопровождают людей не только по жизни, но и во время и после смерти. Зороастрийцы верят, что многочисленные злые демоны всеми силами пытаются проникнуть в мир людей и навредить им, а собаки стоят на страже – отгоняют силы тьмы. Особую бдительность следует проявлять в скорбные часы – душа умершего может быть похищена демонами в момент смерти. Поэтому в процессе погребального ритуала особая собака, способная видеть смерть – четырехглазая (белая, с черными пятнами под глазами) – неотлучно должна находиться при теле умершего, участвуя в обряде сагдид (что в переводе означает «взгляд собаки») – видеть и отгонять взглядом дэва трупной скверны. Если женщина и ее ребенок умирают во время родов, приводят двух четырехглазок для двух душ. Часто к умирающему человеку подносят щенка, чтобы его душа перешла в животное.

      По верованиям зороастрийцев, после смерти душу также встречают две четырехглазые собаки. Они сторожат мост Чинват, ведущий в мир мертвых, и вместе с юной девой, олицетворяющей личную веру человека, сопровождают умершего до места последнего успокоения («Видевдат»).

      Поскольку собака считалась почти равной человеку, ее смерть и смерть человека также равнозначны. Ее также нельзя оставлять без погребения, причем погребение должно сопровождаться теми же обрядами, что и в случае человека.

      За нанесенный собаке вред полагалось наказание, причем весьма жестокое. Только за простую обиду или за неподходящую пищу виновного весьма порицали. За увечье, нанесенное собаке, находящейся «при деле», то есть, охотящейся, стерегущей дом, пасущей скот, следовало возместить ущерб наказанием, а за смерть – наказанием в виде жестокой порки конской плетью. За убийство род виновного до девятого колена должен был быть проклят, а сам он после смерти оставался один на один с толпами адских демонов без помощи и поддержки светлых сил.

      Однако практическое равенство в статусе человека и собаки налагало и на последнюю определенные обязательства – собака также подлежала суду и суровому наказанию за нападение на человека. Закон зороастризма был таков: за укус полагалось лишить собаку уха, за повторный – второго уха, потом хвоста, лапы и так далее. Неисправимых преступников, в конце концов, лишали жизни.

      Как бы то ни было, и какова бы ни была репутация собаки в мировых религиях, сложившаяся в течение тысячелетий, следует отметить один неоспоримый факт. Сегодня, если рассматривать основные религиозные верования в их общей массе, положительное отношение к собакам все-таки перевешивает негатив. Так что, для современного человека собака – словно непутевый, но по-прежнему близкий родственник или многолетний спутник жизни, многочисленные недостатки которого со временем прощаются, а достоинства выходят на первый план.

      Как называется собака демонов

      Древнейшее домашнее животное, известное человечеству свыше 10 000 лет. Сообразительные, хорошо поддающиеся дрессировке (обучению) и селекции собаки играют огромную роль в самых разных культурах как защитник жизни и имущества человека. В сущности из охранительных функций собаки и её взаимодействие с человеком берёт начало представление о её верности хозяину. Не менее значима, хотя и менее распространена роль собаки как охотничьего, боевого и ездового животного.

      К наиболее древним символическим представлениям относятся:

    • ассоциация собаки с загробным миром и божествами смерти;
    • её роль психопомпа, проводника, охранника и защитника душ (Древней Мексике и
    • функция стража (перехода) на границе миров.
    • В некоторых легендах утверждается, что из-за оплошности собаки человек потерял дар бессмертия.

      Во многих традициях собака связана с женским началом и вегетативными функциями, ассоциируясь с землёй, водой, сексуальностью и подсознанием. Мать-Богиня часто называется «сукой» и изображается как щенящаяся Чёрная собака. Обычно собака считается лунным животным (наряду с зайцем и ящерицей), хотя в Древнем Египте и Шумере она солярна.

      Как посредник между мирами собака — спутник всех посланников богов, охотниц и Богинь-Матерей, лунных божеств и богов разрушения. Очень часто она — спутник божественных целителей. В ряде традиций собаки напрямую соотносятся с богами. Иногда собака сопровождает также Доброго Пастыря. Рудимент этих представлений — кошки и собаки как приближённые слуги ведьм, представляющие их в качестве насылателей дождя.

      Во многих культурах собака выступает культурным героем, трикстером или мифическим предком, связанным с получением огня [1] , изобретением многих художественных промыслов и благ цивилизации. В связи с огнём собака обнаруживает также сексуальный символизм.

      Преданность, защита, бдительность — относительно поздний пласт символики собаки, источник которого лежит в основном в кельтской и христианской традициях. Плиний старший в своей «Натуральной Истории» приводит немало случаев, свидетельствующих о собачьей верности; много их оставило и Средневековье. Поскольку собаки считаются «духовидцами», они служат животными, предупреждающими человека о незримых для него опасностях и отпугивающими демонов и вредоносных духов. В древности вместо пса на пороге дома помещали его изображение, наделяемое магическим значеним как оберег отвращающий от дома зло.

      Собаки в образе ветров могут прогнать вепря-зиму или засуху.

      Существо с собачьей головой убивает или заключает в темницу врагов света.

      На Востоке считается нечистым и воровским животным.

    • верность, преданность, дружба;
    • бдительность, настороженность, чуткость, страж порога (границы), охрана, защита
    • знатность — собаки и соколы как признак знати;
    • храбрость, отвага;
    • вера;
    • выздоровление, плодовитость;
    • подземные и лунные божества, Луна, загробный мир;
    • сексуальность, плодовитость, бесстыдство;
    • интеллектуальность, ума, интереса к чему-либо;
    • колдовство, демонические (дьявольские) силы, порча, проклятие, смерть;
    • льстивость, эгоизм, цинизм, зависть, никчёмность;
    • грабительство, жестокость, бешенство, агрессия;
    • охота, война;
    • язычество.
    • Содержание

      Часто напрямую ассоциируется с богами.

      У многих племён собака — культурный герой, изобретатель огня, и тот, кто приносит его людям.

      Древневавилонские изображения сохранили датируемые 2200 г. до н. э. образы напоминавших мастифов собак рядом с воинами.

      Собака является составной частью символики Богини-Матери. Собаки воспринимались в тесном контакте с душами умерших: в древности в Центральной Азии и Персии тела умерших скармливали собакам. Этот обычай породил доминирующие у семитов и мусульман представление о собаке как о нечистом, подлом, жадном животном.

      В шумеро-семитской мифологии ассоциируется несущими зло (злобными, демоническими) существами, скорпионом, змеёй и рептилиями.

    • Астарты;
    • Ормузда;
    • Гала — финикийский великий целитель;
    • аккадский Белитили — его трон держится на собаках, либо собака сидит у трона.
    • Шакалообразная дикая собака является формой проявления бога мёртвых Анубиса; выступает также проводником душ в потустороннем мире. Собакоголовыми, кроме Анубиса, нередко изображаются Птах и Тот.

      Атрибут Великой Матери, Аменти.

      На египетских фресках часто изображались собакоголовые люди — обычно в сценах, где они убивали врагов, или ведут связанных пленных.

      Античные авторы двойственно характеризуют собак, упоминая

    • с одной стороны, о «пёсьей угодливости и бесстыдстве», наглости, лести — само наименование собаки носит презрительный оттенок;
    • с другой — о преданности в охране дома (Филакс) и незаменимости в охране стад.
    • Согласно Гомеру, собака бесстыдна, но является психопомпом. Для Плиния Старшего собака, наряду с лошадью, — наиболее преданное человеку животное [2] .

      Согласно Плутарху, собаки символизируют «консервативное, бдительное, философское начало в жизни».

      Апулей говорит: «Собака, подымающая свою грубую шею, с мордой поочерёдно то чёрной, то золотой,- означает посланника, снующего туда-сюда между высшими и подземными силами».

      Двойственность собаки проявляется в её причастности одновременно к жизни и к смерти:

    • чудовищный пёс Цербер стережёт вход в подземный мир;
    • собак приносят в жертву как Гекате (на перекрёстках), так и Эйлейфии4
    • будучи связаной с Эскулапом, собака может исцелять (давать рождение в жизнь новую).
    • Превыше всех прочих достоинств греки ценили в собаке верность. Гомер в «Одиссее» описывает, как Аргус, некогда красивый и разумный пёс, один-единственный раз не узнал своего хозяина, сразу же вернувшегося с войны, а когда узнал-таки, то умер от радости.

      Собаками (греч. ????) оскорбительно называли последователей философа Диогена, намекая на их агрессивную грубость. Впоследствии наименование киники (???????) стало более актуальным как подходящее обозначение для их роли стражей морали.

      Атрибут (посвящены, сопровождают, спутники):

      • Гермеса (Меркурия) — как посланника;
      • пастуха Ориона — пёс Сириус, «всевидящий страж»;
      • Асклепя (Эскулапа) — заметил, что рана у человека, зализанная собакой, заживает быстрее;
      • Гадеса — его собаки олицетворяют предрассветные и сумерки, пору опасного и демонического времени, когда бродят враждебные силы;
      • Гекаты — её сопровождает свора воинственных (трёхголовых) псов;
      • Гераклу (Геркулесу);
      • Диане (Артемиде) — как богине охоты и Луны;
      • Авроре;
      • Пану;
      • Гефест;
      • финикийскому Мелькарту.
      • Майра — собака Икара, помогала другу последнего Эригону в поисках его отца. Хотя поиски и оказались тщетными (собака привела сына к могиле отца), боги наградили пса верность бессмертием — он стал Проционом (альфа в созвездии Малого Пса).

        В мифе об Актеоне псы Артемиды разорвали его за случайное лицезрение нагой богини в купальне с нимфами; согласно «дополненью» к мифу, именно с тех пор собаки воют на луну.

        Откуда эта информация . — Киноссема считается могилой Гекубы, превращённой в собаку.

        В историю вошёл пёс Ксантиппа, принадлежавший отцу Перикла. Когда афинский флот под командованием Перикла плыл к мысу Саламин, чтобы дать сражение персами, пёс бросился в воду и вплавь добрался (через всё Эгейское море ?) до кораблей. Ксантиппа уцелел в бою и возвратился в Афины на одной из галер. В последствии пёс был похоронен на почётном месте, с того времени известного как «Cynossema» — то есть захоронение собаки.

        В Древнем Риме прежде всего ценились собаки крупные и сильные, которых привозили из Локонии и из Молоссов.

        Собаки посвящены домашним богам-ларам, а также Юпитеру-Вседержителю, как охранители семейного покоя.

        В сохранившихся римских домах и виллах перед входами в атриумы (прихожие) часто выложенны (мозаичные, из майолики или камешков) слова «cave canem» — лат. «берегись собаки».

        Вместе со стервятниками и гиенами псы — пожиратели мёртвых тел: ср. присловье «Только и осталось, что накормить своими телами псов да воронов!» Вход в царство мёртвых (хель, хэлл) охраняет пёс Гарм (Гармр) — «пожиратель» [3] —>. В конце мира он убивает Тюра и сам гибнет от его руки.

        В кельтском искусстве собаки символизируют милосердие и ассоциируются с целительными водами. Они — спутники многих божеств, покровительствующих охоте и врачеванию, а также воинов и героев. Охотничьи и боевые собаки, будучи в большом почёте, служат своеобразной эмблемой рыцарства, а слово «собака» считается похвалой. «Пёс Куллана» — имя главного персонажа из преданий т. н. «ольстерского цикла» (вариант: «Цу Хуланн» — кельт. «пёс из Хуланна»).

      • Одина (Водана) — две собаки и два ворона в качестве советчиков;
      • Тора;
      • Эпону — богиня охоты и лошадей;
      • Нуаду (Ноденса) — бог целительства;
      • Суцелла (Суцеллоса).
      • В народной традиции собака выступает в роли защитника женщин и детей.

        Возможный прообраз «собаки Баскервилей» — призрачный пёс с огромными когтями в древних поверьях Северной Англии. Этот чудовищный пёс появляется только ночью, и увидеть его — к смерти.

        Собака — животное, наделяемое в народных представлениях двойственной символикой и различными демоническими функциями и часто выступающее в паре с кошкой.

        Собака и кошка как домашние животные метафорически соотносятся с парой диких зверей — волком и медведем. Собака выступает символическим соответствием волку. Волка считают собакой лешего, Св. Георгия или Св. Саввы. Соотнесённость собаки и волка проявляется в сербской легенде о сотворении собаки Богом, а волка — дьяволом. Наряду с известными быличками о заклятии колдуном человека на определённый срок в волка существуют аналогичные рассказы и о заклятии человека в собаку. Сходство обнаруживается и в оберегах от волка и от собаки при встрече с ними.

        Пара собака и кошка фигурирует во многих словесных формулах, в поверьях, легендах и т. п. Например, для отвращения от себя сглаза и порчи произносят заклинание:

      • «На пса уроки — на кота по-мысл» — у русских,
      • «На пса сглаз, на кота чахотка» — у поляков.
      • Собака и кошка сопоставляются по принципу мужской — женский, например в русской поговорке: «Кошка да баба в избе, мужик да собака на дворе». В белорусской корильной песне с бесхвостым псом сравнивают холостого мужчину, а по русскому поверью, тот, кто любит кошку, будет жену любить. Русские говорят:

      • «Собака обжора, а кошка сластёна»;
      • «Собаку можно целовать в морду, а не в шерсть, кошку — наоборот».
      • Собака и кошка часто объединяются или, наоборот, противопоставляются друг другу в представлениях о чистоте или нечистоте этих животных. Русские, например, считают: «Собака не то, что кот, животное нечистое». При этом распространён взгляд на собаку как на друга человека. У болгар собака благословенное животное, а кошка — проклятое:

      • собака плачет, а кошка радуется смерти хозяина;
      • собака заливает водой огонь, который кошка в аду раздувает под его котлом.
      • Символическая амбивалентность собаки и кошки и двойственность отношения к ним проявляется в наделении их как божественными, так и дьявольскими чертами. Характерна в этом отношении роль собаки в русских легендах: по одной, она создана Богом из грязи, которой дьявол обмазал сотворённого Богом человека, чтобы охранять человека от дьявола; по другой — была стражем на границе ада и рая. Происхождение как собаки, так и кошки связывается с божественной рукавицей. В болгарской легенде собакой стала рукавица, брошенная Богом. По мнению украинцев, собаке и кошке нельзя есть освящённого в церкви, иначе они сдохнут, ослепнут или уйдут из дома и одичают. Однако у поляков на Пасху им дают освящённого хлеба. Распространены поверья об обращении ведьмы в собаку и кошку, о появлении чёрта и вампира в собачьем и кошачьем обликах. У некоторых восточных славян в образе собаки или кошки, особенно чёрных, персонифицировалась Коровья Смерть или холера. Кроме того, облик собаки может принимать водяной, полевой, банник и др. При этом собака — обычная или отмеченная особыми признаками (первородная, родившаяся в субботу, чёрная, «четырёхглазая», то есть с пятнами над глазами) — обладает способностью видеть нечистую силу и отпугивать её.

        Собака и кошка имеют отношение к грому. Русские верят, что чёрные собака и кошка оберегают дом от молнии, но и считают опасным присутствие их в доме во время грозы. Поляки и македонцы выгоняют собаку и кошку из дома во время грозы, полагая, что они притягивают молнию и что они тем опаснее, чем длиннее у них хвосты. Подобные воззрения обусловлены способностью чёрта обращаться в этих животных.

        Собаку и кошку роднят и черты домашнего покровителя, сближающие их с лаской. Украинцы отождествляют с лаской последнего, тринадцатого щенка в помёте, который после того, как женщина целый год держала его у себя за пазухой, становится злым и способным защищать от ведьмы. По польскому поверью, чёрные собака, кошка и петух, живущие мирно друг с другом, оберегают дом от нечистой силы, по русскому — от грозы и вора. Украинцы верят, что счастье в дом приносит приблудная собака. У восточных славян нередки рассказы об обращении домового в собаку. В таком виде его можно увидеть в углу двора на Пасху. Выбор масти скота, определяемый чаще всего домовым или окраской ласки, диктуется иногда и цветом шерсти собаки или кошки: какой масти собаку или кота встретит хозяин во время обхода своей усадьбы в Чистый четверг, такой масти следует держать скот (у украинцев). Под основание дома закапывают живых собаку и кошку той масти, какой желают иметь скотину (у русских). Домовой в виде большой собаки, увиденный на чердаке после пасхальной заутрени, сам говорит, какой масти скотину нужно держать (у украинцев).

        Вытьё собаки в приметах предвещает смерть, мор, болезнь, голод, войну, пожар, кражу, нищету.

        В легендах собака выступает культурным героем (трикстером), наделённым острым умом и склонным к проказам; изобретатель (похититель) огня. В шаманизме — посланник духов леса.

        Читайте так же:  Интересные исторические факты о войне