Как называется валера

Значение имени Валерий

Краткая форма имени Валерий. Валера, Лера, Валя, Вал, Валек, Валюха, Валюша, Валечка, Леруня, Леруся, Леруха, Леруша, Вака, Валюня, Валюся.
Синонимы имени Валерий. Валериан, Валерьян, Аверьян, Валери, Валер, Валериус, Валерио, Валериос.
Происхождение имени Валерий. Имя Валерий русское, православное, католическое, греческое.

Имя Валерий – это форма латинского имени Валериан, означающего «бодрый», «крепкий». Имя Валерий имеет различные трактовки, более подробно о которых можно узнать в описании женской формы этого имени, имя Валерия. Уменьшительно-ласкательные обращения Валя и Лера также являются самостоятельными именами.

Валерий невероятно стремителен в своих действиях. Он совершает смелые, порой даже отчаянные поступки. Общаться с ним может показаться нелегко. Иногда этот мужчина становится колким, словно крапива.

В делах Валерий настойчиво идет к цели, не боясь возникающих препятствий. Этот мужчина самолюбив, болезненно переносит колкости в свой адрес, особенно со стороны женщин. При всем при этом к семье он привязан необычайно, изменить жене для него немыслимо.

В детстве Валера – заводила и озорник. Его подвижный ум быстро придумывает новые проказы, а организаторские способности делают лидером в компании мальчишек. Шалости, обилие подвижных игр в жизни маленького Валеры доставляют массу волнений его родителям. Слушается родителей Валера не всегда, в его жизни большую роль играет самовоспитание. Активность и резкость несколько ослабляются с годами, однако по-прежнему люди тянуться к этому мужчине.

Валерий обладает достаточно крепкой психикой. Он способен легко познакомиться, не тяготится обилием комплексов. Активная жизнь, требующая непрерывных действий, для Валерия – норма, без которой ему может быть нелегко. Валерию важно чувствовать себя нужным, давать советы, участвовать во всех делах. В любом обществе мужчине обязательно надо понравиться всем, быть признанным. В поступках Валеры прослеживается некоторая безбашенность.

Валерию свойственна непоколебимая вера в высшую справедливость. Он бескомпромиссен, верен друзьям и тяжело переживает обман со стороны других людей. Мужчина оптимистичен и приятен в беседе, однако довольно остер на язык и в ссоре может показаться чрезмерно резким.

В выборе подруги жизни Валерий весьма щепетилен. Он может долго не жениться, но при этом иметь множество поклонниц. Он настроен на приятное общение с противоположным полом. Валерий – настоящий ценитель женщин, любит раскованных красавиц со стройной фигурой и привлекательной грудью. Иногда попадает в сложные ситуации, но выходит из них, благодаря хорошему чувству юмора. Валерий умеет красиво ухаживать и без труда влюбляет в себя женщин.

По натуре Валерий однолюб. Встретив глубоко порядочную и духовно развитую женщину, мужчина женится на ней и становится примером супруга. Он верен жене, привязан к ней, нежно любит детей. С другой стороны он и к себе ждет искреннего внимания.

На увлечения Валеры большой отпечаток накладывает то, что по характеру он – домосед. Поэтому чаще всего хобби этого мужчины становится коллекционирование и чтение. Однако он не против помочь жене в покупках и походах на рынок, а также пособить в дачном хозяйстве.

Выбор профессии определяет для Валеры и его дальнейшие успехи. Хотя оптимизм и энергичность в равной мере помогут Валере в любой области, очень важно, чтоб выбранная профессия нравилась мужчине. Валерий не лишен актерских способностей, а также может быть хорошим модельером или архитектором. Успехов этот мужчина может добиться и в предпринимательской деятельности.

Именины Валерия

Валерий празднует именины 22 марта, 6 мая, 7 ноября, 20 ноября.

Валерий Сюткин

Биография

Поклонники и музыкальные критики называют певца «главным интеллигентом отечественного шоу-бизнеса». Пик популярности Валерия Сюткина пришелся на первую половину 1990-х, когда кумир выходил на сцену с культовой группой «Браво» и собирал на концертах многотысячные стадионы в России. Но и последующая сольная карьера музыканта оказалась не менее успешной. Сегодня Валерий Миладович считается одним из ярких представителей рок-н-ролльной и джазовой тусовки российской эстрады.

Детство и юность

Родился Валерий в столице России весной 1958 года. Отец Милад Сюткин — пермяк, он возводил под землей оборонительные сооружения и отметился при строительстве космодрома Байконур. Позже преподавал в академии, в которой учился. Там же познакомился с будущей супругой. У Брониславы Бржезицкой польско-еврейское происхождение. В академии она трудилась младшим научным сотрудником.

Валерий радовал родителей пятерками до тех пор, пока не окунулся с головой в рок-н-ролл. Оценки «поскромнели», но дома мальчика поняли. Первые мелодии парень разучивал на гитаре и играл на импровизированных «барабанах» из жестяных банок в любительской рок-группе. Позднее он освоил игру на профессиональной установке и стал музыкантом школьного ВИА «Возбужденная реальность». Там же научился играть на бас-гитаре.

Творческая биография Валерия Сюткина продолжилась после получения аттестата зрелости. Первое время после школы парень подрабатывал в ресторане помощником повара, а по вечерам выступал там перед посетителями.

Армейскую службу будущий лидер «Браво» нес в Дальневосточном военном округе, где в свободное время продолжил совершенствовать музыкальное мастерство. Валерий стал участником военного коллектива «Полет», который «вырастил» Алексея Глызина. Здесь впервые Сюткин проявил свой вокальный талант.

После демобилизации в 1978 году музыканту снова пришлось начинать с нуля. Валерий работал вокзальным грузчиком, проводником. Полтора года Сюткин музицировал в свободное от поездок время и пытался устроиться в один из столичных коллективов. На прослушиваниях приходилось использовать легенду о заочном образовании, полученном в музыкальном училище Кировска на отделении хорового дирижирования.

Музыка

В начале 80-х Валерий уже выступал в составе ансамбля «Телефон», записав с коллегами 5 альбомов. Но из-за препятствий, которые чинили музыкантам чиновники, Сюткин вынужден был объединить свой коллектив с группой «Зодчие». Песни «Автобус-86», «Спи, малыш» и «Время любви», которые ранее звучали на кассетах, начали «крутить» по радио и на телевидении, они попали в ротации. «МК» включила «Зодчих» в топ-5 коллективов СССР.

Перелом в карьере исполнителя случился в 1990 году. Сюткину поступило предложение от руководителя группы «Браво» Евгения Хавтана, Валерий согласился и занял вакантное место, которое освободила Жанна Агузарова. За 5 лет работы в рок-н-ролльной группе музыкант получил всесоюзную известность. Он изменил репертуар, исполнительский стиль и даже внешность.

10-летний юбилей группа отметила громко: концерты прошли по крупным городам России. Сюткин с музыкантами «Браво» записал альбомы «Московский бит» и «Дорога в облака», ставшие мультиплатиновыми. Всего в совместной дискографии коллектива и солиста оказалось 5 пластинок.

В середине 1990-х фронтмен оставил коллег: он устал от плотного графика. После короткого антракта певец основал джаз-группу, дав ей название «Сюткин и Ко». Коллектив записал 5 альбомов. В 2020 году звезда выпустил с участниками группы Light Jazz пластинку «Москвич-2020», через год появилась «Олимпийка».

Артист и сегодня старается удивлять поклонников. В 2020 году он стал участником акции «Музыка в метро», выступив в переходе столичного метрополитена. Сюткин стал автором пьесы «Восторг», которую представил в ТЦ «На Страстном», сыграв в ней главную и единственную роль.

Личная жизнь

Главный денди российской эстрады еще тот сердцеед. В паспорте звезды 3 штампа, подтверждающие официальные браки. Первой супругой Сюткина оказалась девушка, с которой молодой музыкант познакомился на заре 80-х. Ее имени Валерий не называет, не желая огорчать когда-то любимую женщину. Их союз длился 2 года, и его «венцом» стало рождение дочери Елены.

Во второй раз Сюткин пошел в загс в конце 80-х с девушкой, которую «увел» у друга. Но романтика в отношениях продолжалась недолго. Ради родившегося сына Максима и видимости семейного благополучия супруга закрывала глаза на похождения неверного мужа.

В начале 90-х в личной жизни музыканта произошли кардинальные изменения. Его избранницей стала 18-летняя Виола, работавшая манекенщицей рижского Дома мод. Она пришла в коллектив «Браво» костюмершей. Полгода девушка общалась с Валерием по рабочим вопросам, но неожиданный поцелуй на гастролях перевернул для обоих мир с ног на голову. Ведь Виола собиралась замуж, а на безымянном пальце Сюткина «сидело» обручальное кольцо.

Винодел Валерий Захарьин: «Мы должны создать бренд «русское вино»

Кадровый офицер Валерий Захарьин оказался смелым человеком и отличным маркетологом. Выйдя в отставку, он начал торговать крымскими винами, следом разбил виноградники, а затем не испугался выпустить вино под собственной фамилией. Создав бизнес с годовыми продажами более 400 млн руб., этой весной Захарьин еще раз удивил рынок, объявив о покупке одного из крупнейших винодельческих хозяйств Крыма – «Инкермана». В интервью «Ведомостям» предприниматель рассказал, как он пришел в виноделие и почему верит в перспективы русского вина.

– Давайте начнем с того, как вы пришли к виноделию. Вы же преподавали в Симферопольском высшем военно-политическом строительном училище?

– Я выпускник этого училища. Потом служил в войсках семь лет, потом в Таллинском училище преподавал, Михаил Пореченков мой курсант был. А потом я вернулся в Симферопольское училище, был командиром подразделения. Когда Советский Союз, к сожалению, прекратил существование, смысла служить под присягой Украине я не видел и в 1996 г. вышел на пенсию – в звании подполковника. (Позже, как офицеру запаса, мне присвоили полковника.)

Но надо было жить дальше – кушать же хочется. В Советском Союзе студентов возили убирать картошку, а в Крыму курсантов отправляли в виноградарские совхозы – помогать убирать виноград. Наших курсантов возили в совхоз в Бахчисарайском районе. Это предприятие было одним из лучших по выращиванию винограда. У меня сейчас земля и виноградники рядом – это долина реки Альма.

Но начал я с торговли – мы продавали крымские вина, например «Массандру». Много продавали. В 2000 г. я стал директором банкротного Краснопартизанского винзавода. Это был огромный завод: 22 000 кв. м, 17 га [виноградников]. В той зоне я в 2002 г. посадил свой первый виноград. Завез саженцы из французского питомника Jean Guy et Bruno Arrive и посадил 88 га. Но там оказалась вымерзаемая зона, и весь виноград погиб, я потерял пару миллионов долларов. Это потом я получил образование по виноделию и виноградарству в Крымском агротехнологическом университете у нас в Симферополе, а тогда не знал. Надо было делать укрывной виноградник, но это очень дорого.

– Уже к 2002 г. вы заработали столько, что могли позволить себе потерять пару миллионов долларов и не разориться?

– Торговля всегда была делом прибыльным. Но я действительно почти разорился. Однако опять удалось подняться после падения.

– А в какую сумму вам обошлась земля под тот виноградник?

– Я тогда землю не покупал – мы взяли в аренду паи. На Украине не было рынка земли, ты не имел права купить землю. Так что я взял в аренду пай около 100 га, посадили 88 га. Но виноград весь вымерз, мы мучились, мучились и в конце концов его весь раскорчевали. Тот участок оказался экономически невыгоден.

Для элитного вина нужны победнее почвы, поинтереснее регион. Я стал подумывать о том, чтобы перейти в регион Качинской и Альминской долины, он славился лучшими сухими винами в Советском Союзе – да и сейчас – за счет климатических условий и интересных известковых почв.

В 2006 г. я взял там землю в аренду на 49 лет. Они государственные, так называемые «земли запаса». Сейчас под посадками 46 га, плюс еще есть 400 га земли, которую мы готовим к посадке.

Плюс мы собираемся заложить два шато в красивых местах – эти земли я уже купил: в одном – 12 га, а во втором – 17 га. Это такая французская история: шато, а вокруг виноградники. Во Франции вино, разлитое в шато, является одним из самых дорогих.

Именные вина и «Инкерман»

– Когда появилось первое вино под вашей фамилией?

– Первый урожай «Дома Захарьина» – 2020 год. Разлили его в 2020 г. А под брендом «Валерий Захарьин» мы стали разливать с 2020 г.

– Все вино для вас разливает завод «Инкерман»?

– Да, мы льем на «Инкермане». Я к этому долго приходил. Есть разные мнения, насколько важен [для винной марки] завод, давайте расскажу свое. Завод сейчас – это просто железо, набор технологического оборудования. Главное – бренд, сырье и человек. Я был директором государственного винзавода, помню, что это такое. Поэтому, когда мы вернулись в 2020 г. в Россию, я понял, что сначала надо построить бренд. Так появилась марка «Хороший год». А мощностей в Крыму полно, и они недогруженные. Один «Инкерман» может производить 70 млн бутылок вина в год. И посмотрите, сколько заводов закрылось: у нас в Крыму было 95 заводов, сейчас с десяток, может, будет.

Это практика Франции, Италии, когда виноградари, владеющими сотнями гектаров, объединяются в кооперативы, а завод один на всех. Я, кстати, считаю, что это ключевое направление для быстрого развития сегмента качественного вина в России.

– Вы разливали свое вино на «Инкермане», а в апреле этого года удивили всех новостью, что купили эту компанию. Как вы к этому пришли?

– У «Инкермана» были иностранные собственники – Нartwall Capital. Это семейный финский фонд, там две семьи, они «Стокманнами» владеют и т. д. У меня великолепные отношения с этими ребятами, с [менеджером фонда] Микаэлем Терманом и другими. У них была стратегия долговременного развития этого предприятия, но ситуация с Украиной создала для них дискомфортные условия. У «Инкермана» последние два года очень резко падали продажи – до 1,8 млрд руб., а он продавал когда-то на 4 млрд руб., и почти 300 млн руб. убытков.

Я же всегда говорил и сейчас повторяю, что «Инкерман» – это легендарный русский завод по производству русского вина. Есть бренд «французское вино», есть бренд «итальянское вино». Я считаю, что мы должны создать бренд «русское вино». И «Инкерман» для этого подходит. Он с 1961 г. существует, его штольни (порядка 5,5 га) образованы при выработке камня для восстановления Севастополя. Мне говорили, что во время Ялтинской конференции [в 1945 г.] Сталин показывал Рузвельту и Черчиллю Севастополь после разрушения, они ему сказали, что на развалинах нужно сделать музей, а остальное проще сровнять с землей. Но в 1948 г. Севастополь восстановили. Какой ценой, но восстановили.

– «Инкерман» почти в 10 раз вас больше вашей группы по обороту. Как вы осмелились его купить? Ведь крайне редко случается, когда маленькая компания покупает большую и у нее получается выстроить успешный бизнес.

– У меня есть дистрибуторская компания. Мы торгуем со всеми сетями, продаем 3 млн бутылок в год. Поэтому добавление сильного бренда, я считаю, будет иметь отличную синергию. Мы знаем технологии, знаем иностранных специалистов, умеем выращивать виноград и делать вино. А привлечь деньги – это, да, тоже надо уметь, но это вопрос второй.

Читайте так же:  Интересные факты о смехе

– Но вы же понимаете, что на рынке не верят, что «Инкерман» купил Валерий Захарьин. Многие считают, что «Инкерман» купили Ковальчуки или какие-то другие близкие к власти люди, а Захарьин просто фронтирует сделку.

– Я слухи не комментирую. В настоящий момент группа компаний принадлежит мне.

– Сделка денежная? Откуда вы привлекли финансирование?

– Да, денежная. Она сложно структурирована, оформлена в Стокгольме.

– Какова сумма сделки? Миллионы евро, десятки миллионов евро?

– Мы с вами встречались в апреле 2020 г., вы тогда говорили мне, что думаете над тем, чтобы купить завод. Тогда уже были какие-то переговоры с владельцами «Инкермана»? Кто кому первым сделал предложение?

– Сделка проходила в течение года. Это было обоюдное желание, и сделка прошла комфортно.

– Можно уточнить, что именно вы купили и чем теперь владеете?

– Я купил права компании, у которой в аренде находится завод «Инкерман», совхоз «Качинский», торговый дом «Инкерман» и агрофирма «Черноморец». Остались те же самые юридические условия, как были у предыдущих владельцев. То есть «Инкерман» пока является арендованным у города Севастополя предприятием.

Претензии и инвестиции

– И у Севастополя были претензии к прежним владельцам «Инкермана», город даже подал в суд. Почему?

– Может быть, город не чувствовал, что там будет развитие. Было падение объемов производства, падение прибыли, это видел город, и, очевидно, его не устраивала такая ситуация с арендованной у него собственностью. Но мы заключили мировое соглашение.

– Условием мирового соглашения было обязательство нового собственника инвестировать не менее 16 млн руб. в арендуемый у города имущественный комплекс. В течение какого периода эти деньги будут вложены и на что пойдут?

– 16 млн руб. – это не очень большая сумма, и она будет вложена. Сейчас по «Инкерману» идет глубокий анализ специалистов высокого уровня.

– В этом году у завода будут убытки?

– Я думаю, нет. Некоторые предприятия должны были приличные суммы «Инкерману», и сейчас идут судебные процессы по их взысканию. Эти неплатежи – одна из базовых причин того, что предприятие ушло в минус.

– Без этих неплатежей «Инкерман» остался бы в прибыли?

– «Инкерман» – устойчивая, полностью интегрированная компания, у которой есть все: виноградники в великолепной зоне, производство, бренд. На заводе установлено современное оборудование – его в 2010 г. реконструировали, он один из лучших на постсоветском пространстве. «Инкерман» будет развиваться и в течение 3–5 лет достигнет продаж 20–30 млн бутылок в год. У меня даже сомнений никаких нет.

– То есть кроме обещанных 16 млн руб. никаких радикальных инвестиций «Инкерману» не нужно?

– Инвестиции будут, радикальные. В первую очередь – в посадки новых виноградников. В Качинском совхозе есть питомник и есть прививочный комплекс – т. е. можно не покупать саженцы за рубежом. И, конечно, наличие автохтонов – это дифференциация на рынке, это одна из ключевых вещей для продвижения. У нас есть старейший бренд, у нас уже есть продажи под 10 млн бутылок. Теперь надо изучить полку, изучить сорта, понять, как выстроить ценовое предложение, ввести новые виды продукции, старую какую-то, видимо, нужно убрать и т. д. У нас рынок огромный.

– У компании «Валерий Захарьин» уже шесть брендов вина: «Дом Захарьиных», «Баккал Су», «Автохтонные вина от Валерия Захарьина», «Хороший год», «Бухта Омега», Alma Hills’s. И у «Инкермана» еще 10 линеек вин. Не слишком ли у вас много брендов, как вы будете их разводить и со всеми справляться?

– Будем смотреть, чтобы они не пересекались и не было каннибализации.

– Торговые дома «Инкермана» и Захарьина будете объединять?

В этом году уроженец Симферополя Валерий Захарьин выпустил книгу «Автохтоны Крыма. Виноград и вино». «Оглядываясь на свою жизнь, понимаю, что и меня эти места духовно обогатили и изменили отношение к миру и к моему самоопределению, – пишет Захарьин. – А как можно объяснить, что кадровый военный, офицер, покинув ряды вооруженных сил, полностью посвятил себя виноградарству и виноделию».

– Размышляем над этим. Конечно, чем мощнее у тебя предложение, тем ты сильней. Чем дистрибуторы берут? Тем, что у них мощный пакет брендов.

«Инкерман» должен быть одним из ключевых игроков, который кроме вин высокого сегмента должен предлагать качественное, но доступное вино из винограда. Я говорю банальную вещь: вино – это продукт, производимый из винограда. А не винный напиток из воды и сахара.

– Вы инкермановский виноград будете использовать для своих вин?

– В таких линейках, как «Хороший год», мы используем для некоторых вин покупной виноград – у нас нет рислинга, у нас нет совиньон блан. В этом случае мы обязательно пишем «негоциант». Это всего 10% от общих продаж ТМ «Хороший год», остальные – из нашего винограда. 90% вин в Бордо производят негоцианты. А в Шампани Moet & Chandon из общего объема производства шампанского только 17% потребности закрывает собственным виноградом, остальное закупает.

– После вашей сделки несколько топ-менеджеров «Инкермана» перешли к вашим соседям в компанию Alma Valley. Сколько ушло и кто теперь руководит «Инкерманом»?

– Ушло пять или шесть человек. Гендиректор сейчас – Лариса Петровна Шимчук, она один из старожилов завода, великолепный винодел.

– У вас какая-то должность в «Инкермане» есть?

– А зачем она мне нужна?

Автохтоны Крыма

– У вас по-прежнему 4 га засажено оригинальными крымскими сортами винограда?

– Нет, у нас уже 6 га автохтонов. У нас в коллекции высажено 75 сортов автохтонов. За два года мы протестировали 65 сортов, в этом году сделали вина из 63 сортов винограда. В книге «Автохтоны Крыма. Виноград и вино», которую мы только что выпустили, написано, что 45 сортов можно рассматривать для виноделия, из них мы выбрали 11 сортов, а шесть сортов уже подали в Россортинспекцию для того, чтобы стать оригинаторами этих сортов.

Если сорт не внесен в реестр, ты не можешь выпускать на рынок вино из него. А чтобы внести в реестр, ты должен посадить один гектар и семь лет за ним наблюдать! И я спрашиваю: эти сорта изучают уже 200 лет, в 1944 г. проводилась дегустация [вин из] автохтонов у наркома пищевой промышленности СССР – а там серьезные ребята были. В 1947 г. Александр Александрович Иванов издал книгу описаний [крымских автохтонов], они также включены в 23-й том Ампелографии СССР. Что вы хотите еще изучать? Что этот виноград даст керосин? Что люди им отравятся?

– Но все равно нужно подтвердить ДНК сортов, доказать, что они оригинальные, а не клоны.

– В этой книге все есть. Мы купили саженцы, а в [научно-исследовательском институте виноградарства и виноделия] «Магарач» коллекция уже была создана: собиралась со всех регионов Крыма на протяжении 100–150 лет. Просто за последние 20–30 лет коллекция пришла в упадок. Некоторые сорта были утеряны, а некоторые остались в единичном экземпляре – например, сорт херсонесский. Мы купили с них чубуки и привили у себя. Официально купили, а «Магарач» 26 сентября 2020 г. сделал апробацию.

Мы взяли 11 наших автохтонных сортов и отправили в [Национальный институт высшего агрономического образования] SupAgro в Монпелье – там самое большое сортовое досье винограда в мире. У них каждый сорт винограда оцифрован, на каждый есть ДНК-паспорт. Они 10 сортов нашли у себя, потому что еще в советские времена обменивались биоматериалом, но один сорт – херсонесский – оказался неизвестен даже им!

ООО «Дом Захарьиных»
выручка (2020 г.) – 13,51 млн руб.,
чистая прибыль – 0,864 млн руб.

ООО «Интерфин»
выручка (2020 г.) – 334,167 млн руб.,
чистая прибыль – 17,698 млн руб.

ООО «Винный дом «Инкерман»
выручка (2020 г.) – 1,168 млрд руб.,
убыток – 6,502 млн руб.

ООО «Инкерманский завод марочных вин»
выручка (2020 г.) – 1,583 млрд руб.,
убыток – 264,9 млн руб.

В Крыму есть четыре вида дикого винограда. Когда греческие колонисты в V–IV вв. до нашей эры начали осваивать Крым, они завезли культурные сорта винограда. Культурный виноград скрестился с диким, и получались местные сорта. Они называются автохтонными, потому что не знают, откуда они произошли. Но когда начинают рассматривать их ДНК, видно, что у прародителей есть гены восточноевропейских сортов или западноевропейских сортов винограда. А херсонесский сорт абсолютно оригинален, был культивирован народной селекцией из дикой формы.

– И вы из херсонесского решили сделать «церковное вино», которое весной этого года показали на Ялтинском форуме.

– Херсонес сейчас на подъеме в плане религиозных вещей, там отлично все сделали. Это исторический факт, что князь Владимир крестился в Херсонесе. Я так и написал [на этикетке]. Но мы сделали из херсонесского всего лишь 6 л вина, т. е. девять бутылок.

– Дальше какая коммерческая история у херсонесского? Сколько вы на следующий год сможете предложить?

– Изначально у нас один куст был. Сейчас у нас 16 четырехлетних кустов херсонесского, и в этом году мы размножили и еще 60 посадили. Это долгоиграющий процесс.

– Если не ошибаюсь, вы первым в Крыму выпустили моносортовое сухое вино из белого сорта сары пандас. Меня оно поразило оригинальной ароматикой – на мой взгляд, вино из сары пандас должно стать такой же визитной карточкой Крыма, как грюнер вельтлинер – Австрии или малагузия – Греции. Как вы додумались до этого, ведь этот сорт всегда считался малопригодным для виноделия?

– Я не боюсь экспериментировать, у меня нет зашоренности вообще. Мне некоторые говорят: «Мы профессиональные виноделы, работаем на заводах 30–50 лет, а такого вина не можем выпустить». А я им отвечаю: «Есть винодел, а есть технолог. Винодел – это тот, кто дал концепцию, имеет свой виноградник и ответил за его качество своей фамилией на этикетке».

Сары пандас и кефесию в чистосортном виде на рынок вывели мы. Кокур в Крыму был всю жизнь, но делался в десертном варианте. А я делаю из кокура игристое – молодое вино методом шарма. Потому что просеко, сделанное по той же технологии, – это растущий рынок во всем мире. У кокура нужная для нашего народа кислотность, он переводится как «душистый», у него специфическая ароматика.

– Но почему вы перестали делать чистосортовые вина из сары пандас и кефесии?

– (Смеется.) Потому что это бизнес. За первой кефесией я приехал в совхоз «Морской» – это был 2020 или 2012 год, я знал директора. Говорю: «Я у тебя куплю 40 т кефесии и 40 т сары пандас. Я выведу их на рынок, потому что я чувствую в них потенциал». Он согласился мне продать.

Мы сделали вино по современной технологии: собирали в маленькие ящики, охлаждали виноград до +2 градусов и т. д. Когда вынесли первое сусло из сары пандас, оно было оранжевое (поэтому сорт так и называется: сары пандас – это «оранжевый грек»). Технологи были в шоке, а я говорю: «Просто сделайте вино, каким оно получится, – пусть оно будет вообще вонять керосином».

На второй год я тоже купил [виноград]. А потом договорился о поставках с другим хозяйством на 10 лет. Обещали: «Хорошо, мы тебе дадим». А потом смотрят на рынок: все продается, что ж придумывать самим? И мне не дали виноград.

Но я-то тоже давно живу. Я знал, что так и будет. Поэтому за год до этого я посадил свой виноград. Но [сейчас] у меня только по 10 т кефесии и сары пандас. А на рынке надо остаться: если ты с рынка ушел, то вернуться будет в разы сложнее. И поэтому мы сделали красное вино из бастардо и 15–20% кефесии, «Бастардо-кефесия». Оно сухое, но пахнет, как будто оно десертное, это признак сорта бастардо магарачский. (Оно, кстати, в Италии в гид винного критика Луки Марони вошло с оценкой 95 баллов.) И сделали белое «Кокур – сары пандас». Они у нас хорошо продаются, но мы восстановим в этом году кефесию в моносепаже.

– А когда моносепажный сары пандас снова сделаете?

– Сары пандас мы чуть позже посадили, 2020-й год сделаем.

Вино и дерьмо

– Уровень господдержки виноградарства и виноделия вас устраивает?

– Сейчас прилично возмещают – и посадки не только винограда, но и других сельскохозяйственных культур. Мы сейчас с итальянцами посадили грецкий орех, и нам возместили из 200 млн руб. затрат почти 150 млн. Без всяких откатов-накатов: посадил, собрал все документы, представил – возместили.

Мы ожидаем, что стимуляция посадок винограда сохранится и дальше. А также что начнется борьба с контрафактом – той продукцией, которая делается из винограда, воды и сахара и продается под названием «вино». 1% фруктозы, находящейся в винограде, сбраживается на 0,6% спирта. 1% глюкозы, которая находится в обычном сахаре, тоже сбраживается на 0,6%. И основной контрафакт не в подвалах льется, а на заводах.

Ведь у нас разрешены винные напитки. Приходят на такой завод: «Что вы льете?» – «Винный напиток». На следующий день его не проверяют, он льет то же самое, но пишет на этикетке «вино». Поймать очень сложно.

Один из способов делать контрафактное вино – это старый виноградник. У него по бумагам 1000 га виноградника, но этот виноградник практически погибший. Он с него собирает 50 т, но пишет, что собрал 10 000 т. А сам добавил воду и сделал 10 млн бутылок «вина» из воды и сахара. Ведь виноградник есть. Но если прийти к нему летом на черный виноградник и спросить: «Как ты тут мог собрать урожай?» – он ответит: «Вымерз за зиму». К счастью, сейчас все быстро меняется: уже введены новые требования по контролю, счетчики и ситуация улучшается.

– Со следующего года в России будет новая акцизная политика, российским виноделам будет преференция в виде налогового вычета. Насколько для вас это существенно, какая для вас преференция перед импортом?

– Для вина, произведенного из российского винограда и из привозного виноматериала, будет единый акциз, вводится акциз на виноматериалы и виноград. Это впервые.

Но ключевой момент, что вина, произведенные из российского винограда, будут стимулироваться путем возврата части суммы акцизов в виде налогового вычета. Это не может не радовать – нужно максимально стимулировать посадки винограда у себя. Теперь осталось дождаться описания самого механизма возврата и на практике посмотреть. Вот здесь могут быть и проблемы. Поэтому надо комплексно решать, чтобы в категории столового вина у нас осталось действительно вино. Чтобы, закрыв импорт, не залили эту нишу самым откровенным дерьмом.

Читайте так же:  Интересные факты про зубров

В интервью принимала участие Екатерина Бурлакова

Вызов Сталину

Валерий Фокин поставил спорный спектакль. И одновременно совершил исторический жест

  • «Рождение Сталина» — так называется премьерный спектакль Валерия Фокина на большой сцене Александринского театра. Спектакль событийный — и в равной степени дискуссионный. О нем, об актуальности темы сегодня высказываются сам постановщик, историк и писатель Лев Лурье, исследователь политики памяти, профессор Ольга Малинова и наш обозреватель Марина Токарева.

    Когда на сцене старейшего академического театра в центре страны возникает работа, посвященная личности самого чудовищного деятеля русской истории, до сих пор раскалывающего нацию на непримиримо враждебные лагеря, это само по себе поступок. Реагируют на него сложно. Рвут друг друга в клочья в соцсетях. Для армии сегодняшних управленцев, ломящихся на спектакль, Сталин «эффективный менеджер», его бюстики продаются по всей стране: для миллионов потомков «убитых задешево» — воплощение зла. Спорят обо всем. Своевременен спектакль или он — всего лишь дань конъюнктуре, достаточно выражена авторская позиция или нет, нужен такой герой или невозможен.

    Фокин выбрал для спектакля стилистику советского театра середины прошлого века: сценография искусственной достоверности, пышно-оперной красоты, нарочитой декоративности. Тифлис, раскинувшийся по берегам Куры, улочка старого города, ущелье с висящий над сценой цветущей веткой… Среди этой винтажной красоты (сценограф Николай Рощин) рождается чудовище. Хрестоматийность его величия (к этим временам отсылают декорации) здесь уверенно заменена на хрестоматийность злодейства. Советский лубок — на постсоц-арт.

    Сцена из спектакля «Рождение Сталина»

    Сюжет извлекался из архивных открытий, лабораторных репетиций, набросков театра, контаминации значимых текстов — от «Бесов» Достоевского до «Батума» Булгакова.

    Его строительный принцип — цепь растоптанных табу: от поругания икон в семинарии до предательства дружбы, убийства близких и дальних.

    Сосо (Владимир Кошевой) тщательно планирует теракт, в котором погибли случайные прохожие; приносит в жертву товарища, убеждая его сдаться полиции; присутствует вместе с друзьями на его казни; посылает убить и ограбить отца возлюбленной близкого друга; отдает приказ повесить десятилетнего сына одного из «сочувствующих» фабрикантов. От первой сцены в семинарии, где он молчит наедине с матерью, до финальной в тюрьме, где ему является он сам, уже во всей полноте кровавой биографии, — длится история «рождения».

    Фокин сознательно отказался от своей поэтики, в которой всегда присутствуют черты фантастического реализма, гротеска, острой образности ради реалистического повествования о молодости будущего отца народов. Он захотел проследить, как в совсем молодом человеке поднимает голову абсолютное зло. Через какие события оно крепнет в натуру.

    Читайте также

    Валерий Фокин: «Сталин снова поднимется, если мы это позволим». Худрук Александринского театра — о новом спектакле, нейтральном взгляде на убийцу и идее, которую МХТ предстоит найти

    Главный мотив характера — вызов Богу. Несколько предельных деяний.

    Сосо сопровождает Ольгу, невесту семинарского еще друга, на могилу отца, которого сам приказал убить. Успокаивает, уговаривает, читает молитву — и тут же на груде сырой земли ею овладевает; прямой отсыл к Ричарду III, которого Фокин собирался когда-то поставить.

    Сцена из спектакля «Рождение Сталина»

    Сцена, в которой банда друзей собирается повесить десятилетнего мальчика: его отец-фабрикант не все деньги отдал революции. Цветущая ветка, мальчик с мешком на голове под деревом, бьющийся в мольбах отец. Камо уже схватил мальчика. И голос Сосо над сценой:

    — Но ведь Ты отменил заклание, отменил судьбу? А мы что — рыжие? Чем мы хуже Бога? …Отменить убийство ребенка на глазах отца — это божественный поступок!

    Над сценой разражается гроза. Ходуном ходят все «небеса» и потолки биографии Сосо.

    Финал: к молодому Джугашвили в тюрьму является восставший из морга генералиссимус (Петр Семак), шутливый и добродушный: «…смотрю, как из такого заморыша целый я вылупился?!» Угощает папиросой: «Покури, дорогой, покури… «Беломорканал», отличное название, узнаешь через 30 лет…»

    Он пришел, чтоб укрепить Кобу, научить управлять миром: «…не сомневайся в себе. Убивай без сострадания». «Ты Бог?» — спрашивает его скорчившийся после побоев на полу в камере Сосо. «Я Сталин! Как и ты», — отвечает мертвец, и оба смеются.

    И тут из оркестровой ямы медленно поднимается гигантский памятник Сталину. Он замрет, но не выпрямится до конца, снова уйдет в яму…

    Проблема этой работы — конфликт исторической значимости и эстетического воплощения, задачи и формы. Фокин хотел сделать больше чем спектакль. Поставить больше чем проблему. Он — пока Сталин снова не выпрямился во весь рост — посвятил свое режиссерское послание всем нам, обществу, современникам. Но среди многих блестящих спектаклей, составляющих его художественный мир, этот стоит отдельно.

    Может быть, потому, что поглощенность замыслом не позволила режиссеру тщательно проработать актерские партитуры, может быть, из-за очевидности мысли, делающей художественную ткань спектакля безжизненной. В спектаклях Фокина режиссер всегда властвует героем, здесь, похоже, герой захватил постановщика, заворожив его своей природой, лишив объемного взгляда на собственный сценический текст. Иногда опасно заниматься человеческими основаниями дьявола.

    — Меня не политика интересует, я понимаю, что каждый приходит и будет приходить на этот спектакль со своим мнением по поводу темы. Спектакль его или подтверждает, или не подтверждает, но каждый его имеет.

    Меня интересует психология, тот момент, когда человек попадает в ловушку и совершает поворот, и разговор о том, как благие намерения поворачиваются. Это не новая тема в русской литературе. Но для меня она важна. Потому что, как только человек ставит себя на место Бога в той или иной форме, формулируя это или не затрудняясь формулировкой, с этого момента начинается падение.

    …Я слышал, маленьким, по радио репортаж с похорон Сталина, который потом вставил в спектакль в финале. Маме сломали ногу во время безумия вокруг Колонного зала… я все это проходил, и у меня такое было клише — бандит, убийца, малообразованный и полуграмотный крестьянин, плохо говорящий по-русски. Сейчас, когда я начал работать более плотно, это все подробностями обросло, меня стали интересовать документы, какие-то вещи закрытые в архивах, полуоткрытые…

    В процессе работы этот образ для меня изменился. Когда ему было выгодно, он был малограмотным крестьянином. Когда было надо другое, он вполне сносно разговаривал по-русски. И так далее…

    Дело в том, что это великое чудовище. Чудовище, но великое. Среди чудовищ мировой истории он занимает одно из главных мест.

    Конечно, он не был здоров психически. Но вот это его оборотничество, эта смена масок, происходившая талантливо и мгновенно, переход от 25 этажа до подвала — было для меня удивлением. Часто нельзя было предсказать, что он сделает в следующий момент. И люди даже не могли себе представить, как можно так развернуться. Слово «аморальный» не годится сюда, оно мелко, это нечто уже другое. И главное — абсолютное уверование в то, что ему дано право быть наместником здесь, построить рай на земле. Вот такая абсолютная договоренность, по Достоевскому, с самим собой на этот счет и в диалоге с Богом, естественно. Он ведь не был атеистом, тоже интересное явление, поскольку это помещалось в рамки официальной идеологии, но был уверен: только ему дали вот это поручение. Он его добился. И он его выполнял. Этот психологический механизм для меня интересен и важен.

    Валерий Фокин. Фото из архива

    Аудитория спектакля — сорок–тридцать лет, возраст, когда уже есть какое-то отношение к истории, это уже зрелый человек. Но это будет сложная реакция. Потому что люди разных убеждений уже хотят митинговать. Очернили, показали бандита, создали героя… Нормально, я был к этому готов. Это вообще в театре норма. Зал должен раскалываться пополам. Потому что сейчас он, как правило, не раскалывается пополам, а сидит равнодушно, в удобной позе и в милом удовлетворении от безобразия, которое видит. Оно его не затрагивает. Когда он раскалывается в ненависти, в раздражении, в неприятии — это для меня высший комплимент.

    Общество должно спорить. Единственно, мне немножко жаль, что многие приходят заданно политизированно, с априорным мнением, жалко, что не видят еще и спектакля. Мне не хватает в языке большей откровенности, мы сегодня не можем использовать нецензурную речь, а они на ней беспрерывно говорили, это бы только подчеркнуло тот, условно говоря, язык Тарантино в декорациях «Ханумы». Это есть, они на грузинском языке там поругиваются. Но я б сделал это еще откровеннее и агрессивнее.

    Много начальства ходит, чиновников разных, очень настойчивых, никогда такого не было, чтоб они так просились на премьеру. Разных уровней.

    Им интересна очень эта фигура, у того слоя, который у власти, есть запрос на тему.

    Я понимаю, что многим будет не хватать, грубо говоря, ответа: а вот про что это, вы его осуждаете или вы его поддерживаете? Кто-то из зрителей хватал меня за руку и спрашивал, а почему у вас фигура до конца не поднялась?! Я понимаю, откуда ноги растут у этого раздражения. Некоторые хотели бы, чтоб она поднялась. В этом все дело. Поэтому, если спрашивать, время ли сейчас говорить об этом, я считаю, именно время. Потому что он в нас сидит, мы с ним не разобрались.

    — О Сталине вышло и выходит огромное количество литературы. О нем потрясающе интересно написал Солженицын, образ в «Круге первом» — гениальный. Так что художественная практика, сталкиваясь с этой фигурой, не каждый раз пасует. Но в спектакле «Рождение Сталина» нет драматургии как таковой, нет пьесы. И это тем более жаль, что существует замечательная работа, которая произвела революцию в исследованиях именно про молодого Сталина, английского историка Саймона Себаг-Монтефиоре «Молодой Сталин».

    Существует известная точка зрения, она озвучена Троцким: «Самая выдающаяся посредственность нашей партии». Но, исходя даже только из этого английского исследования, он не был посредственностью, в него влюблялись девушки, он был, несомненно, очень смелый человек, обаятельный и — настоящий уголовник. И этим действительно сильно отличался от остальных. На Кавказе это все носило особый характер, он, возможно, был похож на Шамиля Басаева.

    Но герой пьесы не может и в начале, и в конце быть одинаковым, необходимо менять ракурсы, сочетать смешное и трагическое, и если уж вам предлагают историю о становлении злодея, хочется, чтобы там были и доктор Джекил, и мистер Хайд. Авторы используют отчасти «Батум» Булгакова, но Булгаков хоть и хотел создать апологию, но у него есть в пьесе смешные места, а здесь однострунный инструмент: как появляется злодей, так он злодеем до самого финала и остается. Я знаю одну пьесу, которая исследует точно такой феномен — называется «Макбет». И там есть развитие характера от самого начала до момента, когда на Макбета идет Бирнамский лес.

    По поводу фактов. Не вешал Сталин десятилетнего мальчика, это какое-то придуманное злодейство, ни в одной биографии, которые я читал, ничего подобного нет.

    У него и так достаточно злодейств, можно брать реальные.

    Замысел очевиден — показать рождение зла. Несомненно, Сталин был злом, спорить тут не о чем, но если б спектакль вышел, скажем, в 1956-м году, он стал бы настоящим событием. В 2020-м с точки зрения идеологической — это набор банальностей, изложенных с невероятным пафосом.

    Там, вероятно, есть какое-то либеральное подмигивание, но непонятно, чему и кому адресованное. Власть вроде пока Сталина не превозносит, есть народное отношение к Сталину, такое же, как и к Петру Первому, и Ивану Грозному, да, оно просталинское, но направлено прежде всего против начальников, так было и при Брежневе.

    Очень хорошая сценография и хорошая последняя сцена, где выходит Петр Семак-Генералиссимус и поднимается памятник (знаменитая работа Петра Меркурова, сама по себе потрясающая) — гигантский фаллический Сталин, нависающий над залом.

    Когда ты занимаешься такой фигурой, как Сталин, стоит про него сказать что-то хоть немножко новое. Но в спектакле нет ничего, нарушающего политический контекст, дающего какие-то дополнительные ракурсы и отстраняющего известную фигуру. А представить его одномерным существом не так интересно, потому что это не дает ответа на вопрос, почему все так произошло. Загадка не разгадана.

    — Если думать о том, как менялась государственная политика памяти в отношении к фигуре Сталина в ХХI столетии, стоит ответить на вопрос, какая инстанция является выразителем государственной исторической политики. Если первое лицо, то в разные моменты президенты России в ХХI веке говорили по этому поводу разные вещи.

    Владимиру Путину не раз задавали вопрос о переименовании Волгограда. И он, с одной стороны, выражал понимание народной точки зрения, а с другой, говорил, что решать за власти Волгограда не в нашей компетенции. То есть он давал понять, что народ понимает, но явной поддержки этой инициативе не оказывал.

    Дмитрий Медведев в 2010 году в интервью «Известиям» сказал: «Сталин — это человек, совершавший преступления против своего народа, и это не может быть прощено». Он специально подчеркнул тогда, что это — государственная оценка фигуры Сталина: каковы бы ни были его заслуги, нельзя возвеличивать преступника.

    Действующий президент избегал столь резких заявлений. И тем не менее в 2020 году он открывал памятник жертвам политических репрессий на проспекте Сахарова, и в речи дал однозначную оценку: о репрессиях необходимо помнить, их нельзя забыть. Другое дело, что три недели спустя, когда отмечалось столетие ВЧК, было интервью Бортникова, нынешнего главы ФСБ, в котором он отмечал, что у тех, кто проводил репрессии, были свои резоны, и намекал: если поднять дела, то в них есть составы преступлений, и все было неслучайно. Это — через две-три недели после того, как Верховный Главнокомандующий прямо и недвусмысленно сказал, что сталинские преступления нельзя оправдать ничем.

    Президент был на праздновании столетия ВЧК, сказал соответствующую случаю речь. Не упоминал ни о репрессиях, ни о словах Бортникова. То есть: среди тех, кто мог бы олицетворять эту самую государственную позицию, согласия нет. Кто-то хочет заигрывать с любовью к Сталину, кто-то разделяет представления о том, что сталинские чекисты были правы. В итоге: разные высказывания в разном контексте.

    Если говорить о создании инфраструктуры памяти, то и здесь мы видим разные тенденции. У нас действует музей ГУЛАГа, стоит памятник жертвам политических репрессий. Но в этом году возникли проблемы с проведением традиционной акции в День памяти жертв политических репрессий у Соловецкого камня.

    Читайте так же:  Интересные факты о рыбах в океане

    Очередь памяти. У Соловецкого камня на Лубянке и у Стены скорби на Садовом вспомнили жертв Большого террора

    И общество расколото. Это видно по опросам. Для одних Сталин преступник. Для кого-то — великий человек.

    Возможно, ползучий сталинизм свидетельствует о некоем национальном недуге, и это неудивительно, если учесть исторический процесс. Происходит сложная трансформация. Естественно, люди испытывают разные чувства.

    Лично мне кажется, что внимание к фигуре Сталина преувеличено. Потому что он воспринимается не просто как историческая фигура, но как символ, который в разных вариантах исторического нарратива, в разных идеологиях имеет разные значения. Поэтому невозможно прийти к консенсусу.

    Было бы лучше, если бы мы плюрализм подменили одним мнением? Но когда общество соглашается с тем, что в отношении, скажем, Гитлера не может быть плюрализма, это тоже историческая политика, навязывающая определенную точку зрения. У этой точки зрения есть этические основания, и налагаемые общественным мнением табу правильны. Но это и результат исторической политики, редуцирующей сложность исторических процессов. Впрочем, память никогда не учитывает этой сложности, она представлена мифами, которые конкурируют и дополняют друг друга. Сталин как предмет народной любви и ненависти — тоже мифологизированная фигура. Любой политик такого масштаба будет вызывать противоречивые чувства.

    Споры вокруг Сталина — это не просто споры об истории, это споры о том, как мы оцениваем то, что с нами произошло. О желаемой траектории развития страны. О крутых виражах, которые в истории России происходят с 1917 года. Я никоим образом не разделяю сталинистских убеждений, но стараюсь их изучать, потому что они — важный социальный феномен. И в этих сталинистских установках есть некий оппозиционный элемент по отношению к нынешней власти.

    И то, что этим всерьез занялся театр, позитивно. Обсуждать — это необязательно хвалить или порицать. Дискуссии о Сталине полезно сдвигать с мертвой точки, и в этом смысле перевод проблемы в русло этико-эстетической составляющей, побуждение к рассуждению, к оцениванию — назревшая общественная потребность.

    Валерий Сюткин, биография, новости, фото

    Имя: Валерий Сюткин (Valeriy Sutkin)

    Отчество: Миладович

    День рождения: 22 марта 1958 (61 год)

    Место рождения: Москва

    Рост: 187 см

    Вес: 76 кг

    Восточный гороскоп: Собака

    Карьера: Российские музыканты 275 место

    Фото: Валерий Сюткин

    Видео: Валерий Сюткин

    Биография Валерия Сюткина

    Детство и семья

    Уже во взрослом возрасте Валерий, не на шутку увлекающийся историей и генеалогией, установил, что его фамилия имеет уральское происхождение. «В Перми жил такой крестьянин – Никифор Сюткин. Он нашел самый большой слиток золота в этом крае. А другой мой предок был правой рукой Петра Первого на Урале», – рассказывал музыкант.

    Отец Валерия – Милад Александрович Сюткин – инженер родом из Перми, преподаватель Военно-инженерной академии им. Куйбышева, специалист по подземному военному строительству. О редком имени отца Валерий рассказывал следующее: «Семейная легенда гласит, что мой папа родился очень симпатичным, так что мама и наградила его таким именем».

    Мать будущего музыканта – Бронислава Андреевна Бржезидская – была младшим научным сотрудником в закрытом военном научно-исследовательском институте, где преподавал Милад Сюткин. Предки Брониславы Андреевны – польские евреи, впоследствии обосновавшиеся в городе Балта Одесской области. Но родилась Бронислава уже в Москве.

    Познакомились родители Сюткина на занятиях в танцевальном кружке. Когда Валерию исполнилось 13 лет, супруги развелись, что стало для мальчика настоящей трагедией. Следующие годы детства мальчик провел под бабушкиной опекой.

    Интерес Валерия Сюткина к музыке проявился в 1969 году. Мальчик увидел по телевизору политическую программу «Семь дней», но ее содержание оставило его равнодушным. А вот от вступительной песни у него пробежали мурашки по коже. Тогда он еще не знал, что это были The Beatles, но твердо решил научиться играть на гитаре, чтобы самому сыграть эту композицию.

    «Телефон»

    Сначала Сюткин был музыкантом, но как-то раз солист ансамбля заболел, и заменить его предложили Валерию. Оказалось, у барабанщика был великолепный голос, и он стал основным солистом «Полета».

    После дембеля Валерий устроился грузчиком при Белорусском вокзале, а чуть позже стал проводником на поезде международного сообщения, где проработал полтора года.

    Параллельно с основной работой Валерий не прекращал и музыкальную деятельность. На вопросы об образовании, без которого в тех- годы было невозможно пробраться на профессиональную сцену, певец отвечал, что заочно окончил Кировское музыкальное училище. В его дипломе значилась специальность «дирижер-хоровик».

    В 1982 году Сюткин познакомился с участниками малоизвестной тогда группы «Телефон», которые пригласили его в коллектив. При его содействии «Телефон» стал профессиональным гастролирующим ансамблем. Совместно с музыкантами ВИА «Телефон» Валерий записал альбом «Ка-Ка», все песни в котором связаны единой сюжетной линией – народными персонажами Сулейманом Сулеймановичем Кадыровым и Львом Абрамовичем Каскадом.

    «Зодчие» и «Фэн-О-Мэн»

    В 1987 году «Зодчие» испытывали кризис. После турне по УССР группу покинул Юрий Лоза, вследствие чего на «Рок-Панораме-87» группа выступила крайне неудачно. В 1988 году из коллектива ушел клавишник. Работа над новым альбомом «Мусор из избы» шла вяло – он вышел лишь в 1989 году и был встречен прохладно. На фоне всех неурядиц Валерий принял решение закончить сотрудничество с «Зодчими».

    После этого группа практически прекратила существование, поставив точку шестым и последним альбомом «Наливай» (1991 год), записанным с вокалом Александра Мартынова.

    Расставшись с «Зодчими», Сюткин основал собственный музыкальный проект – трио «Фэн-О-Мэн», просуществовавшее следующие два года и вошедшее в труппу Михаила Боярского.

    Дискография «Фэн-О-Мэна» оказалась скудной – единственный альбом «Икра зернистая» вышел в 1989 году. Трио стало обладателем приза зрительских симпатий на международном музыкальном телеконкурсе «Ступень к «Парнасу».

    «Браво» и Валерий Сюткин

    Первое время работы в коллективе ознаменовалось прениями по поводу прически Сюткина. В то время Валерий обладал необузданной шевелюрой, которая абсолютно не вязалась со «стиляжным» имиджем группы. Споры по поводу прически Сюткина не утихали довольно долго, и, в конце концов, фронтмен вынужден был уступить и привести свои волосы в соответствие со «стандартами рок-н-ролла».

    Началась работа над записью альбома «Стиляги из Москвы», который вышел в том же году и получился довольно разношерстным. Надо сказать, что после ухода Агузаровой «Браво» ждало затишье. Неожиданно «выстрелила» песня «Вася», записанная совместно Сюткиным и Хавтаном. Одноименный клип обошелся группе в сущие копейки, но взорвал все музыкальные хит-парады тех лет.

    25 августа 1990 года группа успешно дебютировала в новом составе на телепроекте «Утренняя почта».

    С приходом Сюткина «Браво» обрело невиданную известность. Имидж группы, построенный полностью на атрибутике субкультуры стиляг, внезапно обеспечил коллективу всенародную популярность. Ключевым символом группы «Браво» того периода стали галстуки – вслед за выходом песни «Стильный оранжевый галстук», ставшей своеобразным гимном российских стиляг.

    Валерий Сюткин после «Браво»

    В 1995 году Валерий Сюткин ушел из «Браво». На решении сказалось и моральное, и физическое истощение музыканта – коллектив давал очень много концертов, поддерживая высокую планку народных любимцев.

    Но главной причиной стало разное видение будущего группы. Хавтан осознал, что больше не соотносит себя с так полюбившимся публике лиричным героем-стилягой. Сюткин же хотел двигаться в том же направлении и дальше. Встретив неприятие такой позиции, он создал свою джаз-группу «Сюткин и Ко».

    Men’s Health. Журнал

    Валерий Розов

    Двукратный чемпион мира и многократный чемпион России по парашютному спорту, чемпион X-Games по скайсерфингу (1998 г.). В вингсьюте первым совершил прыжок в кратер действующего вулкана Мутновский (Камчатка); первым перелетел в вингсьюте через Татарский пролив (отделяет Сахалин от материка); совершил прыжок с северной стены Эвереста. Целую минуту летел со скоростью под 200 км/ч в вингсьюте, а затем раскрыл парашют и благополучно приземлился на леднике Ронгбук, на высоте 5950 метров. 12 ноября 2020 года разбился в Непале, выполняя прыжок в специальном костюме-крыле в Гималаях.

    1. Откуда растут крылья

    Принцип работы вингсьюта (в переводе с англ. «костюм-крыло» — MH) человек подсмотрел у белок-летяг. Грызуны планируют с дерева на дерево с помощью перепонки, которая натягивается у них вдоль тела, когда они растопыривают лапы. Первый вингсьют был изобретен в 30-е годы прошлого века. Однако потребовалось еще 60 лет, чтобы довести его конструкцию до ума. Во-первых, в костюм нужно было интегрировать парашют (необходим для приземления) так, чтобы он не мешал планированию. Во-вторых, долго не получалось сделать перепонки-крылья, которые позволяли бы предсказуемо управлять вингсьютом.

    2. Французские ребра

    Современный вингсьют появился лишь в конце 90-х. У этого костюма две перепонки натягивались, когда парашютист разводил в сторону руки, а третья — когда ноги. Все три крыла состояли из двух слоев материи, верхнего и нижнего, и надувались, когда в них попадал набегающий воздух через расположенные в передней части костюма воздухозаборники. Кроме того, в перепонки были вшиты ребра жесткости, которые помогали крыльям сохранять форму и менять аэродинамические характеристики, когда человек начинал двигать конечностями. Этот костюм изобрел француз, увлеченный парашютист и изобретатель Патрик де Гайардон. С тех пор все вингсьюты шьют по этим принципам, хотя конструкция постоянно дорабатывается.

    3. Под крылом самолета

    Перепонки фактически превращают весь костюм в крыло. Чтобы оно начало работать, нужен набегающий поток воздуха. У самолетов такой поток создает двигатель, толкая фюзеляж вперед. Когда парашютист в вингсьюте прыгает из летящего самолета, он сразу начинает планировать в горизонтальной плоскости, так как у него уже есть высокая начальная скорость. Это самый простой тип полетов в «костюме-крыле», и с него обычно начинается обучение. Правда, в нормальной парашютной школе прежде надо будет доказать, что ты соверши-л как минимум 200 прыжков с обычным парашютом-крылом. Этот опыт нужен для того, чтобы без проблем выпрыгнуть из самолета и чтобы принять единственно правильное положение для штатного открытия купола при приземлении.

    4. С обрыва

    Необходимую для горизонтального полета скорость (60–90 км/ч) можно набрать и за несколько секунд вертикального падения, под действием силы тяжести. Для этого надо подняться на высокую гору или, например, здание и прыгнуть вниз. Чем выше точка старта, тем длиннее разгонная часть падения, тем быстрее и дальше ты полетишь вдоль горизонта. А еще можно планировать, прижимаясь к склону горы, — это называется «проксимити», и тут нужна отточенная техника управления вингсьютом. Это самые рискованные прыжки, но и самые интересные, зрелищные. По большому счету, все хотят прыгать только в горах.

    5. Полет вниз

    В вингсьюте нельзя набрать высоту, слишком мала площадь крыльев. Но для ощущения полета достаточно и того, что хороший парашютист в хорошем костюме в среднем пролетает 2–2,5 м по горизонтали на каждый потерянный метр высоты. Преодолеть в таком режиме 10–20 км, прыгая с самолета, — вполне достижимо. Полеты в вингсьюте — погодозависимый вид спорта, но ветер может помешать только в момент старта с неподвижной стартовой точки. Например, он просто не позволит отлететь от скалы. В полете проблем из-за турбулентности не возникает. На скорости планирования в вингсьюте ты просто прошиваешь любые воздушные потоки.

    6. Страх

    К прыжкам в вингсьюте, в отличие от обычных прыжков с парашютом, невозможно привыкнуть. Страшно всегда. Просто страх бывает разный. Постепенно начинаешь понимать, что он имеет массу градаций, учишься им управлять. По сути, тебе надо делать очень простые, с точки зрения моторики, движения, но в состоянии жесткого стресса. Тренируется это только постоянными прыжками. Всегда лучше прыгать немного, но регулярно, чем много, но запоями. Чтобы психика не отвыкала.

    7. Риск

    Он присутствует всегда. Но есть условия штатные, а есть выходящие за привычные рамки. Во втором случае ты анализируешь ситуацию и прикидываешь, что к чему. Если речь об обычном тренировочном прыжке (третьем за день, с этого места я уже прыгал 50 раз), и мне что-то не нравится, то я пойду вниз пешком. Но если я собирал экспедицию в эту точку 1,5 месяца и другого шанса прыгнуть не будет, то я готов сильно рискнуть. Когда летом 2011 года я прыгал с Монблана, там был порывистый ветер. Но, продумав, куда буду приземляться, если что-то пойдет не так, я решил действовать. Полет и в самом деле пошел не по плану, до подножия горы я не дотянул, но благополучно приземлился на запасной площадке на леднике Бренва. А, например, год назад на вершине горы Шивлинг в Гималаях (6420 м) пришлось проторчать несколько дней, дожидаясь подходящей погоды. Результат: прошел более 4 км по горизонтали со скоростью около 200 км/ч, перепад высот — порядка 2200 метров.

    8. Вингсьют и спорт

    Полеты в вингсьюте уже признаны Международной федерацией воздухоплавания видом спорта. Правда, пока соревноваться можно только в групповом построении фигур в воздухе — грубо говоря, у кого больше сцепившихся в полете участников. Кроме того, проводится много любительских неофициальных соревнований по полетам в вингсьюте в горах. В основном это прыжки с GPS-датчиком, который снимает данные о скорости, дальности и качестве полета. Например, я разгонялся до 200 км/ч, а рекорд скорости — 363 км/ч. Но люди, по большому счету, прыгают не ради спортивных достижений, а ради ощущения полета. Человек может представить себе, что такое альпинизм, ни разу не побывав в горах. С рюкзаком идешь в гору — на это воображения хватает. А что я чувствую, когда свободно перемещаюсь в трехмерном пространстве, я вам передать не могу. Но ради этого стоит рисковать.

    9. Кто лучше всех

    Я лучший в мире по base-climbing (это сочетание альпинистского восхождения и прыжка в вингсьюте). Лучший, потому что покорил в вингсьюте больше по-настоящему сложных вершин, чем кто-либо в мире. Для тех, кто понимает: Эльбрус, Ушба, Маттерхорн, Ульветанна, Тунгесписсен, Холтанна, Сьерро Торре. Сейчас в планах прыжок с Эвереста. Вряд ли кто-то в ближайшее время догонит.

    Чтобы костюм хорошо летел

    1. Застежки-молнии для быстрого освобождения ног при приземлении

    2. Воздуховоды заднего крыла

    4. Воздуховоды боковых крыльев

    5. Передняя полужесткая кромка крыла

    6. Парашютный ранец

    7. Ручка раскрытия парашюта

    9. Петли для аварийного отстегивания боковых крыльев

    Глаз как у орла

    Полеты в вингсьютах часто снимают на видео. Потому что это надо видеть. Мы отобрали для тебя лучшие из этих записей.

    Шивлинг
    Валерий Розов покоряет в вингсьюте одну из культовых вершин в Гималаях.

    Упал, прижался
    Первая и пока последняя попытка приземлиться в вингсьюте без парашюта. Удачная.

    К дождю
    Считается, что лучше всех в мире проксимити летает Александр Полли. Посмотри, как он это делает.

    Мокрое место
    Удачная попытка пролететь в вингсьюте сквозь водопад. Первая.