Как называются старые танки

The National Interest: могут ли старые танки России опять стать новыми?

Изучение российских вооружений или военной техники зарубежными специалистами всегда представляет особый интерес. Располагая ограниченным количеством информации, авторы из третьих стран могут сделать весьма интересные – хотя порой и неоднозначные – выводы. Чаще всего рассматриваются самые современные образцы, призванные составлять основу парка техники в будущем, но порой внимание обращают и на существующие разработки, уже доведенные до серийного производства и массовой эксплуатации.

Очередная статья, посвященная уже существующей российской бронетехнике, была опубликована 17 июня американским изданием The National Interest в рубрике Security. Постоянный автор издания Кайл Мизоками подготовил материал с говорящим названием «Can Russia’s Old Tanks Become ‘New’ Again?» («Могут ли старые танки России опять стать новыми?») Как ясно из заголовка, темой публикации стали проекты обновления серийной бронетехники строевых частей и их перспективы в контексте дальнейшего развития сухопутных войск России.

Свою статью К. Мизоками начинает с напоминания о том, что в последние годы особое внимание всего мира привлекает новейший российский танк Т-14 «Армата». Эта машина была разработана, что называется, с чистого листа. Она является первым абсолютно новым танком в мире, созданным за несколько последних лет, а в контексте российского танкостроения – первым полностью новым даже за несколько десятилетий. Новейшие танки обязательно поступят в серийное производство и пойдут в войска.

Однако автор считает, что ограниченные финансовые возможности российского военного ведомства приведут к специфическим последствиям. Даже после начала серийного выпуска «Армат» основу парка бронетанковой техники по-прежнему будут составлять старые и давно знакомые боевые машины, впервые представленные в восьмидесятых годах прошлого века или еще раньше.

По данным К. Мизоками, в настоящее время в вооруженных силах России имеется 2700 основных боевых танков, находящихся в эксплуатации. Эта техника служит в составе 36 мотострелковых (механизированная пехота в терминологии НАТО) и танковых бригад. Кроме того, танки состоят на вооружении четырех мотострелковых и такого же количества танковых дивизий.

В последних планах по развитию сухопутных войск России предусматривается формирование т.н. батальонных тактических групп. Такая группа представляет собой усиленное общевойсковое соединение, способное к самостоятельной деятельности и решению поставленных боевых задач. В составе батальонных тактических групп имеется по четыре танковых и мотострелковых роты. Кроме того, в составе тактической группы предусматривается создание артиллерийских, разведывательных, инженерных и различных вспомогательных подразделений. В составе маневренных бригад или полков российской армии обычно имеется две батальонные тактические группы.

Основными «кирпичиками» в здании современных российских бронетанковых войск по-прежнему остаются машины семейства Т-72. В это семейство К. Мизоками включает как все танки Т-72 разных модификаций, так и его «кузена» Т-80, а также «старшего брата» в лице Т-90. Самым старым представителем этой линейки является Т-72, появившийся более трех десятилетий назад. К концу Холодной войны на вооружение поступил Т-80. Наиболее новыми являются машины Т-90 – результат глубокой модернизации базовых Т-72.

Танк Т-72 впервые был предоставлен в 1973 году, и сразу стал поводом для беспокойства Североатлантического альянса. Новая бронемашина отличалась низким силуэтом, толстым бронированием и мощным вооружением. Т-72 выглядел как значительный шаг вперед в сравнении с весьма посредственным Т-62. Основным оружием новейшего советского танка была 125-мм гладкоствольная пушка 2А46М. Из экипажа был выведен заряжающий, вместо которого в боевом отделении появилась специальная автоматика. С ее помощью орудие могло делать до восьми выстрелов в минуту. Отказ от четвертого танкиста позволил сократить размеры башни. При помощи двигателя мощностью 780 л.с. танк мог разгоняться на шоссе до 37 миль в час (60 км/ч).

Новейший советский танк отличался высоким для своего времени уровнем защиты. Корпус и башня оснащались комбинированным многослойным бронированием. При обстреле бронебойными подкалиберными оперенными снарядами с отделяющимся поддоном из 120-мм пушек стран НАТО обеспечивалась защита на уровне 335-380 мм гомогенной брони. При использовании противником 120-мм кумулятивных снарядов стойкость была эквивалентна 410-450 мм броневой стали. Более поздняя модификация танка Т-72Б1 получила динамическую защиту «Контакт-1», при помощи которой стойкость к подкалиберным снарядам увеличилась на 50%, а защита от кумулятивных улучшилась почти вдвое. В дальнейшем была использована аналогичная система «Контакт-5», обеспечившая адекватную защиту от противотанковых ракет типа TOW.

Танки Т-72 были опорой советских сухопутных войск, а также поставлялись зарубежным армиям. В общей сложности экспортные машины отправились в 12 стран, в том числе в Сирию и Ирак. К. Мизоками отмечает, что сирийские танки Т-72 не слишком хорошо показали себя в столкновении с израильской бронетехникой во время вторжения в Ливан в 1982 году. Еще хуже сражались иракские бронемашины во время войны в Персидском заливе в 1991 году.

В качестве основных проблем сирийских и иракских танков американский автор указывает низкий уровень подготовки экипажей и проблемы с управлением войсками. В то же время, он утверждает, что Т-72 и без этого отстает от современных западных и израильских танков, в первую очередь, в областях боеприпасов для основного орудия, бронирования и средств наблюдения. К примеру, танки сухопутных войск Ирака не комплектовались динамической защитой «Контакт-1» или «Контакт-5», использовавшейся на технике других стран. Такие особенности машин имели критическое значение.

Кроме Т-72 российские сухопутные войска «унаследовали» от советской армии танки Т-80. Эта машина имеет значительное сходство с Т-72, а также оснащается аналогичным орудием 2А46М. В то же время, танк Т-80 имел заметные отличия. К примеру, используя орудие в качестве пусковой установки, такая машина могла выстрелить управляемой ракетой 9М112 «Кобра», оснащенной кумулятивной бронебойной боевой частью. Такая ракета могла лететь на расстояние 2,5 мили (4 км) и пробивать до 700 мм гомогенной брони. Кроме того, танк Т-80 был немного крупнее и оснащался газотурбинным двигателем мощностью 1250 л.с. К. Мизоками напоминает, что такой двигатель давал повышенную подвижность ценой сокращения надежности.

Экономические проблемы, преследовавшие Россию после распада Советского Союза вплоть до начала прошлого десятилетия, повлекли за собой длительные «голодные годы» для вооруженных сил. У армии не было денег на закупку новых танков, но имеющиеся Т-72 и Т-80 удалось сохранить в строю, а также время от времени проводить необходимые ремонты и модернизации.

Несмотря на деморализующий эффект от результатов войны в Персидском заливе, советские и российские инженеры продолжили развитие техники. В частности, они разработали целый ряд систем дополнительной защиты бронетехники, в том числе основанных на оригинальных идеях и решениях. Так, комплекс оптико-электронного подавления «Штора-1» мог создавать оптические помехи и мешать наведению ракет с инфракрасными головками, а защита от комплексов с лазерным наведением осуществлялась при помощи дымовых гранатометов. В комплексе активной защиты «Арена» объединялись допплеровский радиолокатор и кинетические средства перехвата, что позволило уничтожать подлетающие средства поражения на минимальном расстоянии.

Также продолжалось развитие вооружения. Для орудия-пусковой установки 2А46М были созданы новые кумулятивные и бронебойные подкалиберные снаряды, отличавшиеся повышенными боевыми характеристиками. Остававшиеся в строю танки Т-80 также получили новую противотанковую управляемую ракету 9М119 «Рефлекс», по своим характеристикам превосходившую более старую «Кобру».

Нынешнее поколение танков существующих моделей представляет бронемашина Т-72Б3. Такой проект модернизации объединяет в себе ряд способов повышения технических и боевых характеристик и подразумевает использование самых разных устройств новых типов. Так, танк Т-72Б3 оснащается самой новой динамической защитой «Контакт-5», заметно повышающей живучесть в случае попадания кумулятивного боеприпаса. 125-мм орудие может использовать ракеты «Рефлекс», а боекомплект с 39 выстрелов увеличивается до 45. Таким образом, проект «Б3» подразумевает значительное обновление защиты и комплекса вооружений. Изначально проект предлагал обновление силовой установки, но от него отказались из соображений экономии.

По информации К. Мизоками, в будущем танки Т-72Б3 смогут пройти новую модернизацию. В ее рамках бронемашины смогут получить автоматику заряжания и систему управления огнем, аналогичные использованным в проекте Т-14 «Армата». Также возможна установка самой последней российской системы динамической защиты «Реликт» и новой силовой установки, отличающейся на 50% большей мощностью.

Помимо танков семейства Т-72 в российских сухопутных войсках остается 550 эксплуатируемых бронемашин типа Т-80. Эту технику, по известным данным, планируется модернизировать в соответствии с проектом Т-80БВ. Танк с литерами «БВ» в определенной мере похож на Т-72Б3. Предлагается аналогичный подход к модернизации защиты и оружия. При этом в таком проекте предлагается использование менее мощного, но более надежного газотурбинного двигателя иной модели. Как писало издание Jane’s, после модернизации танки Т-80БВ смогут эффективно работать в условиях холодного климата Дальнего Востока, Сибири или Арктики. К. Мизоками обращает внимание: возможно, не случайно, что эти регионы максимально удалены от основных танковых сил НАТО.

После падения Берлинской стены российская оборонная промышленность представила лишь один новый танк – Т-90. Эта машина была представлена в 1993 году и представляла собой глубокую модернизацию Т-72, названную совершенно новой моделью. Т-90 во многом похож на новые Т-72Б3, а кроме того, в значительной мере поспособствовал будущей разработке проекта модернизации «Б3».

Последняя на данный момент модификация Т-90 под названием Т-90МС имеет все возможности Т-72Б3 и почти идентичен ему по составу бортового оборудования. При этом танк такой версии отличается наличием дизельного двигателя мощностью 1000 л.с., наличием набора видеокамер для повышения информированности экипажа, а также навигационной аппаратурой, совместимой со спутниковой системой ГЛОНАСС. Одно из важнейших нововведений проекта Т-90МС – усиленное бронирование. По данным американского специалиста, лобовая защита эквивалентна 690-мм стальной броне при защите от подкалиберных снарядов или 1040 мм брони в случае обстрела кумулятивным боеприпасом. Дополнительные слои стали и композитных материалов, прикрытые динамической защитой, привели к двукратному повышению уровня защиты Т-90МС в сравнении с Т-72 самой первой версии.

Свою статью «Can Russia’s Old Tanks Become ‘New’ Again?» Кайл Мизоками завершает ожидаемыми выводами. Он полагает, что высокая стоимость новейших основных боевых танков Т-14 «Армата», а также западные санкции, наложенные в связи с «вторжением на Украину», скорее всего, негативным образом скажутся на возможностях России в деле закупки новой бронетехники. Вряд ли страна сможет быстро приобрести значительное число машин последних моделей.

Российские вооруженные силы в настоящее время сталкиваются с известными проблемами, связанными с моральным и физическим устареванием техники. Подобная ситуация наблюдается в разных сферах, от самолетов-истребителей до танков и других боевых бронированных машин. Несмотря на появление новых образцов, способных положительным образом сказаться на обороноспособности, в эксплуатации будет оставаться большое количество материальной части старых типов. Такая техника будет использоваться вплоть до сохранения надобности в ней. При тщательном техническом обслуживании и своевременном проведении новых модернизаций уже имеющиеся в наличии танки сравнительно старых моделей смогут служить в составе российской армии в течение нескольких следующих десятилетий.

Нельзя не отметить, что новая статья издания The National Interest, посвященная особенностям развития российского парка бронетанковой техники, в целом, раскрывает давно известные тезисы и не содержит никаких сенсационных или удивительных сведений. Российское министерство обороны достаточно давно огласило свои планы в отношении развития танков. Параллельно с массовым строительством техники новых типов, начало которого ожидается в ближайшем будущем, будет продолжаться модернизация имеющихся в наличии машин по новым проектам.

Напомним, проект модернизации танков Т-72Б3 был представлен достаточно давно, и уже стал предметом заказа военного ведомства. С начала текущего десятилетия осуществляется массовая модернизация строевых танков семейства Т-72 с заменой ряда радиоэлектронного и иного оборудования, а также с установкой некоторых новых приборов, дополнительных систем защиты и т.д. По разным данным, к настоящему времени модернизацию по проекту «Б3» прошло не менее 800 танков. Также были разработаны несколько других версий проекта Т-72Б3. Они подразумевают использование новых двигателей, улучшенного вооружения и усиленной защиты.

Модернизация танков Т-80БВ по новому проекту пока остается в планах на ближайшее будущее. В ноябре прошлого года российская пресса сообщала о скором создании новой версии бронемашины, отличающейся более эффективным газотурбинным двигателем и улучшенными приборами управления огнем. По имеющимся данным, первые танки пройдут такую модернизацию уже в этом году.

Также нужно сказать, что американский автор в своей статье «Can Russia’s Old Tanks Become ‘New’ Again?» допустил некоторые заметные ошибки. Они не ведут к каким-либо фатальным последствиям, но все же заметно искажают картину. К примеру, К. Мизоками утверждает, что изначально танк Т-72 оснащался 125-мм орудием 2А46М. Однако хорошо известно, что первые модификации этой машины комплектовались пушкой 2А26М. Вскоре Т-72 перевооружили с использованием более новых орудий 2А46-1. Танковое орудие 2А46М, упоминаемое автором, было создано только в конце семидесятых годов.

Также информация, приведенная в статье, создает впечатление, что танки Т-72 получили возможность использования управляемых ракет только в последних модификациях, тогда как Т-80 всегда несли такое оружие. В действительности Т-72 стал носителем управляемых ракет после создания орудия 2А46М, специальным образом доработанного для применения таких боеприпасов. Т-72 с ракетами поступил на вооружение всего через несколько лет после Т-80 с аналогичными возможностями.

Тем не менее, основные идеи статьи полностью соответствуют действительности. В силу объективных причин и ряда факторов финансовые возможности России не позволяют быстро и в полной мере получить желаемое количество бронемашин новых моделей. Как следствие, боеспособность бронетанковых войск в течение значительного времени придется поддерживать при помощи ремонта и модернизации имеющейся техники сравнительно старых моделей. Один из подобных проектов – обновление танков Т-72 до состояния «Б3» – уже стартовал. Второй планируется запустить уже в этом году. Таким образом, прогноз издания The National Interest о сохранении существующей техники в армии в течение нескольких следующих десятилетий выглядит весьма правдоподобным.

Статья «Can Russia’s Old Tanks Become ‘New’ Again?»:
http://nationalinterest.org/blog/the-buzz/can-russias-old-tanks-become-new-again-21195

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

Подкасты

Мультимедиа

Военное дело

Танковые школы. Почему украинский «Оплот» лучше российского Т-90

Практически каждое заявление командующего Генеральным штабом Украины генерала Муженко вызывает определенный ажиотаж. Так же произошло и с недавним его заявлением о том, что к концу года ВСУ получат 10 танков «Оплот».

Практически сразу что называется косяком пошли заявления экспертов разного уровня, что генерал, мягко говоря, ошибается. «На щит« стали поднимать тайский контракт и все сопутствующие с ним обстоятельства. Главный аргумент — производственный цикл изготовления танка «Оплот» составляет «месяцев 17-19».

Но при этом упустили главный момент — «Оплотом» называется модернизированная версия танка Т-84. А тот вариант, который поставлялся в Таиланд, в действительности имеет обозначение «Оплот-М». Как правильно отметили многие, именно этот танк, который требует к тому же серьезного импортозамещения, может появиться на вооружении ВСУ не ранее 2020 г.

А собственно «Оплот» (или правильнее основной боевой танк Т-84 —«объект 478ДУ9«) уже принят на вооружение украинской армии — в далеком феврале 2000 г. на основании постановления кабинета министров №237-5 от 08.02.2000. Мало того, в 2001 г. харьковчане произвели как раз 10 машин, которые после оплаты в 2005-2006 гг. были отправлены в 92-ю чугуевскую отдельную механизированную бригаду. Правда, кроме пары парадов, в учебно-боевой деятельности они не были задействованы.

Читайте так же:  Как называются северная и южная точки страны калевала

И вот теперь танки модернизируют и снова ставят в строй. Какая будет степень модернизации, пока неясно, скорее всего, как минимум на уровне строевых Т-64БВ, то есть установка нового ДЗ «Нож», радиоаппаратуры цифрового формата, приборов ночного видения, тепловизоров и далее по списку.

Интересно, что с недавним принятием Россией на вооружение танка Т-90 фактически своего апогея достигло противостояние двух танковых школ. Дело в том, что после распада Советского Союза наши харьковские инженеры пошли по пути постепенной модернизации (прежде всего повышения подвижности, защищенности и огневой мощи) танка Т-80УД (а Т-84 и «Оплот-Б» являются вершиной), а россияне — Т-72БУ (его самый современный вариант имеет обозначение Т-90А).

Конечно, такое развитие событий в какой-то мере было предопределено географией производственных мощностей. В целом же оба танка имеют общие как конструкторские, так и технологические корни, однако серьезно отличаются прежде всего ходовой частью, что очень сильно влияет на их боевую эффективность.

Вторым важным моментом является силовая установка. Так, на базовом российском варианте Т-90, принятом на вооружение российской армии в 1992 г., стоит дизель В-92 мощностью 840 л. с., который, по сути, является всего лишь модификацией дизеля В-2 харьковской разработки, который в 1930-е годы устанавливался на знаменитых советских танках Т-34 и отличается крайне низкой надежностью. Так, во время испытаний в Индии в 1999 г. двигатели всех трех Т-90С не выдержали тестирования по причине серьезного перегрева. А один из танковых двигателей даже вышел из строя, не выдержав эксплуатации в условиях высокой температуры и запыленности.

А вот на Т-84 стоит двухтактный дизель 6ТД-2 с горизонтальным расположением цилиндров мощностью 1000 л. с. Естественно, что по надежности, продуманности, мощности наш украинский танк намного превосходит российского «собрата». Кстати, и такой небольшой нюанс (который в бою может стоить жизни экипажу) — на «Оплоте« имеется дополнительный энергоагрегат мощностью 10 кВт, который обеспечивает работу всех его систем при заглушенном двигателе. На Т-90 такого агрегата нет.

Вооружение как «Оплота», так и Т-90А стандартно для советских образцов разработки 1960-х годов — гладкоствольная 125-мм пушка (в нашем варианте КБА3, в российском — 2А46М-1(4), но различий практически никаких, так что тут преимуществ ни одного, ни у другого образца нет. В случае возможного противостояния основным будет наличие в боезаряде тех или иных танковых боеприпасов. Тут тоже наблюдается определенный паритет — как на Украине, так и в России освоен выпуск тех же танковых управляемых снарядов (с нашем случае это «Комбат», который ныне массово закупается для нужд ВСУ).

И тут у нашего танка есть серьезное преимущество — он имеет больший боекомплект: 28 снарядов против 22 у конкурента. Кроме того, за счет тандемного досылания (снаряд-заряд) достигается большая скорострельность за один цикл, что в бою критически важно. Помимо этого, на «Оплоте» боекомплект частично вынесен из боевого отделения, в то время как на Т-90А сохраняется «советская« система размещения боекомплекта в боевом отделении, что значительно понижает шансы выживания экипажа при поражении танка.

Как показали события в Сирии, большие проблемы у Т-90А и с защищенностью. Мало того, что российский танк изготовлен из броневых сталей средней твердости и имеет относительно невысокую стойкость броневой основы башни (да и сама башня ввиду конструктивных особенностей имеет большое количество ослабленных в плане бронирования мест), так еще хромает динамическая защита из-за установки такого «древнего« образца, как «Контакт-5». В то же время на наш «Оплот» устанавливается самый современный комплекс «Нож», который доказал свою эффективность в ходе многочисленных испытаний обстрелом с применением всей номенклатуры танковых снарядов калибра 125 мм, а также современных 120-мм боеприпасов западного производства. Не стоит сбрасывать со счетов и защиту от тандемных кумулятивных средств, атакующих танк с бортов, а также силовые экраны корпуса, которые проектировались с противотандемной защитой.

Контекст

T-14 «Армата» vs Leopard 2

«Королевский тигр» vs ИС-2

«Пантера» vs Т-34

«Тигр I» против Т-34

При этом у обоих танков, как ни странно, еще есть задел для модернизации. Так, например, в ХКБМ разработана система автоматического управления трансмиссией, которая позволяет осуществлять поворот танка при помощи штурвала вместо рычагов, что существенно упрощает процесс управления машиной, повышает маневренные качества и позволяет осуществить дублирование процесса управления. Пока эти разработки не дошли до серийного образца, однако уже их наличие при финансовой поддержке позволяет говорить о довольно быстром внедрении нововведений в случае начала серийного производства.

В целом же можно говорить, что по основным показателям «Оплот» превосходит Т-90А, однако «россиянин« уже долгое время состоит на вооружении — значит, есть подготовленные экипажи, тактические наработки и решено большое количество «детских болезней» производства. А как показывает практика, в танковом противостоянии немаловажную роль играет обученность и мотивированность экипажа.

Яркий пример — война на Донбассе, когда наши экипажи на устаревших Т-64БВ весьма достойно противостояли российским Т-72 самых современных модификаций. В истории войны было зафиксировано несколько встречных танковых боев. Полной статистики у автора нет, но в известных случаях победа была на стороне наших танкистов на Т-64.

«Выросли« в ходе войны и настоящие танковые асы — тот же «Адам», или наводчик-оператор сержант Леонид Суханский, на счету которого пять уничтоженных танков Т-72 и Т-64, две РСЗО «Град« и четыре орудия противника. Именно ему приписывается эпический расстрел из танковой пушки на полном ходу позиции боевиков в Донецком аэропорту осенью 2020 г. Этот фактически уникальный случай даже попал на видео.

А пока ждем танковых соревнований Strong Europe Tank Challenge 2020, на которых команда Украины от 14-й бригады будет выступать именно на Т-84У «Оплот», и надеемся, что танкисты в полной мере используют очень богатый потенциал танка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

«Несокрушимый» разминулся с правдой о войне, считает Андрей Архангельский

В российский прокат вышел «Несокрушимый» — патриотический фильм про реальный подвиг танкистов во время войны. Но и в этот раз авторы фильма умудрились скрыть подлинные обстоятельства подвига

Мы много раз упрекали создателей патриотического кино в том, что они воспевают полупридуманные или мифические истории, проходя мимо подлинных подвигов. На этот раз к авторам сложно придраться, и как бы мы ни относились к Российскому военно-историческому обществу (при поддержке которого снят фильм), внутренне за них даже радуешься. Вот у вас в руках — совершенно понятная, подлинная история, остается ее лишь рассказать, и, наконец, появится у нас патриотический фильм, который не стыдно смотреть.

В основу фильма положена история подвига экипажа танка КВ-1. Летом 1942 года в районе хутора Нижнемитякин Тарасовского района Ростовской области экипаж Семёна Коновалова сумел уничтожить несколько десятков танков, бронемашин и автомашин противника. Эпизод этот примечателен тем, что вскоре после боя на место выехали техники, которые смогли подсчитать подбитые вражеские машины; таким образом, у подвига — что на войне случалось нечасто — есть очевидцы. Сам Коновалов вскоре стал Героем Советского Союза, дожил до победы.

Существует целая традиция «танковых фильмов» и у нас, и в мире, главный конфликт там всегда построен на отношениях внутри экипажа. Трое, четверо, пятеро совершенно разных людей — все они как-то должны превратиться в единое с машиной целое. Классический советский «танковый фильм» — «На войне как на войне» 1969 года, где задан был стандарт «экипажа машины боевой»: циник, бывалый, недотепа, новичок. На их отношения накладывает отпечаток война, постепенно сбивая их в единый коллектив. В тех фильмах гораздо меньше правды войны — все пронизано заботой «партии и правительства», к тому же подернуто позднесоветским — надуманным — лиризмом и сентиментальностью. Но в чем не откажешь советскому кино при всей его идеологизированности, так это в психологической достоверности человеческих отношений. В «На войне как войне» члены экипажа самоходки ссорятся, мирятся, дуются и таят обиды друг на друга, но за полтора часа фильма мы узнаем характер каждого из них.

Повышенный авторами в звании сразу до капитана Коновалов (который был в реальности лейтенантом, что соответствовало должности командира танка) муштрует экипаж кроссами и занятиями в духе «подъем-отбой». При этом никаких черт характера он не демонстрирует, кроме стальной воли в каждом движении. Герой совершенно лишен способности к коммуникации, как сказали бы сегодня. Он только рычит, бурчит и дерется с замполитом. Авторам, вероятно, кажется, что причины героизма именно в безапелляционном стиле управления; но невозможно представить, что при таких «отношениях» возникла бы сплоченность и взаимовыручка экипажа на поле боя. Про лирическую историю героя умолчим ввиду ее полной абсурдности (авторы сумели соорудить в полевых условиях подобие любовного треугольника вокруг женщины-техника, которая к тому же еще и жена Коновалова, от которой он вроде бы собирает уйти). Но это еще можно принять и даже закрыть глаза на нелепость фронтовой любви, которая тут нужна для соблюдения гендерного баланса (в таком фильме, понятно, сплошные мужчины).

И лирика, и трагика в фильме «Несокрушимый» настолько железные, что не вызывают сопереживания

Фирменный стиль Военно-исторического общества — чем они гордятся и подчеркивают при всяком случае — точность деталей. В том, что касается техники, нужно отдать им должное: все танки настоящие и даже заботы танкистов — настоящие. Примерно треть фильма мы наблюдаем быт танкистов: танк требует обслуживания, на фронте постоянно не хватает деталей, их приходится добывать самим. Танкисты вынуждены по ночам пробираться на нейтральную полосу, чтобы снять нужные детали с подбитых танков. Нужно отметить, что актеры в кадре довольно уверенно разговаривают на профессиональном жаргоне танкистов. Такую «специализацию» было трудно представить в советском кино. На этом, впрочем, следование исторической правде заканчивается.

Главная проблема, как всегда, создана самими же авторами на пустом месте. Авторы подорвались на простом вопросе: как танк Коновалова оказался один в чистом поле, из-за чего и вынужден был принять неравный бой?

Ответ очень простой: танк встал из-за неполадок, а когда его починили — так на войне бывает,— на него случайно вышла колонна противника. Воспользовавшись выгодной местностью и неожиданностью, а также мощью (КВ-1 — тяжелый танк), танкисты победили врага в неравном бою. К тому же в армии тогда уже практиковался метод танковых засад, введенный еще осенью 1941 года. Казалось бы, нет ничего проще, чем все дальнейшее также рассказывать близко к реальности. Но авторы, как уже стало привычно, вместо этого зачем-то городят целый водевиль. Первый КВ сломался, экипаж бросили в бой в качестве простой пехоты (!); во время боя (!) замполит сообщает танкистам, что, мол, нашли для вас еще один танк, брошенный; экипаж отправляется этот танк искать, находит, чинит; причем чуть раньше туда — по совпадению — также отправилась и героиня-техник.

Андрей Архангельский о природе современных экранных героев

Что заставляет авторов идти на такое неправдоподобие, при том что правда проста и ничуть не менее захватывающа? Авторы, вероятно, рассчитывают, что это кино будут смотреть люди, для которых что танк, что танковый полк — примерно одно и то же. Однако Коновалов воюет не один. Есть части, соединения и объединения, в состав которых он входит. Герои-танкисты не знали, что спустя 70 лет патриотическим воспитанием будут заниматься люди, которые исходят из концепции «миф лучше правды». Коновалов воюет на Юго-Западном фронте, июль 1942 года: за полтора месяца до этого советские войска постигла катастрофа: неудачное харьковское наступление, которое закончилось окружением нескольких армий. Бой, который ведет Коновалов, происходил уже летом 1942-го, войска фронта отступают вплоть до Сталинграда, ведя бои в окружении, к счастью, не таком фатальном. Если бы авторы придерживались исторической достоверности, им не пришлось бы выдумывать причины поломки и самой ситуации в целом. В полуокружении танк оказался на острие удара противника, экипаж воспользовался ситуацией, показал свои лучшие качества. Все понятно, все логично. Ничего объяснять не надо, потому что сама ситуация понятна. Но авторы, по-видимому, не решаются признаться, что наша армия отступает. И они придумывают этот эпизод со случайной находкой, вот этот «танк в кустах» (в котором еще и почти полный боекомплект). В реальности экипаж танка после знаменитого боя четыре дня будет пробираться к своим, захватив по дороге немецкий танк, и вернутся к своим на трофее. Этот эпизод авторы фильма игнорируют, зато они заставляют героев совершить нечто еще более неправдоподобное: захватить вражеский танк буквально во время боя!

…Это какой-то особый дар, талант: выдумать даже там, где фантазия не требуется, где реальность к тому же еще и вполне кинематографична и драматична! Правда на войне всегда оказывается интереснее выдумки — если это слово тут применимо. Из-за ложно понятого патриотизма авторы вынуждены придумывать заново обстоятельства подвига, и из-за этого даже правдивый подвиг выглядит неубедительно. Болезненное пристрастие к выдумке, а по сути к искажению истории, об опасности чего нас все время предупреждают: это в своем роде вечная загадка патриотического кино. И нынешний фильм не стал исключением.

Не играйте в World of Tanks в 2020 году. Я уже удалил

Раньше никогда не играл в танки. Несколько лет назад на волне хайпа провел с десяток боев в World of Tanks Blitz на iOS, но через неделю удалил приложение.

Полноценные World of Tanks решил установить из-за специального футбольного режима, который выпустили на время проведения ЧМ 2020. Несколько недель выполнял футбольные челенджи, а в конце июня хотел полностью удалить игру с компьютера.

Остановили несколько миллионов заработанных монет и десятки тысяч очков свободного опыта. Неплохой багаж для начинающего танкиста, решил попробовать обычные сражения.

Начал просматривать статистику игроков и был немного удивлен. Часто встречаются аккаунты с 60-70 тысячами проведенных боев. Только вдумайтесь: 70 тыс. боев за 8 лет существования танков – это около 25 битв в день! Каждый день без выходных на протяжении восьми лет!

Меня так сильно не затянуло, буквально за месяц я прочувствовал все проблемы игры в текущем виде. Вот четыре главные претензии игроков к WOT сегодня:

1. Знаменитый рандом

Так называемый ВБР (великий белорусский рандом) не замечают лишь новые неопытные игроки. Все понимают, что в игре должен быть элемент неожиданности и сначала многое происходящее принимаешь за чистую случайность.

С опытом понимаешь, что роль рандома может быть слишком большой в некоторых боях, а, спустя несколько тысяч проведенных схваток, начинаешь подозревать его в предвзятости.

Читайте так же:  Как называется граната на машине

Почти все игровые показатели при расчете на сервере вычисляются с использованием случайных переменных, но закономерность выпадения тех или иных значений сложно назвать случайной. В подобных играх давно применяется простая «уравниловка» игроков, чтобы даже самые неумелые могли побеждать.

Выдал несколько хороших боев – получи рикошеты и непробития, быстро слился в нескольких раундах подряд – вот тебе попадания при любом выстреле.

Рандом проявляется во всем: в точности, в вероятности пробития или рикошета и в нанесенном уроне. Показания могут отклоняться на 25% от нормального значения как в большую, так и в меньшую сторону. Так две игры к ряду могут разительно отличаться по игровому интересу и удачливости игрока. Это настолько заметно, что с этим нужно что-то делать.

В одной партии выцеливаешь врага, ищешь уязвимые точки, ждешь полного сведения и слышишь раздражающее «не пробил», а в другом стреляешь практически наугад, когда круг сведения в несколько раз больше танка противника, регулярно зарабатывая фраги.

Идея для Wargaming: в жизни ведь и не такое случается. Выкручивайте еще больше разброс параметров для ВБР. Делайте бракованные снаряды, которые не взрываются, спонтанную поломку техники на ровном месте и саботирующий приказы командира экипаж.

Я не против случайностей в игре, но в WOT их слишком много. Посмотрите, как часто один танк может вытянуть бой против трех-четырех соперников, как регулярно у противника остается 5-10 единиц прочности после выстрела наверняка, как много попаданий случается в последнюю секунду перед тем, как танк спрячется в укрытие или выйдет из засвета.

Наглядно иллюстрирует ситуацию общая статистика игроков. Большинство танкистов имеют от 40 до 60% побед. Самые неопытные умудряются побеждать в четырех боях из десяти, а играющие несколько лет не могут совершать меньше четырех поражений в десяти битвах.

Вывод: те, кто играет для получения удовольствия, рано или поздно забрасывают игру из-за большого влияния рандома.

2. Слишком частые изменения

Восемь лет для подобного проекта – очень большой срок. Разработчики большие молодцы, что не позволили проекту загнуться и регулярно подогревают интерес пользователей к танкам.

К сожалению, иногда методы влияния оказываются слишком радикальными.

Новшества в игре – это отлично, но зачем трогать то, что уже давно работает.

Понятия «апнули» и «понерфили» так прочно вошли в лексикон игроков WOT, что ни один разговор танководов не обходится без них. Практически каждый месяц игра обновляется, привнося новые и новые правки.

Появляются новые карты – это хорошо, новые танки завозят – тоже отлично. Но, когда начинают пересматривать параметры техники, существующей в игре несколько лет – это сильно расстраивает.

Игрок несколько месяцев проходил определенную ветку, терпел все сложности неудобных танков, копил драгоценный опыт и монеты. В итоге купил заветную машину, а её «понерфили» (снизили показатели) в очередном патче.

Что делать? Несколько месяцев игры коту под хвост? Продавать танк за полцены, наплевав на время, опыт и деньги?

Разработчики игры предлагают просто ждать. Возможно, через несколько месяцев (или лет) танк признают слишком слабым и его «апнут» (повысят параметры).

Другими словами, игрок должен иметь в своем ангаре не один, а 5, 7 или 10 топовых танков, чтобы играть не на том, котором хочется, а на том, который в данный момент «нагибает».

Идея для Wargaming: давно пора сделать танковый гороскоп. Юпитер находится в созвездии Ориона – пробитие немецких танков ухудшилось на 8% до следующей полной Луны.

Есть же в WOT тестовые сервера, где обкатывается новая техника, активно приглашают игроков опробовать разные модификации танков перед выводом их на всеобщее обозрение. Почему же нельзя удачно вписывать новые модели в существующую систему без балансировки старых танков?

C новыми танками регулярно происходит одно и то же. Сначала они получаются очень хорошими, чтобы игрокам захотелось купить новинку, а через несколько месяцев, когда каждый второй обзаводится машиной, её характеристики ухудшаются.

Еще иногда случается «скрытый нерф» танков. Разработчики оставляют все отображаемые показатели на месте, но изменяют несколько параметров «под капотом», которые сказываются на балансе.

Так, например, могут изменить коэффициент сопротивления грунтам для танка. Мощность в параметрах при этом остается прежней, а вот разгоняться или поворачивать он начнет иначе.

Даже премиум-танки (которые покупаются за реальные деньги) со временем ухудшают, чтобы мотивировать игроков покупать новые. Если кто-то отдает пару тысяч рублей за годную технику, то спустя полгода его танк оказывается банальной среднестатистической машиной.

Вывод: большинству игроков нет никакого желания следить за каждым изменением в игре и после очередного патча пересматривать свой ангар.

3. Жадная экономика в игре

Бывалые игроки стали часто жаловаться на нехватку серебра. Это самая легко зарабатываемая валюта, но её всегда мало.

Я за месяц игры почти прокачал одну из самых простых и популярных веток советских тяжелых танков. Сложнее всего было накопить именно серебро. Даже опыт, который не купишь ни за какие деньги, худо-бедно капал в копилку, а вот монеты никак не хотели копиться.

На начальных уровнях игрока щедро одаривают серебром, ремонт техники копеечный, снаряды недорогие, на снаряжения всегда хватает. С каждым следующим уровнем техники цены на танки и комплектующие вырастают в разы, ремонт становится дороже, а боеприпасы и вовсе становятся золотыми.

По идее, увеличивается наносимый игроком урон, что должно вылиться в больше заработанных монет, но не тут то было. Здесь и вступает в игру знаменитый рандом.

Даже хорошие игроки на годной технике часто сталкиваются с серией досадных промахов, рикошетов и непробитий, а ведь каждый выпущенный снаряд стоит не меньше 1000 монет. Пять выстрелов «в молоко» и даже в случае победы игрок может уйти в минус.

Если при этом еще и технику ремонтировать нужно, то три неудачных боя подряд сильно бьют по бюджету.

Идея для Wargaming: почему до сих пор не ввели в игру топливо и еду для экипажа? Это же гарантированная выкачка монет после каждого боя!

Опытные маркетологи грамотно разбили целенаправленную выкачку средств на небольшие микро-транзакции. Гордо красующиеся 50К серебра на экране после боя превращаются в 3-5 тысяч после ремонта техники, пополнения боекомплекта и закупки снаряжения.

В итоге, если играть без вложений, на последних уровнях будет очень сложно. Денег то и дело будет не хватать, для покупки следующего танка накопить опыт можно относительно быстро, а вот копить монеты придется в два-три раза дольше.

Возможно, придется даже продать предыдущий любимый танк, к которому привык. Взамен получишь стоковую заготовку, которую придется снова прокачивать, а «расходники» на неё стоят вдвое дороже.

Вывод: не решают проблему регулярные подарки, награды за простые задания и всевозможные акции. Разработчикам нужно пересмотреть экономику игры, она стала слишком жадной для игроков. Без вложений на высоких уровнях играть очень сложно.

4. «Задротство» на последних уровнях

По своему опыту скажу, что максимальный интерес и удовольствие испытывал при игре на танках 6-7 уровней. Танки ездят шустро и быстро, стреляют в меру точно и часто, денег приносят много и регулярно.

Дальше танки становятся тяжелее, дольше сводятся и дольше перезаряжаются. Маневренность падает, а одно неверное действие может отправить игрока в ангар.

Цена ошибок повышается в разы, риск практически никогда не оправдывается. Проще занять заранее известную позицию и пытаться отстреливать противников, чем возглавлять атаку собственной команды.

В итоге перестрелки на танках последних уровней превращаются в унылое «задротство». Десять человек съезжаются в узкий проезд посередине карты, прячутся за углами и пытаются быстро высунуться для совершения выстрела.

При этом приходится еще и выцеливать миниатюрные люки, башни и другие уязвимые места противников. Так проходят восемь из десяти боев на подобной технике.

Идея для Wargaming: быстрее вводите в игру танки XI и XII уровней, стреляют пусть 1-2 раза за игру, а снаряд пусть стоит как половина танка.

Так выглядит обычная игра на танке X уровня: ждем 30 секунд для поиска игроков, ждем 30 секунд до начала сражения, 30 секунд едем к месту перестрелки, две минуты на полном зуме выцеливаем лючок на башне врага, две минуты ждем в ангаре окончание сражения.

После шальных матчей на средних уровнях, когда большинство боев приносят настоящее удовольствие, попадаешь в жалкое подобие киберспорта, когда нужно сопоставить прицел с движущейся точкой на экране и вовремя нажать на кнопку выстрела.

Играть или нет?

Многие бывалые игроки давно забросили аккаунты в WOT, некоторые даже продают учетки за несколько тысяч, чтобы хоть как-то компенсировать затраченное на игру время. Новичков игра может захватить ненадолго, после чего наступает осознание проблем игры и разочарование.

WOT не ставит целью достоверно воссоздать танковые сражения, не пытается научить игрока разбираться в военной технике или подарить ему незабываемое ощущение от сражений на тяжелых машинах. Игра лишь медленно, но верно пытается развести на деньги, при этом уравнивая возможности большинства геймеров.

Я с большим удовольствием куплю какой-нибудь топовый проект в любимом жанре и потрачу время на изучение сюжета, а по возможности добью сетевой игрой вместо однообразных покатушек на танках.

(4.71 из 5, оценили: 123)

Сверхтяжёлые танки: стальные великаны

С появлением танков у многих конструкторов возникла вполне логичная мысль, что значительные размеры танка позволят максимально бронировать его и сделать неуязвимым для огня противника, а большая грузоподъемность – усилить его вооружение. Такие танки фактически могли бы стать подвижными фортами, поддерживающими пехоту при прорыве оборонительных порядков противника. В условиях Первой мировой войны (далее – ПМВ), когда правительства стран мира направляли многомиллионные средства на снабжение стремительно растущих армий, росло и финансирование самых фантастических проектов, суливших скорую победу.

Начиная с ПМВ и до самого окончания Второй мировой войны (далее – ВМВ) были разработаны сотни самых невообразимых бронированных монстров, из которых до воплощения в металле дошли лишь единицы. В этой статье дан обзор десяти самых тяжелых, самых больших и самых невероятных бронемашин различных стран мира, которые были частично или полностью воплощены в жизнь.

«Царь-танк»

Самым крупным по своим габаритам был российский «Царь-танк». Его разработчик Николай Лебеденко (в честь него машину также иногда называют «танком Лебеденко» или «машиной Лебеденко») неизвестными нам путями добился аудиенции императора Николая ІІ, которая состоялась 8 января (по новому стилю – 21 января) 1915 года. На аудиенцию инженер принес искусно сделанную деревянную самоходную модель своего детища, которая заводилась и двигалась благодаря патефонной пружине. По воспоминаниям придворных конструктор и царь несколько часов возились с этой игрушкой «аки дети малыя», создавая ей искусственные препятствия из подручных средств – томов «Свода законов Российской империи». Царь был настолько поражен моделью, которую Лебеденко, в конце концов, ему подарил, что одобрил финансирование проекта. Своей конструкцией танк напоминал огромный артиллерийский лафет с двумя большими передними колесами. Если модель держали за заднюю часть «лафета» колесами вниз, то она была похожа на спящего под потолком нетопыря, из-за чего машина получила прозвища «Летучая мышь» и «Нетопырь».

Модель «Царь-танка» конструктора Лебеденко

Изначально было понятно, что проект нежизнеспособен. Самым большим и уязвимым элементом нового танка были огромные 9-метровые колеса, несущей конструкцией которых были спицы. Их создали такими, чтобы повысить проходимость танка, но они легко выводились из строя даже артиллерийской шрапнелью, не говоря уже о фугасных или бронебойных снарядах. Возникли проблемы и с проходимостью машины. Тем не менее, благодаря царскому протежированию танк был быстро построен. Уже в августе 1915 года он был собран на импровизированном полигоне в районе города Дмитрова Московской области, однако по причине неудовлетворительной проходимости так и остался ржаветь под открытым небом до начала 20-х годов, пока не был разобран на металлолом. В итоге тысячи рублей государственных средств были потрачены впустую.

Боевые отделения танка размещались в корпусе, расположенном между его гигантскими колесами. Вооружение размещалось в пулеметной башенке на шесть пулеметов, надстроенной над корпусом, а также в спонсонах, расположенных в его торцах, выступавших за колеса. В спонсонах могло размещаться как пулеметное, так и артиллерийское вооружение. Предусматривалось, что экипаж танка составит 15 человек. Перпендикулярно к корпусу располагался «лафет», основным предназначением которого было создание упора при стрельбе. По «лафету» экипаж попадал в боевые отделения танка.

Фотография «Царь-танка»

Габариты «Царь-танка» поражали воображение – его длина составляла 17,8 метра, ширина – 12, высота – 9. Весил он 60 тонн. Эта машина стала самым большим по габаритам и самым нелепым танком в мировой истории.

Char 2C (FCM 2C)

Этот французский танк стал самым большим и тяжелым серийным танком за всю мировую историю танкостроения. Он был создан судостроительной компанией FCM в самом конце ПМВ, но участия в боевых действиях так и не принял. По замыслу конструкторов Char 2C должен был стать танком прорыва, который мог бы эффективно преодолевать немецкие траншеи. Французским военным эта идея понравилась, и 21 февраля 1918 года у FCM было заказано 300 машин. Однако пока судостроители разворачивали производство, война закончилась. Танк оказался нетехнологичным и недешевым, а изготовление каждой его единицы занимало много времени. В результате до 1923 года было изготовлено всего 10 машин. Так как французское правительство после ПМВ испытывало известные финансовые трудности, а Char 2C стоил очень дорого, было принято решение остановить его производство.

Танк Char 2C (FCM 2C) с выстроившимся возле него экипажем

Char 2C весил 75 тонн, его экипаж составлял 13 человек. Он был вооружен одной 75-мм пушкой и 4-мя пулеметами. Двигатели танка «съедали» в среднем 12,8 литра на один преодоленный машиной километр, поэтому бака емкостью 1280 литров хватало максимум на 100–150 км пути, а на пересеченной местности это расстояние было и того меньше.

Char 2C состояли на вооружении французской армии до 1940 года. С началом боевых действий на территории Франции во время ВМВ батальон этих уже устаревших танков отправили к театру боевых действий. 15 мая 1940 года состав с материальной частью батальона попал в железнодорожную пробку при следовании к местам выгрузки в районе города Нешато. Так как выгрузить столь тяжелые танки с платформ не представлялось возможным, а к станции, на которой застрял состав, приближались немецкие войска, французские экипажи уничтожили свои бронированные машины и отступили. Однако, как вскоре выяснилось, уничтоженными оказались не все Char 2C. В частности, машина №99 попала в руки немцев неповрежденной и испытывалась ими на полигоне Куммерсдорф. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

Немецкие солдаты позируют на фоне захваченного французского танка-гиганта Char 2C №99 «Шампань».
Рядом с танком лежат разобранные части его двигателя

Читайте так же:  Как называется совет старейшин в афинах

K-Wagen

В конце марта 1917 года Инспекция автомобильных войск кайзеровской Германии поручила главному инженеру своего опытного отделения Йозефу Фольмеру создать танк, который по своим техническим параметрам был бы способен прорывать вражеские линии обороны.

Модель танка K-Wagen

В случае успешного и своевременного его завершения этот танк стал бы самым тяжелым танком ПМВ – его вес достигал бы 150 тонн. В качестве силовых установок для него были выбраны два шестицилиндровых бензиновых двигателя фирмы «Даймлер» мощностью по 650 л.с. каждый. Танк должен был вооружаться 4-мя 77-мм орудиями, размещенными в спонсонах и 7-ю 7,92-мм пулеметами MG.08. Из всех супертяжелых танков у K-Wagen был самый многочисленный экипаж – 22 человека. Длина танка достигала 12,8 метров, и если бы не российский «Царь-танк», он стал бы самым длинным сверхтяжелым танком в истории танкостроения. В проектной документации танк назывался Kolossal-Wagen, Kolossal или K. Общепринятым является использование индекса «K-Wagen».

В апреле 1918 года началась постройка этих машин, но быстрое окончание войны остановило все работы. Немецкие танкостроители почти закончили сборку первого экземпляра танка, а для второго были готовы бронекорпус и все основные агрегаты, кроме двигателей. Но войска Антанты приближались к немецким предприятиям, и все изготовленное было уничтожено самими производителями.

Танк K-Wagen в заводском цеху

FCM F1

В начале 30-х годов французским военным функционерам стало ясно, что танк FCM 2C безнадежно устарел. Так как французская военная мысль считала, что будущие войны будут носить такой же позиционный характер, как и ПМВ, в Париже решили, что армии необходимы новые тяжелые танки прорыва.

В феврале 1938 года Консультационный совет по вооружениям во главе с генералом Дюфло определил основные тактико-технические характеристики будущего танка для объявления проектного конкурса. Совет выдвинул следующие требования к вооружению машины: одна пушка большого калибра и одно скорострельное противотанковое орудие. Кроме того, новый танк должен был снабжаться противоснарядным бронированием, выдерживающим попадание снарядов всех известных на тот момент противотанковых артиллерийских систем.

3D-модель танка FCM F1

В конкурсе участвовали крупнейшие французские танкостроители (компании FCM, ARL и AMХ), однако начать создание прототипа смогла лишь компания FCM. Ее инженеры спроектировали танк с двумя башнями, расположенными по принципу линкоров на разных уровнях, чтобы они не мешали друг другу вести круговой обстрел. В задней (более высокой) башне должно было устанавливаться 105-мм орудие основного калибра. В передней башне – монтироваться 47-мм скорострельная противотанковая пушка. Толщина лобового бронирования машины составляла 120 мм. Предполагалось, что прототип будет готов к концу мая 1940 года, но этому помешало стремительное немецкое наступление во Франции. Дальнейшая судьба полуготовых прототипов неизвестна.

Танк FCM F1, стоящий в заводском цеху

TOG II

В октябре 1940 года был создан первый экземпляр опытного британского танка TOG І. Его название, расшифровывающееся как «The Old Gang» (англ. – «старая банда»), намекало на солидный возраст и опыт его создателей. Старые принципы танкостроения проявились в компоновке и внешнем виде этой боевой машины, а также в ее характеристиках. TOG І имел компоновку, типичную для времен ПМВ, и обладал низкой скоростью в 5 миль/ч (8 км/ч). Орудия и пулеметы, первоначально размещенные в спонсонах, со временем заменили башней от танка Matilda II, монтируемой на крыше корпуса. Его гусеницы, так же как и у других танков времен ПМВ, охватывали корпус, а не размещались по бокам от него, как у современных танков. Так как вес машины составлял 64,6 тонны, к сверхтяжелым танкам ее отнести сложно. Танк несколько раз модернизировали вплоть до 1944 года, но в серию он так и не пошел.

Танк TOG I

В 1940 году параллельно с TOG І началось создание TOG ІІ. В металле он был реализован к весне 1941 года. Этот танк сделали более тяжелым, чем предыдущую модель – он весил 82,3 тонны. Благодаря большой длине, независимой торсионной подвеске, а также тому, что привод каждой гусеницы осуществлялся отдельным электродвигателем, этот танк обладал повышенной проходимостью. Электродвигатели питались от генератора, приводимого в движение дизельной силовой установкой. Поэтому, несмотря на большой вес, танк мог преодолевать стены высотой 2,1 метра и рвы шириной 6,4 метра. Его отрицательными качествами была низкая скорость (максимум 14 км/ч) и уязвимость гусениц, конструкция которых безнадежно устарела. Танк получил специально сконструированную башню, в которой размещалось единственное танковое орудие калибра 76,2 мм и пулемет. В дальнейшем продолжались модернизации конструкции, появились проекты TOG ІІ(R) и TOG III, но ни один из них так и не был запущен в серийное производство.

Танк TOG II

Pz.Kpfw VIII Maus

В декабре 1942 года на аудиенцию к Гитлеру был вызван Фердинанд Порше, конструкторы фирмы которого закончили проект сверхтяжелого танка Maus (нем. – «мышь»). Через год, 23 декабря 1943 года, первый прототип танка вышел из ворот танкостроительного предприятия «Алкетт» (Альмеркише Кеттенфабрик ГмбХ), входившего в государственный концерн Рейхсверке. Это был самый тяжелый изготовленный танк за всю историю мирового танкостроения – его вес достигал 188 тонн. Лобовая бронеплита достигала толщины 200 мм, а кормовая – 160 мм. Несмотря на то, что танк обладал огромной массой, в процессе его испытаний выяснилось, что он очень маневрен, легко управляем и обладает высокой проходимостью. Танк подвергся доработке, прошел полигонные испытания, и был изготовлен его второй экземпляр. Но во второй половине 1944 года у Германии закончились средства для обеспечения регулярных поставок даже серийных танков, не говоря уже о запуске в производство новых дорогостоящих машин.

Радиоуправляемая масштабная модель танка Maus демонстрируется Гитлеру

В середине апреля 1945 года Куммерсдорфский полигон был захвачен советскими войсками. Оба экземпляра танка, которые были выведены из строя во время боев за полигон, отправили в СССР. Там из двух поврежденных машин была собрана одна целая, которая и по сей день экспонируется в Центральном музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Pz.Kpfw VIII Maus Porsche Type 205/1 с башней Круппа на заводе в Беблингене, 9 или 10 апреля 1944 года

A39 Tortoise

С начала 1943 года в Великобритании началась разработка нового танка прорыва. Проект получил название Tortoise (англ. – «сухопутная черепаха»), так как предусматривал, что будущий танк будет иметь толстую броню, мощное вооружение и вряд ли сможет обладать высокой скоростью. В результате конструкторских изысканий на свет появился целый ряд проектов машин с индексом «АТ», так никогда и не пошедших в серию. В конце концов конструкторы и заказчики от Комитета по развитию спецтехники Министерства снабжения Великобритании остановились на модели АТ-16, которая получила официальный индекс «А39». В феврале 1944 года к изготовлению было заказано 25 единиц, которые должны были изготовить к сентябрю 1945 года. Однако в мае 1945 года боевые действия в Европе закончились, и комитет сократил заказ до 12 машин. В феврале 1946 года заказ еще раз уменьшили вдвое, и в результате были изготовлены только 5 машин. Агрегаты же шестого экземпляра A39 использовали как источник запчастей.

Сверхтяжелая штурмовая самоходная артиллерийская установка (по британской классификации – танк)
А39 проекта «Tortoise»

На самом деле Tortoise являлся не танком, а САУ, так как у А39 не было башни, а 94-мм пушка размещалась прямо в лобовой части боевой рубки. Однако по британской классификации САУ не могла быть настолько тяжелой (вес А39 достигал 89 тонн), и было решено классифицировать ее как танк. Слева от орудия находился пулемет BESA (английская версия чехословацкого ZB-53), а еще два таких пулемета были установлены в башенке на крыше машины. САУ не пошла в крупную серию, так как на фоне современных ей тяжелых советских танков (после войны Британия рассматривала СССР как основного потенциального противника) она была устаревшей и по подвижности (максимальная скорость – 19 км/ч), и по вооружению, хотя ее мощное лобовое бронирование толщиной в 228 мм впечатляло современников.

Самый тяжелый танк Великобритании А39 проекта «Tortoise» в музее Bovington Tank Museum

Pz.Kpfw. E-100

Эта машина создавалась как альтернатива танку Pz.Kpfw VIII Maus, сконструированному фирмой Порше. Фактически Фердинанд Порше воспользовался своим положением, будучи хорошим знакомым рейхсминистра вооружений Тодта и будучи на короткой ноге с самим Гитлером. Используя свои связи, Порше способствовал закрытию проекта другого сверхтяжелого танка VK 7201 «Тяжелый Лев» (Schwere Lowe) производства концерна «Крупп». Между тем другой немецкий танковый конструктор и функционер Генрих Эрнст Книпкамп в пику Порше инициировал начало разработки целой серии танков, которые должны были заменить в войсках все типы бронированных боевых гусеничных машин, начиная от танков разведки и заканчивая сверхтяжелыми танками прорыва. Последним и должен был стать Е-100.

Изображение Pz.Kpfw. E-100

Из всех машин «Серии Е» разработка танка Е-100 продвинулась дальше всего. Этот танк должен был быть легче, чем Maus (140 тонн против 188), и при этом бронированным на том же уровне. Его сконструировали таким образом, чтобы у бронеплит было как можно меньше прямых углов (в отличие от танка Maus, борта которого были практически вертикальны). Разрабатывались три варианта башни этого танка, первым из которых была башня танка Maus со 128-мм орудием. Правда, в варианте для танка Е-100 128-мм пушку решили заменить на 150-мм. Башню должны были изготавливать предприятия концерна «Крупп», на них же должны были разработать и способ установки орудия. Этот вариант оказался предпочтительнее, чем два остальных, но в металле не был реализован ни один из них. Если бы немцам все-таки хватило времени, Е-100 получил бы самую мощную пушку за всю историю создания сверхтяжелых танков. Был создан всего один экземпляр шасси этого танка, который испытывался на полигоне Хайстенбек с муляжом башни. В конце войны это шасси попало к английским войскам в виде трофея и позже было вывезено в Великобританию, где его внимательно изучили местные инженеры.

Погруженный на транспортировочную платформу танк Pz.Kpfw. E-100 с британским солдатом,
позирующим наверху

T28-T95 (Turtle)

За океаном тоже не сидели сложа руки. В сентябре 1943 года в США начались работы над собственным танком прорыва. Штаты готовились вступить в войну в Европе и опасались, что преодолеть «Атлантический вал», выстроенный немцами на побережье, а затем и Линию Зигфрида, будет непросто. Но, как это часто бывает, армейские функционеры спохватились довольно поздно (видимо, забыв учесть, что создание принципиально новых танков – это длительный процесс).

T28-T95 (Turtle)

В качестве основного вооружения на танк планировали установить 105-мм пушку Т5Е1. Начальная скорость ее снаряда, как считали военные функционеры, была достаточной для того, чтобы пробивать бетонные стены ДОТов. Пушка должна была размещаться в лобовом бронелисте машины – к такому решению пришли, чтобы уменьшить силуэт Т-28. На самом деле новая машина была не танком, а САУ прорыва – американские военные это со временем осознали, и машину переименовали в САУ Т-95. Как это любят делать американцы, заодно ей присвоили и прозвище «Turtle» (англ. – «черепаха»). САУ снабдили электрической трансмиссией, разработанной для установки на танки Т1Е1 и Т23.

Проектные изыскания и бюрократические проволочки привели к тому, что решение об изготовлении прототипов приняли лишь в марте 1944 года. Но военные забраковали готовый проект и заказали три машины, лобовое бронирование которых должно было достигать 305 мм, что в полтора раза превышало запланированные ранее 200 мм. После внесенных изменений вес машины вырос до 86,3 тонны. Чтобы уменьшить давление на грунт и увеличить проходимость САУ, ее гусеницы решили сделать двойными. В результате новый проект был готов только к марту 1945 года, когда боевые действия в Европе и на Тихоокеанском фронте приближались к концу. Первый прототип был отгружен на Абердинский полигон тогда, когда надобность в нем уже давно отпала, – 21 декабря 1945 года. Изготовление второго экземпляра закончили 10 января 1946 года.

В результате длительных испытаний, проводившихся в 1947 году, американские военные вновь переименовали Т95 в танк прорыва Т28, так как, по их мнению, САУ столько весить не могла. Почти одновременно с этим они пришли к выводу, что низкая скорость машины не отвечает современным условиям ведения войны. В результате от Т28 (Т95) отказались, но, возможно, американским бюрократам просто надоело ломать голову над классификацией этой машины.

Т28 (Т95) в экспозиции музея Паттона в Форт-Ноксе, Кентукки

«Объект 279»

Было бы несправедливым обойти вниманием СССР – страну, которую можно по праву назвать самой «танковой» державой XX века. В прошлом столетии советскими предприятиями было произведено наибольшее количество танков и спроектировано наибольшее количество их моделей. Однако сверхтяжелыми танками в стране Советов не увлекались. До начала ВМВ на них просто не хватало средств, а во время войны – еще и времени. Так, летом 1941 года на ленинградском Кировском заводе разработали проект сверхтяжелого танка КВ-5, вес которого достигал бы 100 тонн, но в августе к Ленинграду приблизились немецкие войска, и работы над этим проектом были прекращены.

После окончания ВМВ, с появлением кумулятивных боеприпасов, всем танковым конструкторам стало понятно, что нерационально создавать боевые машины тяжелее 60 тонн. При таком большом весе их невозможно сделать быстрыми и маневренными, а, значит, несмотря на самое мощное бронирование, их быстро подобьют. Но на горизонте маячил призрак ядерной войны, и конструкторы начали разрабатывать машины, которые должны были вести боевые действия в невиданных доселе условиях.

«Объект 279» на полигоне

В 1957 году в КБ Ж. Я. Котина ленинградского Кировского завода под руководством Л. С. Троянова был создан удивительный танк. Хотя он весил всего 60 тонн и по массе не может претендовать на звание супертяжелого танка, зато по уровню бронирования – вполне. Толщина стенок его литой башни по периметру составляла 305 мм. При этом толщина лобовой брони достигала 269 мм, бортов – 182 мм. Такая толщина брони была получена благодаря оригинальной форме корпуса, больше похожего на летающую тарелку, чем на танк. Необычному изделию присвоили индекс «Объект 279». Экспериментальную бронированную машину вооружили 130-мм нарезной пушкой М-65 с системой продува ствола. Из всех реализованных в металле сверхтяжелых танков калибр основного орудия «Объекта 279» является самым большим.

Машина была снабжена сложной системой нерегулируемой гидропневматической подвески и двойными гусеницами. Такое техническое решение позволило уменьшить давление на грунт, увеличить проходимость танка, но серьезно ухудшило его маневренность. Этот фактор, а также сложность машины в обслуживании послужили причиной того, что проект не пошел дальше создания и испытаний прототипа.

«Объект 279» в экспозиции Центрального музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке

История Руси · Российской империи · СССР · история фортификации · танкостроения · политэкономия и политология · кинематограф