Ритуал для юмора

Юмор висельника – победа смеха над смертью

Черный юмор, или его разновидность висельный юмор – это смех и шутки на тему трагедии и смерти. Кому-то это кажется неуместным, кому-то нет. Отношение к черному юмору делит человечество на два лагеря. Опыт говорит, что смех и горе живут рядом, и черный юмор был присущ людям всегда. Психологи объяснили почему.

Черный юмор помогает изжить страх смерти

Потребность человека шутить на тему трагедии обусловлена глубинными страхами, живущими внутри каждого из нас.

Мы боимся смерти и не хотим обреченно замолкать и сжиматься, когда она рядом. Наша психика устроена так, что не может постоянно вмещать ворох разнообразных страхов, чтобы не травмироваться. Мы не в состоянии постоянно бояться, и в определенный момент в нас включаются механизмы вытеснения негативных эмоций. Они-то и принимают форму шуток на тему того, чему лучше бы не случаться. Черный юмор на поверку оборачивается спасительным средством от неврозов. Перед лицом трагедии человек решает: смеяться и помочь себе психологически или не выходить за этические рамки общественного табу, налагающего запрет на смех перед лицом смерти и беды.

Смех – защита от невроза

Черный юмор находит смешное в горе, смерти и страданиях, которые случились НЕ С ТОБОЙ, а С ДРУГИМИ, НЕ РЯДОМ, а ДАЛЕКО. Он как бы напоминает нам о том, что выход есть и что, хотим мы того или нет, на смену трагедии неизбежно придёт свет, и жизнь пойдет своим чередом.

Несмотря на то что в рамках этики смех над чужим горем предосудителен и осуждается обществом, черный юмор полезен для психического здоровья. Это механизм, выдворяющий тьму и страдание за порог нашего сознания. Импульсивной разрядкой через смех мы отодвигаем обреченность за горизонт событий.

Черный и висельный юмор – большая разница. В чем отличие?

Юмор висельника или висельный юмор (англ. gallows humor) многие считают разновидностью черного юмора, чуть ли не синонимом. Но это отнюдь не так.

Если черный юмор – это шутка по поводу чужой ситуации, то юмор висельника – шутка человека, стоящего на пороге собственной смерти. Как буквально передает смысл само словосочетание, это юмор обреченного, выраженный его последним действием или словом.

В отличие от черного юмора смех человека, стоящего на пороге смерти, не вызван страхом. Напротив, смех висельника звучит тогда, когда страха уже нет. Он уходит, уступив место осознанию неизбежности гибели. Но осознать саму смерть мы не в состоянии. Возникает абсурдное состояние психологического диссонанса. Сознание разрывается. Тогда, за минуты или секунды перед ударом «топора судьбы» и звучит смех обреченного.

Здесь можно привести красноречивый пример.

Смех в объектив перед расстрелом

Карельский перешеек, Советско-Финская война, заснеженный лес. Пистолет финского офицера направлен прямо в лицо пойманного советского разведчика. Некто рядом снимает происходящее на фотоаппарат. Кадр ухватил последнее мгновение жизни пленного. Но в нем ни капли страха! Вместо того чтобы молить о пощаде или мрачно-стоически ждать развязки, обреченный смеется прямо в камеру.

За мгновение до гибели этот человек решает не быть жертвой и стать хозяином своей жизни – и смеется.

Висельный смех звучит в момент ухода в смерть с гордо поднятой головой, это последний всплеск гордого Я человека в ответ на крайние обстоятельства.

Одно из «научных» объяснений этого явления таково: столкнувшись с трагедией или неизбежностью смерти, разум обреченного, будучи не в силах ее объять, переводит ее в категорию анекдотичного. Эшафот, стража, толпа, палач, плаха. «Я сейчас умру. что за чепуха, этого не может быть!».

Так или иначе, юмор висельника чужд страху. Это последняя усмешка перед лицом неизбежной гибели. Последняя перчатка, брошенная в лицо палачу, толпе, законам общества, природы. Последний плевок в лицо жестокости и бессмысленности самого Космоса.

Примеры «юмора висельников»

«Ромео и Джульетта»

Хрестоматийный пример «висельного юмора» есть в трагедии «Ромео и Джульетта». Меркуцио, ближайший друг Ромео, смертельно ранен Тибальтом.

В ответ на подбадривания друга – «Courage, man; the hurt cannot be much» – он отвечает: что рана его «. не так глубока, как колодец, и не так широка, как церковные ворота», но что ее «будет вполне достаточно» («’tis enough, ‘twill serve»), чтобы, когда его друг спросит о нем завтра, то обнаружит лишь его мертвое тело («. ask for me tomorrow, and you shall find me a grave man»).

Может возникнуть сомнение, что приведенный пример относится к висельному юмору, но это именно он, причем в самой рафинированной, чистой форме: в роли палача здесь сама Смерть, а толпы – Вселенная, перед лицом которой негоже уронить достоинство.

«А вы уверены, что это безопасно?»

Так, на казни английского серийного убийцы-отравителя Уильяма Палмера тот перед самой развязкой отпустил шутку, которую молва донесла до наших дней. Взглянув на прорезь люка под петлей, тот спросил палача «А Вы уверены, что это безопасно?».

«Фрэнч Фри. Как вам такой заголовок?»

Другой пример тоже связан с кончиной известного убийцы – Джеймса Френча, который перед казнью на электрическом стуле произнес: «Фрэнч Фри. Как вам такой заголовок?» (How’s this for a headline? French fries» (отсылка к картошке фри)).

«Нет, спасибо, я пытаюсь бросить курить»

Хорошим примером висельного юмора является также шутка, рассказанная одним из героев романа Кинга «Томминокеры», повествующая о казни через расстрел человека, в ответ на предложение выкурить последнюю сигарету ответившего «Нет, спасибо, я пытаюсь бросить курить».

Смерть как трагедия и смерть как комедия

Обыденному взору смерть представляется в трагедийном ключе – как мрачный форс-мажор, подкрадывающийся и исподтишка бьющий в спину наповал. Смерть в этом смысле бессюжетна, трагична, и банальна, таких много.

Смерть как комедия – сюжетна. В каком-то смысле шутящий висельник обращает неодолимую неизбежность в нечто прямым образом противоположное, управляемое и забавное действо. В последний раз перед смертью интеллект и воля человека возвращают ему контроль над его судьбой. Будь то эшафот, пылающий танк, тонущий корабль или падающий самолет – смех обреченного висельника есть звук победы абсурда, рожденного величием человека над слепой неодолимостью смерти.

Возможно, вам будет интересно:

Юмор висельника-победа смеха над смертью

Черный юмор, или его разновидность висельный юмор – это смех и шутки на тему трагедии и смерти. Отношение к черному юмору делит человечество на два лагеря: кто-то считает такие шутки неуместными, кто-то нет. Черный юмор был присущ людям всегда. Психологи объяснили почему смех и горе всегда тесно связаны.

Читайте так же:  Польша культура обычаи

Черный юмор помогает изжить страх смерти

Потребность человека отвечать на трагедию шуткой обусловлена глубинными страхами, живущими внутри каждого из нас.

Мы боимся смерти и не хотим обреченно замолкать и сжиматься, когда она рядом. Если в нашей психике будет постоянно присутствовать ворох разнообразных страхов, то это приведет лишь к травмам. Мы не в состоянии постоянно бояться, и в определенный момент в нас включаются механизмы вытеснения негативных эмоций.

Эти механизмы вытеснения принимают форму шуток на тему того, чего мы боимся. Черный юмор на поверку оборачивается спасительным средством от неврозов. Перед лицом трагедии человек оказывается перед выбором: смеяться и помочь себе психологически или не выходить за этические рамки общественного табу, налагающего запрет на смех перед лицом смерти и беды.

Смех – защита от невроза

Черный юмор ищет смешное в горе и страданиях, которые случились с другими, не с близкими, а с незнакомыми людьми. Он как бы напоминает нам о том, что выход есть и что, хотим мы того или нет, на смену трагедии неизбежно придёт свет, и жизнь пойдет своим чередом.

Хотя общественная мораль зачастую осуждает смех над чужими бедами, черный юмор полезен для психического здоровья. Это механизм, выдворяющий пугающие мысли о страданиях за порог нашего сознания. Импульсивной разрядкой через смех мы заставляем себя забыть об опасностях и горестях.

Черный и висельный юмор – большая разница. В чем отличие?

Если черный юмор – это шутка по поводу чужой трагедии, то юмор висельника – шутка человека, стоящего на пороге собственной смерти. Как буквально передает смысл само словосочетание, это юмор обреченного, выраженный его последним действием или словом.

В отличие от черного юмора смех человека, стоящего на пороге смерти, не вызван страхом. Напротив, он означает преодоление страха, смирение и спокойствие перед лицом неизбежного. Но поскольку человек не в состоянии осознать саму смерть, то возникает абсурдное состояние психологического диссонанса. Сознание словно разрывается, и за минуты или секунды перед ударом наступлением неизбежного и звучит смех обреченного.

Есть немало красноречивых примеров, иллюстрирующих такое абсурдное состояние.

Смех в объектив перед расстрелом

В 2006 году министерством обороны Финляндии опубликовало архивное фото.

Примеры «юмора висельников»

«Ромео и Джульетта»

Может возникнуть сомнение, что приведенный пример относится к висельному юмору, но это именно он, причем в самой рафинированной, чистой форме: Меркуцио сохраняет достоинство перед кончиной, смеясь в лицо не другу, но самой смерти.

Однако, в наибольшей степени «богата» на яркие примеры черных шуток сама виселица, эшафот.

«А вы уверены, что это безопасно?»

Так, на казни английского серийного убийцы-отравителя Уильяма Палмера тот перед самой развязкой отпустил шутку, которую молва донесла до наших дней. Взглянув на прорезь люка под петлей, тот спросил палача «А вы уверены, что это безопасно?».

«Фрэнч Фри. Как вам такой заголовок?»

Другой пример тоже связан с кончиной известного убийцы – Джеймса Френча, который перед казнью на электрическом стуле произнес, обращаясь в сторону журналистов: «Фрэнч Фри. Как вам такой заголовок?» (How’s this for a headline? French fries» (отсылка к картошке фри)).

«Нет, спасибо, я пытаюсь бросить курить»

Хорошим примером висельного юмора является также шутка, рассказанная одним из героев романа Кинга «Томминокеры»: один человек, в ответ на предложение выкурить последнюю сигарету перед расстрелом, ответил: «Нет, спасибо, я пытаюсь бросить курить».

Смерть как трагедия и смерть как комедия

Обыденному взору смерть представляется в трагическом ключе – как мрачный форс-мажор, неожиданный и неотвратимый удар. Смерть в этом смысле трагична и банальна, таких много, за ней не стоит сюжета.

Смерть как комедия имеет сюжет. В каком-то смысле шутящий висельник обращает неодолимую неизбежность в нечто прямым образом противоположное, управляемое и забавное действо. В последний раз перед смертью интеллект и воля человека возвращают ему контроль над его судьбой. Будь то эшафот, пылающий танк, тонущий корабль или падающий самолет – смех обреченного висельника есть звук победы величия человека над слепой неодолимостью смерти.

Будем очень рады видеть вас, дорогие читатели, среди подписчиков нашего канала (подписаться можно сверху).

Обязательно ставьте лайки — это важно для канала 😉

Ипостаси смеха. Ритуал, традиция и юмор. Артемова Ю. А.

Дополнительная информация

Издательство Смысл Серия — ISBN 9785893573428 Год издания 2020 Дополнительные характеристики 240 стр., мягкая обложка

В жизни любого общества смеху принадлежит заметное место. Смех как выражение радости бытия. Смех сквозь слезы. Издевательская насмешка. Истерический смех. Это лишь отдельные примеры смехового поведения в рамках нашей культуры. Похожи ли порождающие смех ситуации в других культурах? Является ли смех всего лишь приятным способом скоротать досуг, а юмор — одним из жанров литературы и сценического искусства? Или же это жизненно необходимая способность человека, выполняющая важные социальные функции? Ответы предлагаются в этой монографии.
Студентам и специалистам-гуманитариям, а также широкому кругу читателей.

«Смех является универсальным элементом социальной жизни и занимает весьма значительное место в деятельности и общении любого человека и любого общества. В то же время, несмотря на немалое количество работ, посвященных смеху и юмору – исторический, философских, социологических, психологических, — в силу самой специфики смехового поведения, до сих пор существует тенденция противопоставлять его «серьезным» социальным явлениям, требующим , в силу своей серьезности , соответствующего серьезного изучения. Но ведь ни одна жизненная сфера и даже не одно событие, включая самые драматические, не свободны от тех или иных смеховых проявлений. Это побуждает думать, что «серьезность» роли смеха в жизни отдельных людей и целых сообществ все еще недооценивается.

Книга представляет собой исследование, посвященное анализу различных форм нормативного смехового поведения в традиционных обществах, а также некоторых форм спонтанного, не предусмотренного социальными нормами смехового поведения представителей современных городских культур с целью прояснения социально-психологических функций названных феноменов. . В настоящем исследовании представлен этно-психологический подход к анализу этнографических данных о смехе и юморе в различных культурах».

Психологи считают, что чувство юмора можно наследовать генетически, но в большей степени оно зависит от окружения и интеллектуального развития человека. Максимум, что может передаться по наследству, — это высокая умственная работоспособность и склонность к обучению. Добрые шутки позволяют людям избегать конфликтов, налаживать отношения, повышать экстравертные качества и самооценку. Чувство юмора помогает позитивно смотреть на происходящее, легче преодолевать проблемы и справляться со стрессом.

Читайте так же:  Традиции россии крещение

Чтобы быстро придумать что-то смешное, нужно обладать эрудицией, отличаться скоростью реакции и эмоциональной вовлеченностью. Осознание шуток — тоже сложный процесс восприятия вербальной и невербальной информации, который зависит от когнитивных возможностей.

Как шутки делают нас умнее

Доказана и обратная связь юмора и интеллекта. Шутники сами часто смеются, а смех запускает выработку гормонов удовольствия: нейробиологи убеждены, что нейромедиатор допамин активизирует когнитивные функции и повышает интеллектуальные способности. Благодаря выработке гормонов удовольствия не только повышается настроение, но и задействуется больше нервных окончаний, в результате чего усиливаются креативные возможности и улучшается память. Исследования подтверждают, что чем больше сотрудники веселятся, тем меньше у них шансов прийти к эмоциональному выгоранию. Юмор — мощный инструмент, который многие успешные лидеры используют для сплочения коллектива, при этом веселые люди тоже часто становятся хорошими руководителями, потому что умеют держать внимание аудитории и создавать приятную атмосферу.

Чем черный юмор отличается от обычного

Словари описывают черный юмор как циничные шутки, насмешки над психологически сложными явлениями, такими как болезни, уродство, насилие. Большинство людей старается не говорить на мрачные темы и считают неприемлемым шутить об этом. Термин «черный юмор» ( фр. humour noir) ввели адепты сюрреализма, распространение он получил благодаря писателю и поэту Андре Бретону, который собрал «Антологию черного юмора». Исследования подтверждают связь между юмором и интеллектом, но большинство из них основаны на позитивных шутках, в то время как черный юмор остается противоречивым явлением, которое многих отталкивает и ассоциируется с недостатком ума.

Почему любовь к агрессии говорит о ее отсутствии

Ульрике Виллингер, профессор венского Австрийского медицинского университета, провел исследование, в котором участвовали 156 совершеннолетних: 80 мужчин и 76 женщин. Все они смотрели мультфильмы с жестокими сценами, а после прошли тесты на IQ, вербальный и невербальный интеллект, агрессивность и нарушение настроения. Кластерный анализ вывел три группы зрителей: в первой люди умеренно воспринимали черный юмор, они же отличались средними показателями склонности к агрессии, невысоким интеллектом и эмоциональной устойчивостью. Участники из второй группы негативно отнеслись к злым шуткам, при этом были склонны к нестабильности настроения и высокой агрессивности. Представители третьей группы с удовольствием посмеялись над жестокими сценами и получили наивысшие оценки в тестах на интеллект и самые низкие — по шкале склонности к агрессивному поведению. Результаты исследования были опубликованы в журнале Cognitive Processing: пол и возраст не повлиял на результаты эксперимента — главными стали небольшие различия в уровне образования. Ульрике Виллингер уточнил, что эмоциональная нестабильность и высокая агрессивность приводят к снижению уровня удовольствия от черного юмора, в то время как недостаток интеллекта заставляет людей воспринимать такие шутки слишком поверхностно, поэтому они им не нравятся.

Как черный юмор отталкивает людей

Несмотря на очевидную связь черного юмора и интеллекта, психологи указывают на проблемы любителей злобно пошутить, которые возникают в общении. Сарказм и насмешки часто отталкивают людей, портят им настроение и вызывают ответную агрессию. 1500 человек в возрасте 18–98 лет приняли участие в интернет-опросе на тему шуток, которые могут разрушить отношения. Черный юмор занял шестое место в рейтинге после физиологических тем, злой самоиронии и сюрреалистических острот. «Юмор всегда был важен в вопросах совместимости, поэтому мы вдохновились таким обширным исследованием», — говорит Грант Лэнгстон, генеральный директор компании eHarmony, которая создала опросник. Он также отметил, что вывод никого не удивил: по результатам тестов, у пары гораздо больше шансов на счастливые долгосрочные отношения, если партнеры любят шутки на одни и те же темы, а уж безобидные это анекдоты, сарказм или черный юмор, значения не имеет.

Ритуалы и традиции

С некоторым удивлением отметила, что с течением жизни мое отношение к заглавным понятиям в корне изменилось. Сначала меня интересовали только ритуалы, а теперь все больше традиции.

Чтобы не было путаницы, скажу сразу, что вкладываю в эти понятия:

Традиция – обычай, переходящий из поколения в поколение.

Ритуал – «правильная» последовательность действий в определенных ситуациях.

Любой традиционный обряд обычно отягощен цепочкой ритуалов, которые в разных местностях могут не совпадать (шумно отмечать бракосочетания – традиция, а швыряться при этом зерном, голубями или букетами – местечковый ритуал).

Но ритуал вполне может быть создан на ровном месте, без привязки к традициям, на основе вкусов и убеждений одного человека. От привычки отличается идеологической нагрузкой: пить кофе на завтрак – привычка. Выпивать утром кофе «максвеллхаус» из железной кружки, поданной в постель толстым афрофранцузом, – ритуал.

И вот я, со здоровым юношеским нонконформизмом, считала традиции совершенно чудовищным явлением, а их нарушение – своим личным долгом. Например, невеста в черном платье – это круто. А уж выскочить замуж тайком, без свадьбы, – это вообще верх оригинальности. Правда, некоторое сомнение у меня возникло во втором ЗАГСе, когда после меня, «невесты в шортах», в закуток для брачующихся оригиналов зашла «невеста в джинсах».

По моей личной шкале ценностей традиции (и закрепленные за ними традиционные ритуалы) были ничто, а личный ритуал – все. Это, казалось мне, универсальное сочетание свободы и стабильности. Я не молюсь перед обедом, зато уже несколько лет утро у меня начинается с большой чашки персикового сока не скажу какой фирмы. Хоть вот конец света наступи, но он начнется для меня с персикового сока. Моя жизнь поэтому кажется образцом постоянства, и не важно, что у нас было два переезда за три года, что иногда этот сок – единственная еда в доме, не считая кошачьей.

Мне казалось, что ритуалы делают быт более осмысленным А традиции бессмысленны и показушны – они в большей степени «для людей», чем для человека. Ну те же шумные свадьбы: оголтелая трата денег и лютое пьянство. Но однажды я прочитала (у Любкера, кажется), что в Древней Греции свадебный пир имел огромное значение – только после него брак считался законным перед судом И чем шумнее пир, тем лучше, потому что сколько людей о твоей свадьбе услышали, пред столькими ты и женат.

Читайте так же:  Традиции и культура швеции

И тут я и думаю – а что, разве неправильно? Свадьба – это такое открытое предъявление за шкирку своего партнера. Да, мы женаты. Нет, живем вместе не «потому, что так получилось». Нет, мы не стесняемся друг друга. Да, у нас обязательства. И этот человек для меня на первом месте. В идеале свадьба расставляет все точки и после нее не должно быть никаких разговоров «мы вместе, но возможны варианты». В идеале. На самом деле, конечно, лгать ничто на свете не мешает, но сама идея мне нравится.

Традиция похорон, публичной скорби, траура. «Поминки с плясками» – известный повод для шуток. Ах, развейте меня над океаном, говорила я, пока все вокруг были живы. А потом поняла, что уход в обряд – это огромное облегчение в глубоком горе. Тебя ведут, тобой руководят правила, и ты страшно занят в первые часы и дни. И последующий траур – это отличное основание, чтобы не насиловать себя, пытаясь делать вид, что «ты в порядке».

А вот самодельные ритуалы все чаще кажутся мне ерундой какой-то. Попыткой внести в свою жизнь хоть немного значительности («у меня все непросто») или оправдать неудачи («не выполнил ритуал – день пропал»). Все эти медитативные отношения с предметами, чайные церемонии для бедных, рукодельные артефакты – от беспомощности. Если идти на поводу у своих неврозов, придется каждый шаг регламентировать и обосновывать, затрачивая силы не на процесс, а на оформление процесса.

AliExpress

Футболки

Женская футболка 80 s ретро Темный Юмор град Темный Лорд сатанинский ритуал Забавный демон вызова Awesome Artsy печатных футболка для бейсбола

Новый купон пользователя по заказам US $4.00

Гарантия возврата денег Возврат за 15 дней

  • Пол: Для женщин
  • Тип товара: Топы
  • Тип верха: Тройники
  • Длина рукава (см): Короткая
  • Воротник: Круглый вырез
  • Тип рисунка: Принт
  • Бренд: hwythmxbbyjr
  • Стиль: Повседневный
  • Тип рукава: REGULAR
  • Длина одежды: REGULAR
  • Материал: Модал
  • Тип ткани: Шелковая ткань в рубчик
  • Декор: NONE

Уважаемый клиент, все женщины Футболки Азиатский Размеры , Меньше, чем размер США, ЕС, Великобритании, Австралии, Пожалуйста, проверьте таблицу размеров при размещении заказа!

Добро пожаловать в наш магазин!

1. Премиум эко-модель, несравненная мягкая, удобная и прочная, крутой материал, это определенно обязательный продукт.

Пожалуйста, выберите свой размер на основе Таблице ниже:

(± 1-2 см отличается из-за ручного измерения)

Ритуал для юмора

Главная > Статьи > Музей смерти Tot Zover

Во многих культурах тема смерти негласно табуирована. Скорбных разговоров о погребении принято избегать и бояться. Голландцы пошли другим путем и обустроили на территории Нового Восточного погоста (De Nieuwe Ooster) музей смерти и похорон. Nederlands Uitvaart Museum Tot Zover – очередное оригинальное явление столицы Нидерландов.

Похоронный музей под кратким названием Tot Zover, что в переводе означает «До скорой встречи» обустроен по соседству с могильными захоронениями в доме бывшего кладбищенского смотрителя. Здание было возведено в конце XIX века по проекту Адриана Вейссмана, известного нидерландского архитектора. В 2006 году к дому пристроили новые помещения, а 20 декабря 2007 года состоялось официальное открытие музея похоронных ритуалов.

В первые годы работы музея над входом красовалась афиша со словами «Открыто по техническим причинам», которая точно характеризует главную концепцию музея – побудить посетителей задуматься не о смерти, а о настоящем – ценить и наслаждаться каждым мигом.

Черный юмор как нельзя лучше соответствует погребальной теме. Но в остальном – все очень строго и торжественно, экспозиции посвящены похоронным традициям, утвердившимся в королевстве Нидерландов.

Что представляет собой музей

Музей представляет собой четыре просторных комнаты, соединенных длинным проходом. В каждом из помещений выставлены тематические собрания касательно погребальных ритуалов в рамках различных религиозных верований и культур.

В первом выставочном зале экспонаты демонстрируют историю похоронных традиций с древнего периода до современности. Во втором зале представлена выставка-инсталляция из семи деревянных гробов, каждый из которых иллюстрирует посмертные ритуалы в семи вероисповеданиях, в том числе, католицизме, исламе, протестантизме, иудаизме и буддизме.

В каждом из гробов установлены экраны, демонстрирующие тематические видеоролики.

Также представлены традиции, к которым склоняются в современном мире – уход от религиозности, упор на индивидуальность усопшего, его привычки, пристрастия, пожелания при жизни.

Экспозиции двух последних залов повествуют об отношении к смерти различных народов из Китая, Африки, Латинской Америки и других частях света. Для детей открыт аттракцион под названием «Собери погребальный алтарь» — в соответствии с традициями своей семьи необходимо правильно оформить святилище, подобрав из различных предметов нужные украшения.

Также представлена коллекция ритуальных масок, предметов для бальзамирования, катафалков, современных «убийц» — факторов, наиболее часто способствующих смерти.

Завершает выставку модель первого крематория, сопровожденная рассказом о кремации в Нидерландах – до 60-х годов XX века сожжение тел было запрещено.

Музей Tot Zover оснащен новейшими техническими средствами, благодаря чему экскурсии проводятся в индивидуальном формате на различных языках с помощью наушников и беспроводных устройств. Для того чтобы узнать информацию о том или ином экспонате, достаточно поднести адаптер к датчику и в наушниках зазвучит записанный голос гида.

Где искать Tot Zover

Музей с мрачным названием, но отнюдь не мрачной атмосферой расположен по улице Крайслан (Kruislaan). Добраться следует на трамвае номер 9 до остановки Димен (Diemen). Время работы музея похоронных ритуалов с 11-00 до 17-00 со вторника по воскресенье, понедельник – выходной. В праздничные дни музей также закрыт. Стоимость входного билета составляет для взрослых – 5,5 €, пенсионерам и в составе организованной группы – 4,5 €, детям от 13 до 18 лет – 2 €, детям от 12 и младше – бесплатно. Владельцам карты «I Amsterdam City Card» — посещение свободное. При входе в музей открыто небольшое кафе и магазин сувениров.