Как научиться не бить своего ребенка

«Да я тебе сейчас!»: почему нельзя поднимать руку на ребенка. Никогда

«Бить или не бить» — казалось бы, ответ на этот вопрос давным-давно найден, по крайней мере, в профессиональной среде. Но некоторые специалисты высказываются не так однозначно, говоря о том, что ремень по-прежнему можно считать инструментом воспитания.

Однако большинство психологов и психотерапевтов считают, что бить детей — значит не воспитывать, а применять физическое насилие, последствия которого могут быть крайне негативными по нескольким причинам.

«Физическое насилие тормозит развитие интеллекта»

Зоя Звягинцева, психолог

Очень непросто остановить свою руку, занесенную для шлепка, когда ребенок ведет себя плохо. В этот момент эмоции родителей зашкаливают, гнев захлестывает волной. Кажется, ничего страшного не случится: мы шлепнем нашалившего ребенка, и он поймет, что можно, а что нельзя.

Но многочисленные исследования долгосрочных последствий шлепков (не битья, а именно шлепков!) — таких исследований уже больше сотни, а число принявших в них участие детей приближается к 200 тысячам — приводят к одному выводу: шлепки не оказывают позитивного влияния на поведение детей.

Физическое насилие срабатывает как способ остановить нежелательное поведение только в краткосрочном периоде, в долгосрочном же оно убивает детско-родительские отношения, влияет на развитие волевой и эмоциональной части психики, тормозит развитие интеллекта, увеличивает риск развития психических, кардио-сосудистых заболеваний, ожирения и артрита.

Что же делать, когда ребенок плохо себя ведет? Долгосрочный способ: быть на стороне ребенка, разговаривать, разбираться в причинах поведения и, главное, не терять контакта, доверия, коммуникации — очень затратен по времени и ресурсам, но окупается со временем. Благодаря этому ребенок учится понимать и контролировать эмоции, приобретает навыки разрешения конфликтов мирным путем.

Авторитет родителей зависит не от страха, который испытывают к ним дети, а от степени доверия и близости

Это не означает вседозволенности, границы желательного поведения должны быть установлены, но если в экстренных ситуациях родителям приходится прибегать к силе (например, физически останавливать дерущегося малыша), то эта сила не должна причинить боль ребенку. Мягких, крепких объятий будет достаточно, чтобы притормозить драчуна, пока он не успокоится.

Возможно, будет справедливо наказать ребенка — например, ненадолго лишить каких-то привилегий, чтобы установить связь между плохим поведением и неприятными последствиями. Важно при этом договариваться о последствиях, чтобы ребенок тоже считал их справедливыми.

Почти невозможно применить эти советы на практике, когда родители сами в таком эмоциональном состоянии, что не могут справиться с гневом и отчаянием. В таком случае необходимо сделать паузу, глубоко вдохнуть и медленно выдохнуть. Если ситуация позволяет, лучше отложить обсуждение плохого поведения и последствий и использовать эту возможность, чтобы передохнуть, отвлечься и успокоиться.

Авторитет родителей зависит не от страха, который испытывают к ним дети, а от степени доверия и близости, от возможности разговаривать и даже в самых сложных ситуациях рассчитывать на их помощь. Не надо разрушать его физическим насилием.

«Ребенок должен знать, что его тело неприкосновенно»

Инга Адмиральская, психолог, психотерапевт

Один из важных аспектов, который нужно учитывать в теме физических наказаний, — это вопрос неприкосновенности тела. Мы много говорим о том, что необходимо с раннего возраста обучать детей говорить «нет» тем, кто пытается дотронуться до них без разрешения, распознавать и уметь отстоять границы своего тела.

Если в семье практикуются физические наказания, все эти разговоры о зонах и праве сказать «нет» девальвируются. Ребенок не может научиться говорить «нет» малознакомым людям, если у него нет права на неприкосновенность в собственной семье, дома.

«Лучший способ избежать насилия — его профилактика»

Вероника Лосенко, дошкольный педагог, семейный психолог

Ситуации, в которых родитель поднимает руку на ребенка, очень разные. Поэтому нет одного ответа на вопрос: «А как иначе?» И тем не менее, можно вывести следующую формулу: «Лучший способ избежать насилия — это проводить его профилактику».

Например, вы шлепаете малыша за то, что он в десятый раз лезет в розетку. Поставьте заглушку — сегодня их легко купить. Так же можно поступить с ящиками, опасными для ребенка приборами. Так вы и себе нервы сбережете, и на детей не придется ругаться.

Другая ситуация: ребенок все разбирает, ломает. Задайте себе вопрос: «Зачем он это делает?» Понаблюдайте за ним, почитайте об особенностях детей в этом возрасте. Возможно, его интересует устройство вещей и мира в целом. Может, благодаря этому интересу он однажды выберет для себя карьеру ученого.

Часто, когда мы понимаем смысл поступка близкого человека, нам становится проще на него реагировать.

«Подумайте о долгосрочных последствиях»

Юлия Захарова, клинический психолог, когнитивно-поведенческий психотерапевт

Что происходит, когда родители бьют детей за проступки? В этот момент нежелательное поведение ребенка связывается с наказанием, и в дальнейшем дети слушаются для того, чтобы избежать наказания.

На первый взгляд, результат выглядит эффективным — один шлепок заменяет множество разговоров, просьб и увещеваний. Поэтому возникает соблазн использовать телесные наказания чаще.

Родители добиваются немедленного послушания, но телесные наказания влекут за собой ряд серьезных последствий:

  • Ситуация, когда близкий человек пользуется физическим преимуществом для установления власти, не способствует росту доверия между ребенком и родителем.
  • Родители подают детям плохой пример: ребенок начать может вести себя асоциально — проявлять агрессию к тем, кто слабее.
  • Ребенок будет готов подчиниться каждому, кто покажется ему сильнее.
  • Дети могут научиться манипулировать родительским гневом, чтобы наблюдать, как родитель теряет контроль.
  • Старайтесь воспитывать ребенка, удерживая в фокусе долгосрочную перспективу. Вы растите агрессора, жертву, манипулятора? Вам действительно неважны доверительные отношения с вашим ребенком? Есть много способов воспитания без применения телесных наказаний, подумайте об этом.

    «Насилие искажает восприятие реальности»

    Мария Злотник, клинический психолог

    Родитель дает ребенку ощущение поддержки, устойчивости и безопасности, учит строить доверительные и близкие отношения. Семья влияет на то, как дети будут воспринимать себя в дальнейшем, как будут чувствовать себя во взрослой жизни. Поэтому физическое насилие не должно быть нормой.

    Насилие искажает восприятие ребенком внешней и внутренней реальности, травмирует личность. Дети, подвергшиеся насилию, во взрослом возрасте больше склонны к депрессиям, совершению суицидальных попыток, алкоголизму и употреблению наркотиков, а также к ожирению и артриту.

    Вы взрослый, вы можете и должны остановить насилие. Если сделать это самостоятельно не получается, нужно обратиться за помощью к специалисту.

    «Шлепки разрушительны для психики ребенка»

    Светлана Бронникова, клинический психолог

    Нам часто кажется, что другого способа успокоить ребенка, заставить его слушаться нет и что шлепок ладонью — не насилие, что ничего страшного от этого с ребенком случиться не может, что мы все равно не были способны остановиться.

    Все это лишь мифы. Другие способы есть, и они значительно более эффективны. Остановиться возможно. Шлепки разрушительны для психики ребенка. Унижение, боль, разрушение доверия к родителю, которые переживает ребенок, которого шлепают, приводят впоследствии к развитию эмоционального переедания, лишнему весу и другим серьезным последствиям.

    «Насилие загоняет ребенка в ловушку»

    Анна Познанская, семейный психолог, психодрама-терапевт

    Что происходит, когда взрослый поднимает руку на ребенка? Во-первых, разрыв эмоциональной связи. В этот момент ребенок теряет в лице родителя источник поддержки и безопасности. Представьте: вы сидите, пьете чай, уютно завернувшись в плед, и вдруг стены вашего дома исчезают, вы оказываетесь на морозе. Примерно это и происходит с ребенком.

    Во-вторых, так дети узнают о том, что бить людей можно — особенно тех, кто слабее и меньше. Объяснить им потом, что младшего брата или детей на площадке нельзя обижать, будет намного сложнее.

    В-третьих, ребенок попадает в ловушку. С одной стороны, он любит родителей, с другой — злится, боится и обижается на тех, кто причиняет боль. Чаще всего злость блокируется, а со временем блокируются и остальные чувства. Ребенок вырастает во взрослого, который не осознает своих чувств, не может их адекватно выражать и не умеет отделять собственные проекции от реальности.

    Став взрослым, тот, кто в детстве подвергался насилию, выбирает партнера, который будет причинять боль

    Наконец, любовь связывается с болью. Став взрослым, тот, кто в детстве подвергался насилию, либо находит себе партнера, который будет причинять боль, либо сам находится в постоянном напряжении и ожидании боли.

    Что делать нам, взрослым?

    1. Говорить детям о своих чувствах: о злости, обиде, тревоге, бессилии.
    2. Признавать свои ошибки и просить прощения, если все-таки не сдержались.
    3. Признавать чувства ребенка, возникающие в ответ на наши действия.
    4. Заранее обсуждать с детьми наказания: какие именно последствия повлекут за собой их действия.
    5. Договариваться о «технике безопасности»: «Если я буду очень злиться, то стукну кулаком по столу, и ты уйдешь в свою комнату на 10 минут, чтобы я мог успокоиться и не навредить ни тебе, ни себе».
    6. Поощрять желательное поведение, не воспринимать его как само собой разумеющееся.
    7. Просить о помощи близких, когда чувствуете, что усталость достигла того уровня, когда уже сложно себя контролировать.

    «Насилие рушит авторитет родителя»

    Евгений Рябовол, семейный системный психолог

    Как ни парадоксально, физические наказания дискредитируют родительскую фигуру в глазах ребенка, а не укрепляют авторитет, как это представляется некоторым родителям. В отношении к родителям исчезает такой важный компонент, как уважение.

    Общаясь с семьями, я всякий раз вижу, что дети интуитивно чувствуют доброе и недоброе отношение к себе. Искусственные условия, часто создаваемые агрессивными родителями: «Я бью тебя, потому что волнуюсь, и чтобы ты не вырос хулиганом», — не работают.

    Ребенок вынужден соглашаться с этими доводами и при встрече с психологом обычно проявляет лояльность к родителям. Но в глубине души он хорошо знает, что больно не есть хорошо, а причинение боли — это не проявление любви.

    А дальше все просто: как говорится, помните, что когда-нибудь ваши дети вырастут и смогут ответить.

    Об авторе

    Алена Прихидько — семейный психотерапевт, организатор проекта «Стопнасилие» .

    Чему учат ребенка шлепки?

    Дети умеют вывести из себя. Малыш устраивает истерику в магазине или в парке и плюется полезной едой. Школьник не садится за уроки, грубит и не ложится вовремя спать. Подросток ежедневно провоцирует конфликты в школе и дома. Некоторые родители не выдерживают и начинают воспитывать детей с помощью шлепков.

    Мама в роли лучшей подруги — хорошо ли это?

    Близкие отношения с родителями считаются идеалом, к которому стремится каждая семья. Вместе с тем, разрушая разделяющую нас границу и превращаясь в лучших друзей, мы теряем нечто важное. Наша читательница Елена рассказала о своих взаимоотношениях с мамой, а психоаналитик Марина Мяус прокомментировала ее историю.

    Перестать бить ребенка. Личный опыт

    Мой пятилетний сын проснулся в 6 утра чтобы попить. Он уже снова сопит под одеялом, а мне не спится. Воспользуюсь этим моментом, чтобы вспомнить, когда я перестала его бить.

    Сначала о терминологии. Когда я говорю “бить”, то имею в виду физическое воздействие, выражающее мою злость. Толкнуть в плечо вниз, на пол, дернуть за руку, отвесить подзатыльник, шлепнуть по попе, схватить за плечи, надавить с силой рукой на голову. Понятно, что в каких-то случаях физическое воздействие может быть вызвано реальной необходимостью, например, выдернуть за руку из воды захлебывающегося ребенка. Сравните с таким же рывком за руку в момент, когда ребенок кричит гадости и не хочет замолчать. Действие одно, а чувства, его вызвавшие, разные.
    Почему же я перестала его бить? Наверное, самое главное, что меня изменило, это страх за второго ребенка. Физически выражая свою злость, я на своем примере научила этому и сына. А у него, разумеется, злости хоть отбавляй! Младшая, проходя мимо, зацепила пару игрушек на ковре — и вот уже старший налетел на нее, шипя, вопя, брызгая слюной и размахивая руками. Что я могу ему сказать, как остановить? Нельзя драться? А сама-то?

    Сильно повлиял на меня и еще один момент. Я тогда сильно разозлилась на мужа. В тот период я часто на него злилась, да и было за что. И вот как-то он в очередной раз сделал что-то, от чего я вскипела, и после этого уселся на полу, чтобы помочь ребенку с носками. Я быстро подошла к нему и с размаху ударила рукой по затылку. И в этот момент поняла, что никогда бы не сделала так, если бы он не был в уязвимом положении: сидя, ниже меня, с занятыми руками. Моментально в памяти всплыли случаи, когда я вела себя так же с ребенком. Значит, причиной была не только моя оглушающая злость, но и тот факт, что ребенок был беззащитен передо мной. Я почувствовала омерзение к себе. Так вот, значит, какая я: “гуманистка”, которая жалеет всех на расстоянии и бьет слабых рядом.
    Глядя на полуторагодовалую малышку, которая, смеясь, убегает от меня и прячется за занавеску в тот момент, когда я зову ее спать, я вспоминаю ее старшего брата в этом возрасте. Усталость и неоправдывающееся желание, чтобы ребенок непременно заснул днем любой ценой, доводили меня до белого каления, до потери самообладания. Я вела себя так, что ребенок плакал от страха, а наплакавшись, конечно, засыпал. Потом я увидела результат: засыпать без слез ребенок разучился.
    Выйти из порочного круга удалось, когда однажды я прилегла на кровать в ожидании, когда малыш набегается — и заснула сама. Я проспала примерно полчаса. К счастью, с ребенком за это время ничего плохого не произошло. За время этого короткого сна мне удалось отдохнуть, и тот факт, что ребенок спать по-прежнему не собирался, уже не вызывал у меня сильных эмоций. Так я поняла, что проблема не в ребенке, а в моей усталости, и стала стараться тратить меньше сил в первой половине дня, чтобы хватило до вечера.
    И это мой главный урок. Сбавить обороты. Снизить планку. Если для того, чтобы не срываться на ребенке, мне нужно полдня ползать по дому сонной мухой, не планируя и не делая ничего осмысленного, значит так тому и быть.

    Понемногу, пробуя то одно, то другое, я находила все новые и новые способы заботы о себе. Не все из общепринятого мне подошло, что-то может показаться странным стороннему зрителю. Например, оказалось, что если набрать в ванну несколько сантиметров горячей, холодной или теплой воды, в зависимости от погоды на улице, и походить по ней туда-сюда, то это здорово помогает сбросить напряжение и поднять себе настроение.

    Второй момент, который мне помог — разрешить себе грустить и плакать. У меня злость часто возникает в том месте, где на самом деле прячется разочарование. Что-то пошло не так как я хотела. Или вообще все не так. Хочется все немедленно исправить, сделать что-то. Злость — для этого. Но на самом деле сделать, исправить можно далеко не всегда. И вот научиться смиряться с тем, что сделать ничего нельзя, было очень трудно. Я говорю ребенку о том, что он должен то и это, все громче, все резче — а он не слушается. В какой-то момент приходится брать себя мысленно за плечи и утешать: “Да, он не слушается. Как я ни стараюсь, он меня не слышит. Это очень печально. Я никак не могу изменить это сейчас, я бессильна”. Остановиться на этом, развернуться, уйти, выпить воды, сделать приятную мелочь для себя — бросить взгляд на комнатный цветок, умыться, расчесаться, спеть музыкальную фразу, коснуться кошки, перелистать блокнот с планами на будущее… Минута — и жизнь становится шире и глубже, чем фрагмент неприятного противостояния с ребенком. И можно попробовать найти другие слова и интонации, чтобы договориться, а можно просто обняться и забыть о ссоре, а к разговору вернуться как-нибудь в другой раз. И ликовать внутри себя: удалось! Снова! Я действительно не бью детей!

    Читайте так же:  Как научиться говорить умно

    Читаю эту статью и плачу,у меня происходит тоже самое сейчас,иногда из-за усталости срываюсь на ребенке,могу отшлепать ее,потом сама реву,от своего бессилия,невозможности во время остановиться,и теперь задумываюсь, о том, что не хочу рожать второго ребенка именно по этой причине,не хочу его мучить,видимо не все могут быть адекватными мамами,хотя меня в детстве не били…

    Войдите, чтобы ответить

    у меня такая же проблема. но она началась с мужа. его отношение ко мне абсолютвоё отсутствие помощи по дому. родив второго до меня дошло что не дети плохие. а мужик у меня не мужик а … . пусть вся страна знает что он …, который ни разу не заплатил за детский сад. ни разу не встал и не отвел ребенка к воспитателю.
    я родила погодок, мальчики. я понимаю что не злой человек. но хроническая усталость уже 4 года я сижу с детьми, а ещё 1.5 впереди. и никто не помогает. бабушка работает, а муж живет для себя. какое счастье что подала на развод. осталось дотянуть до разьезда. не выносимо с этим уродом даже на одной площади находится. мне люди часто отвечают но ты же видела от кого рожала за кого замуж выходила. знаете кто это говорит? его родственники. посторонние люди сразу говорят марсианин . другим не станет. 42 года. на фиг нужен клоун. я обязательно после разьезда буду нанимать няню. не возможно обьять не объятное. спасибо автору за эту статью. спасибо вам девушка. многие лупят своих детей только сказки потом нам рассказывают об интелегентности.

    Добавить комментарий Отменить ответ

    Понравилась статья? Поддержите нас!

    mamochek.net — это ежедневная электронная газета о жизни матерей. Весь коллектив редакции – женщины с детьми.

    Мы пишем о том, что волнует нас самих. Мы не боимся никаких тем, даже самых острых.

    Мы знаем, что радость и боль часто идут рука об руку. Мы ценим разнообразный опыт материнства и хотим им обмениваться.

    Мы уверены: вам тоже есть что сказать. Не молчите. Пишите на адрес [email protected]

    Вы можете поделиться своей историей в тексте от первого лица или в интервью, открыто или анонимно. Важен голос каждой.

    Перепечатка без разрешения редакции запрещена.

    Как перестать шлепать детей: 5 советов для тех, у кого »руки чешутся»

    Бить или не бить? Как французы относятся к телесным наказаниям

    Когда малыш капризами выводит родителей из себя, шлепнуть его не считается зазорным. Но, как показывают последние обсуждения, плохое поведение школьников тоже заставляет родителей применять физические наказания. Да, ребенок уже большой, да, это непедагогично — но делать-то что? Вот что думают на тему «бить или не бить» французские психологи и родители.

    В октябре 2020 года во Франции произошло событие, о котором писали и говорили все СМИ: 44-летний мужчина был приговорен к штрафу в 500 евро за то, что снял со своего 9-летнего сына штаны и выпорол. В суд подала его бывшая жена: после развода мальчик часть времени проводил с матерью, часть — с отцом.

    Для Франции такой приговор — явление экстраординарное: закон наказывает жестокое обращение с несовершеннолетними, но шлепки по мягкому месту к ним не относятся. А среди французов нет общего мнения по этому вопросу: 87% из них хоть раз шлепали ребенка, четверть — давали пощечину, а 10% приходится даже использовать плетку! (По данным Союза европейских семей, 2007 год.)

    Шлепать или нет?

    При этом множество французских родителей думают, что шлепок по попе не может считаться телесным наказанием.

    Вероника — мама двух девочек (Жюльетт, 3 года, и Валентин, 11 месяцев) — признается: «До рождения второго ребенка я была категорически против телесных наказаний. Я не бью детей, конечно, но иногда шлепаю старшую, когда она доводит до слез маленькую. С двумя детьми тяжело, я устаю, у меня не хватает времени на старшую, я чаще выхожу из себя и шлепаю девочку просто на автомате. Мне совсем это не нравится, и я хотела бы найти какой-то выход».

    Психотерапевт и автор многих книг И. Фийоза комментирует: «Одно из последствий таких шлепков — это то, что у ребенка создается впечатление, что можно решать проблемы насилием. Дети, которых шлепают родители, более агрессивны, у них чаще бывают трудности в школе. Психологи, психотерапевты давно это заметили.

    Но теперь мы знаем точно, что происходит в голове у этих детей. Это страх и стыд. И еще это стимулирует миндалевидную железу, которая отвечает за состояние стресса. И весь организм ребенка приходит в это состояние. И ребенок уже не знает, как ему реагировать на страх. Если его шлепают часто, он теряет чувствительность к этому наказанию. У него просто исчезает страх. „Можешь делать, что хочешь, я ничего не чувствую, мне не больно, и я не боюсь“.

    Если это происходит очень редко, если родитель потом просит у ребенка прощения, объясняется с ним („ты перебежал дорогу, не посмотрев по сторонам, а там была машина, и я очень испугалась за тебя“), не страшно. Если только это не такая оплеуха, от которой потом в голове у ребенка гудит. А вот если пощечины и шлепки становятся регулярными, ребенок уже не доверяет ни своим чувствам, ни родителю, который его шлепает, и это нарушает их связь, их привязанность.

    Надо избегать даже угрозы шлепка. Если кричать „ты сейчас у меня получишь“ — ребенок становится агрессивным, а родителю кажется, что ребенок его провоцирует. Он думает: ага, ты и вправду хочешь ремня, так ты его получишь. И шлепает ребенка. А ребенок даже чувствует некое облегчение — ведь ему уже больше не угрожают. »

    По закону шлепать можно

    Врач-терапевт Жиль Лазими координирует масштабную кампанию, направленную против телесных наказаний детей. Его возмущают французы: «У мужей больше нет права бить их жен. Хозяева предприятий не имеют права бить своих служащих. Мы не имеем права поколотить соседа. Но зато у нас есть право отлупить собственного ребенка, который только растет и не может защитить себя!».

    Доктор Лазими борется за то, чтобы во Франции приняли закон, запрещающий телесные наказания детей. В 33 странах такие законы уже существуют (среди них Украина, Кения, Того, Тунис). Первой — в 1979 году — его приняла Швеция. В 2020 году такой закон появился в Гондурасе.

    А вот французы упираются. Конечно, в Уголовном кодексе написано, что бить ребенка запрещено. Но, по словам Пьера-Бриса Лебрюна, профессора права, «хоть закон и осуждает насилие, особенно над ребенком — это отягчающее обстоятельство, но в законе не упоминаются родители. Получается, что в законе однозначно не написано, что родители не имеют право бить своего ребенка. И поэтому большинство считает, что у них как раз это право есть».

    В 2009 году педиатр и депутат Эдвиж Антье внесла в Национальное собрание законопроект о запрещении телесных наказаний. «Кого люблю, того и бью» — ответили французы и. дружно проголосовали против (80% согласно опросу TNS Sofres, 2009 год).

    Многие ученые считают, что у такой любви к порке — исторические корни, поскольку веками учителя и родители «исправляли» непослушных детей розгами. После французской революции, которая многими воспринималась как оскорбление власти короля — отца нации, составили новый Гражданский кодекс. «Он давал pater familias (главе семейства. — Е.С.) все права и делал его гарантом общественного порядка, — пишет профессор истории Иван Жаблонка. — Такая же история и во многих других латинских странах: там закрывают глаза на насилие над детьми во имя прав отца».

    Наказания: что выбрать?

    Если не шлепать, то как же тогда наказывать ребенка? Поставить в угол, например, предлагает детский психиатр Фредерик Кошман. Наиболее разумное количество минут — это возраст ребенка (4 минуты в углу, если ему 4 года).

    Его коллега Жиль-Мари Вале продолжает мысль: «Я не советую в качестве наказания лишать ребенка чего-то, что играет полезную роль в его развитии. Например, нельзя лишать ребенка десерта: он важен для сбалансированности обеда. Не стоит запрещать занятия спортом или хобби, особенно если он их очень любит, — это может нанести ему серьезную травму. Но если ему запретят на какое-то время электронные игры или телевизор (ни то, ни другое не играет важной роли в интеллектуальном или культурном развитии), он поймет свою ошибку и не захочет ее повторять. Наказание — это символ. Его цель — не сделать ребенку больно (физически или морально), его цель — показать, что он совершил что-то плохое, что родители не согласны с его поступком и огорчены».

    Бить или не бить? Вот в чем вопрос.

    Быть родителями — огромное счастье. Когда ребенок появляется на свет, мы смотрим на это крошечное чудо и от всего сердца обещаем себе и ему быть самыми добрыми, ласковыми, понимающими и заботливыми родителями. Самая большая мечта — жить в мире и согласии со своим ребенком, поэтому ничто не огорчает больше, чем ссоры и разногласия.Однако чем внимательнее родители относятся к ребенку, тем больше вопросов у них возникает. Всем известно: чем больше знаешь, тем больше сомневаешься. Но это и замечательно, ибо нет ничего опасней, чем родитель, всегда уверенный в своей правоте.

    «Бить или не бить?» — один из таких неизбежных вопросов, встающих перед думающими родителями. Можно ли и нужно ли наказывать ребенка? Как сделать наказание по-настоящему полезным и как, наказывая ребенка, не разрушить самого дорогого — его доверия к взрослому и к самому себе?

    Споры о необходимости наказания и его приемлемых формах возникают постоянно. На первый взгляд кажется, что физическое наказание — нецивилизованный способ воспитания. Однако это далеко не всегда так. Моя приятельница, мать троих детей, твердо уверена: «бить!». Делать это, по ее мнению, конечно, надо не часто и не всерьез, но поддать иной раз стоит: «Это мне одна дама-психолог объяснила еще в те времена, когда у нас в стране и психологов-то толком не было. Мы с ней на детской площадке разговорились, пока я с первой дочкой там гуляла. Моя Машка все игрушки у детей отбирала, а я ее отговаривала.

    Как и у всякой молодой матери того времени, мое представление о воспитании основывалось на сплошных принципах: ребенка не одергивать, не рычать, не запрещать, не дай боже, не наказывать, а только все объяснять и договариваться. И вот Маша раз за разом у мальчика какого-то несчастного грузовик из рук вырывает, а я ей нежно так: «Машенька, не надо так делать, это нехорошо, перестань, Машенька…». И все это уже через силу, сквозь зубы, руки так и чешутся — шлепнуть бы разок, и больше никаких проблем! Но — принципы, принципы… Дама смотрела-смотрела на мои страдания, а потом говорит: «Знаете что, если вам так хочется ей поддать, лучше вы так и сделайте — это честнее.

    Ребенок ведь очень чуткое существо, он прекрасно замечает, что вы сейчас говорите совсем не то, что чувствуете. У него от этого путаница в голове, он в растерянности, и сам уже не знает, как себя вести. Вы и себя мучаете, и ребенку жизнь осложняете». Мы тогда долго с ней говорили, и после этого я меньше стала думать о своих принципах, а на Машку — и на следующих детей — стала смотреть гораздо внимательнее. И убедилась, что искренняя справедливая реакция на их «художества» для них намного лучше, чем какие-то выдуманные «подходы»!

    «И еще, — добавила моя приятельница, видя, что убедить меня до конца не удается, — открою тебе главный секрет. После того как я отказалась от «принципов» и стала учиться честно выражать свои чувства, желание (и необходимость!) поддать, наказать и нарычать стало у меня появляться все реже и реже… Как-то иначе мы стали обращаться друг с другом, я и мои дети. Это как в каратэ: сначала долго учишься драться, осваиваешь разные приемы, но высшая ступень мастерства — научиться жить и вести себя так, чтобы просто не приходилось драться».

    Вот это меня заинтересовало не на шутку. Потому что, как бы то ни было, а мечта у всех родителей одна: жить в мире и согласии со своим ребенком. По большому счету, все мы понимаем, что и запреты, и наказания — штука неизбежная, но так хотелось бы, чтобы наказаний было поменьше, а соблюдение правил не требовало войны с собственным ребенком. Никто и никогда осознанно не стремится превратить свой дом в поле битвы, а если это все-таки происходит, страдают все: и взрослые, и дети.

    Давайте же объявим перемирие, сложим оружие и попробуем разобраться, когда, за что и как можно наказывать ребенка.

    А нужна ли вообще дисциплина?

    Нередко молодые мамы спрашивают: «С какого возраста нужно начинать воспитывать ребенка?», подразумевая под словом «воспитывать» «приучение к дисциплине»: необходимость что-то запрещать, в чем-то отказывать, приучать ребенка слушаться взрослых и т. д. Надо сказать, что по этому вопросу даже у специалистов нет единого мнения.

  • Во-первых, между «воспитанием» и «дисциплиной» не может быть знака равенства. Воспитание — понятие более широкое, чем дисциплина, которая является лишь одной из многих его «компонентов».
  • Во-вторых, приучение к дисциплине вовсе не должно иметь исключительно негативного оттенка — ограничить, запретить, отказать, наказать. Все это не означает, что вы сделаете его «хорошо воспитанным» или хотя бы просто «дисциплинированным». Скорее всего, это сделает его несчастным и неуверенным в себе.
  • Да и воспитывать вообще и вводить дисциплину в частности мы начинаем сразу, как только малыш появился на свет. И это неизбежно и необходимо! Вот только не надо путать воспитание и дисциплину с дрессировкой. Воспитывая, мы прививаем ребенку представление о том, «что такое хорошо и что такое плохо», плодами воспитания тогда становятся ценности, нравственные нормы, мировоззрение. Можно ли «вложить» все это в ребенка при помощи каких-то специальных методик? Вряд ли. Как бы напыщенно и банально это не звучало, воспитывать ребенка можно только собственным примером. И если на словах вы будете пропагандировать одни ценности, а на деле отстаивать совсем другие, он все равно воспримет как истину не то, что вы говорите, а то, что вы делаете.

    Читайте так же:  Как научиться цирковым трюкам

    Что же касается дисциплины, то без нее — никуда. И хотя это слово набило нам оскомину еще в школьные годы, ничего тут не поделаешь. Ведь дисциплина — это просто-напросто порядок, или, точнее, упорядоченность поведения. Кому нужно, чтобы ребенок был дисциплинированным? Вам, родителям? Тетеньке в детском саду? Конечно, но прежде всего в ней нуждается сам ребенок.

    Не стоит забывать, что, если для упомянутой тетеньки дисциплинированность может сводиться лишь к тому, чтобы все «сидели на стульчиках ровно, ручки держали на коленках, а рты — на замочках», то для самого ребенка понятие дисциплины означает нечто совсем иное. Для того чтобы малыш чувствовал себя хорошо (во всех отношениях — и физически, и душевно), он должен постепенно усвоить навыки самоконтроля, должен научиться управлять собой, ориентируясь в самых различных жизненных ситуациях. По сути дела, дисциплинированность должна стать неким внутренним компасом, а также барометром, хронометром — одним словом, своего рода точным прибором, который будет направлять поведение ребенка, облегчая ему жизнь в обществе.

    Почему дисциплина не сводится к дрессировке? Потому что любые правила поведения имеют ценность лишь тогда, когда они по-настоящему усвоены ребенком, являются для него естественными жизненными факторами, а не навязанными извне малопонятными условностями. Путем механической дрессировки можно приучить малыша к исполнению нужных «трюков», но это будет работать лишь при том условии, что «укротитель» всегда находится поблизости, с пряником в одной руке и с кнутом — в другой. Да и результаты подобной дрессировки будут печальными: в присутствии родителей (или другого строгого взрослого, которого ребенок боится) стрелка внутреннего компаса ребенка всегда указывает именно на них. Но как только родители-руководители исчезают из поля зрения, компас выходит из строя: стрелка вертится, дрожит, а у самого ребенка нет никакого представления о том, как же именно нужно себя вести.

    Конечно, хорошо «дрессированный» ребенок может без проблем дожить до подросткового возраста (и даже до поступления в ВУЗ). Все это время он будет следовать тем указаниям и нормам, которыми исправно снабжают его «заботливые» родители, воспитатели в детском саду, школьные учителя. Но рано или поздно наступает время, когда человеку нужно принимать решения самостоятельно, и тогда становится ясно, кто обладает самоконтролем, а кто – нет. И родители «хорошо воспитанного» и «очень послушного» дитятки нередко получают такую «отдачу», что на всю дальнейшую жизнь остаются в недоумении: как же это так? Как из их замечательного ребенка выросло… такое?! Выросло и обмануло все Большие Надежды!

    Постарайтесь с первых дней жизни вашего малыша побольше доверять ему. И самое главное — постарайтесь его не обманывать.

    Вам нужно будет и воспитывать, и приучать к дисциплине, и устанавливать границы, и порой наказывать. Но все эти меры должны быть основаны на потребностях и особенностях вашего ребенка, а не на догмах и правилах, «спущенных свыше». Свыше даны только десять заповедей, соблюдать которые должны все и всегда. Но мы не сможем научить ребенка следовать им, если нарушаем их сами. Поэтому здесь речь должна идти прежде всего о нашем собственном образе жизни.

    Все же остальное, вроде «мойте руки перед едой», «уходя, гасите свет», а также «стой справа, слева проходи» — вопросы дисциплины, которую ребенок — с вашей помощью, конечно, — должен «выстроить» в своем сознании сам. Это не пустые слова, сказанные лишь для красоты и соблюдения гуманизма. Это — реальность. Далеко не все запреты и правила ребенок может «испытать» и «проверить на прочность» на собственном опыте.

    Когда ему запрещают выбегать на проезжую часть, потому что там можно попасть под машину, у него, слава богу, нет других вариантов, кроме как усвоить этот запрет, поверив родителям на слово. Мы можем с легкостью придумать и привести в пример миллион ситуаций, в которых ребенок не может приобрести собственного — опытного, практического — знания. И тем не менее малыш должен знать, почему и для чего существует тот или иной запрет, то или иное правило. По мере роста и накопления жизненного опыта он будет убеждаться в справедливости и обоснованности этих правил.

    Но если же ему придется убедиться в обратном, то есть в том, что родители часто ограничивают его не по объективным причинами, а просто так, исходя из своих прихотей, он вообще перестанет доверять им. «Загружая» малыша огромным ворохом запретов и инструкций, не имеющих под собой реально необходимых оснований, вы оказываете и себе, и ему медвежью услугу: настанет день, когда он начнет подвергать критическому пересмотру все ваши указания, обнаружив, что многие из них не имеют никакого отношения к «правде жизни». Или, того хуже, перейдет «в оппозицию», перестанет слушать вас и верить вам.

    Будьте честны. Запрещайте лишь то, что действительно необходимо запретить. Наказывайте лишь тогда, когда без этого никак не обойтись.

    И будьте внимательны к ребенку. Выдвигая те или иные требования, учитывайте его возрастные и личные особенности. И если он натворит бед, не хватайтесь сразу за ремень, а постарайтесь понять, что именно и почему произошло. Слишком часто за поступком мы не видим (потому что забываем посмотреть!) самого ребенка и, пытаясь «устранить нежелательное поведение», лишь усугубляем проблему.

    Любой поступок — сигнал, сообщение о том, что происходит в душе ребенка. Доверяйте этим сигналам, относитесь к ним серьезно: это повод для размышления. Но и собственные чувства тоже нужно уважать.

    Чаще всего родители знают правильные ответы на свои «педагогические» вопросы, но предпочитают не слушать себя, а спрашивать у других. Между тем, доверие — это, по большому счету, и есть главный, если не единственный, секрет родительского успеха. Если вы не будете доверять себе и ребенку, вас не спасут никакие книги, никакие врачи и педагоги: ведь они не знают именно вашего ребенка!

    Как надо наказывать, или Семь «золотых» правил наказания

    Когда ребенка все-таки приходится наказывать, сделать это можно по-разному. И лучше всего — так, чтобы этот неприятный «педагогический акт» все-таки принес пользу, не правда ли? Итак, каким же должно быть наказание? Известный психолог Владимир Леви предлагает, например, такие характеристики «правильного» наказания.

    Правило первое

    Наказание не должно причинять вреда — физического или психологического.

    Правило второе

    Нельзя наказывать «для профилактики»! Наказание может следовать только за реальным поступком и только в том случае, если другого способа донести информацию до ребенка вы действительно не видите.

    Правило третье

    Наказание должно быть одно. Даже если дитя натворило сто бед подряд, наказание должно быть единым, сразу за все. Применять целый «комплекс» карательных мер недопустимо!

    Правило четвертое

    Наказание не должно отменять награды: нельзя лишать ребенка того, что уже было подарено ему прежде. Нельзя в качестве наказания нарушать данные ему ранее обещания, если это не было специально оговорено. (Можно заранее предупредить: «Если ты сделаешь то-то и то-то, в зоопарк в воскресенье не пойдем». Но заявить в воскресенье утром: «Ах так! Ты, оказывается, опять набезобразничал? Ну все, зоопарк отменяется!» — нельзя.)

    Правило пятое

    Наказание должно следовать сразу за «преступлением». Нельзя наказывать ребенка за то, что он совершил месяц назад, пусть вы даже и узнали об этом только что. Наказание должно быть разовой и непродолжительной акцией, его нельзя растягивать надолго. Натворил — наказали — и точка. Нельзя вновь и вновь возвращаться к уже исчерпанному вопросу.

    Правило шестое

    Наказание должно быть неприятным для ребенка, но ни в коем случае не унизительным! Ребенок должен понимать, что наказание связанно именно с проступком, что это не пустая демонстрация родительской власти и родительского превосходства. Справедливость — едва ли не главная характеристика «правильного» наказания.

    Правило седьмое

    Наказание не должно быть шантажом. Нельзя манипулировать чувствами ребенка, предупреждать, что вы будете огорчены его поведением. Если больше всего на свете ребенок будет бояться огорчить любимую мамочку, он либо станет задерживаться в развитии, либо довольно быстро научится вас обманывать.

    «Правила для правил»

    Правил и запретов не должно быть очень много.

  • Правила и запреты должны быть сформулированы предельно четко и ясно. Утверждение «Телевизор нельзя смотреть долго» — неправильно, потому что «долго» — понятие весьма и весьма относительное, а для полуторагодовалого ребенка и вовсе непонятное. Правильная формулировка такая: «Можно смотреть два мультика в день». Эти слова вполне понятны карапузу.
  • Правило должно соблюдаться всегда. Если вы установили правило, вы несете полную ответственность за его соблюдение. Даже если вы очень устали или заняты самыми важными, неотложными делами, вы обязаны «по первому свистку» вставать на защиту своего правила. Поверьте, последовательность — великая сила! Даже самый упрямый упрямец довольно быстро привыкает к соблюдению правил, если постоянно убеждается в их твердости.
  • Пресекая недопустимое поведение ребенка, сохраняйте спокойствие — признак вашей уверенности. Негромко, но твердо скажите карапузу: «Стой!». Это гораздо лучше, чем восклицать: «Нет!» или «Нельзя!». Слово «стой», как правило, не вызывает протестной реакции, оно действительно останавливает. Помимо слов, не забывайте задействовать и другие каналы: смотрите малышу в глаза, прикоснитесь к нему. Это поможет ему отвлечься от того, чем он в данный момент поглощен, и переключить внимание на вас. Теперь вы можете предложить ему какое-то другое занятие.
  • Если же эти простые действия не дают немедленного результата и строптивец продолжает двигаться в запретном направлении, вы должны донести до него, что ваша решимость отстоять правило ничуть не слабее, чем его упорство. Сообщите ребенку словами, интонациями, мимикой, что вы не боитесь его ярости и не спасуете перед ней. Пусть он знает: есть случаи, когда брать родителей на измор пронзительными криками и катанием по полу бесполезно — не получится. Никогда не отворачивайтесь от ребенка. Скажите ему: «Я тебе помогу, и ты справишься с гневом. Но правило нужно выполнять».

    «Естественное» наказание

    Правильное наказание должно быть для ребенка логическим следствием его собственного поведения. Самый лучший, самый гуманный и эффективный метод наказания — естественный (еще его называют методом «естественных последствий»).

    Естественное наказание срабатывает само собой: если ты отказался надеть варежки, у тебя замерзают руки. Правда, двухлетнему малышу еще не под силу установить связь между нежеланием надевать рукавички и тем, что пальчикам на улице стало больно от холода. Тем не менее уже в раннем возрасте ребенок сталкивается с некоторыми неприятными последствиями своих поступков. В таких случаях можно просто обратить внимание малыша на этот факт, то есть связать для него причину и следствие. При этом, конечно, нет необходимости наказывать ребенка дополнительно.

    Например, если он страдает оттого, что не может найти в общей «игровой» свалке любимую машинку, не спешите бросаться на поиски. Если до этого вы уже неоднократно пытались привлечь его к уборке игрушек, сейчас с полным правом можете сказать: «Видишь, как жалко, что машинка не находится. Вот если вечером ты все свои машины завезешь в гараж (то есть в ящик для игрушек или другое, предназначенное для «автопарка» место), будет хорошо видно, где какая, и они не потеряются».

    Поначалу не рассчитывайте на безоговорочное понимание. После одного эпизода в детской не наступит вожделенный идеальный порядок. Однако такой образ действий намного лучше, чем типичный: сначала — ругань и скандал на тему «Вечно ты все теряешь! Не буду тебе больше игрушек покупать! И вообще сейчас все соберу и в помойку выкину!», а потом, без перехода: «Вот тебе твоя машинка! Сам зашвырнул, а мама ищи!», и под занавес — вы все равно ползаете на четвереньках и собираете игрушки, накапливая в душе злость и раздражение.

    Постепенно ребенок сам учится устанавливать причинно-следственные связи между своими поступками и их результатами. Он может сколько угодно возить по столу чашку, полную сока, и пропускать мимо ушей родительские замечания, типа: «Осторожно! Разольешь!». В лучшем случае он будет флегматично отвечать вам: «Не разолью». И продолжаться это будет до тех пор, пока он, наконец, не обольется с ног до головы холодным липким соком. Как в данном случае поступить вам?!

    Ваши действия могут быть следующими:

  • Хватаете малыша под мышку, несете в ванную, переодеваете, отмываете, вытираете. Эта процедура сопровождается, в зависимости от ваших личных пристрастий и привычек, криком, шлепком, упреками или монотонной лекцией на тему: «Ведь я же тебе говорила! А ты маму не слушал!». В завершение, скорее всего вы поставите провинившегося строптивца в угол, лишите его сладкого, а вечером вместо сока дадите ему кипяченого молока. В дальнейшем всякий раз, когда пухлые шаловливые ручонки потянутся к той самой чашке, вы будете покрикивать: «А ну, не смей трогать! В прошлый раз уже доигрался! Хватит! Больше не позволю!».
  • «Облился-таки? Возьми, пожалуйста, тряпку и вытри поскорее пол, пока сок не высох, — потом трудно будет отмывать. Нет, извини, переодеть я тебя пока не могу — очень занята!». Все. Занавес.
  • Позвольте, скажете вы, а где ж тут наказание?!

    А вы представьте себя в мокрой, холодной, липкой от сока одежде. Приятно? Не очень-то. Вот вам и наказание — вполне, между прочим, соразмерное «преступлению». А главное, естественно и логично связанное с ним, просто напрямую из него вытекающее. Если дитятко полчаса побудет в таком виде, испытывая ощутимый дискомфорт, это не причинит вреда его здоровью. Зато принесет определенную пользу, обогатив опытом. Скорее всего, не с первого раза, но достаточно быстро он усвоит, почему именно с чашками, тарелками и их содержимым имеет смысл обращаться аккуратно.

    Для вас такой образ действий тоже намного предпочтительнее. Вы оградите себя от чувства вины, которое неизменно появляется после того, как мы устраиваем детям скандал, потому что не приходится ни кричать, ни шлепать, ни истязать нежную детскую душу долгими нравоучениями. Конечно, на деле и такая реакция осуществляется не так легко, как это выглядит на бумаге. Ведь ребенок наверняка не будет молча терпеть: он будет ныть, хныкать, жаловаться или выражать свои чувства более энергичным образом.

    Например, настойчиво будет требовать, чтобы его переодели и обязательно пожалели. Поэтому необходимо выдержать характер, запастись терпением и пережить эти шумные полчаса. Кроме того, если так же разумно, спокойно и последовательно вы будете вести себя во всех прочих подобных ситуациях, когда малышу случается провиниться, его реакция, скорее всего, не будет слишком бурной. Дети хорошо чувствуют справедливость.

    Читайте так же:  Как научиться стоять на руках и отжиматься

    Только не нужно акт педагогического мужества сопровождать многократно повторяемой присказкой: «Я же тебе говорила!». Это можно сказать один раз, причем не в упрек, не для подтверждения собственной правоты, а просто в порядке напоминания и закрепления полученной информации. В следующий раз, когда ребеночек пожелает развлечься с чашкой сока, не грех напомнить ему о «мокром деле». Но не для того, чтобы попрекнуть его и заставить испытывать чувство вины, а лишь для того, чтобы напомнить ему о возможных неприятных последствиях шалостей с посудой.

    Инструкция по применению

    • Разумеется, использование данного метода допустимо только в тех случаях, когда последствия совершенно безопасны для жизни и здоровья ребенка. Возможная травма, пожар, наводнение не могут рассматриваться как полезные последствия детских провинностей.
    • Используя данный подход, не забывайте учитывать возраст ребенка. Двухлетний малыш уже способен сделать нужные выводы из истории с соком, но еще не готов правильно оценить последствия своего отказа от вкусной и полезной пищи, поэтому можно объяснять ему, что люди, питающиеся одними «чупа-чупсами», в результате заболевают. Не стоит, правда, рассчитывать, что он быстро примет к сведению эту информацию, откажется от сладостей и станет сам следить за своим сбалансированным питанием. Впрочем, подобная ситуация была бы нарушением и первого пункта, о безопасности.
    • «Естественное последствие» должно наступать как можно скорее после совершенного «противоправного» деяния. Этот показатель напрямую зависит от возраста: маленький ребенок должен увидеть и оценить результаты своего проступка сразу же, иначе вся история потеряет смысл и никаких полезных выводов он не сделает. Если он попробовал схватиться за горячий утюг и обжегся — для вас связь достаточно очевидна, но не забудьте объяснить все про горячие утюги малышу. По мере взросления ребенка интервал между «преступлением» и «наказанием» может увеличиваться.
    • Сводите к минимуму свою роль. Наказание на то и естественное, что «организовано» самой природой вещей, а не вами. Если вы будете принимать слишком деятельное участие в таком событии (подробно рассказывая, почему именно так не следовало поступать, подчеркивая, что вы сто раз предупреждали, обещая какие-то неприятности на будущее и т. д.), вы рискуете свести на нет всю ценность такой «воспитательной» ситуации. Внимание ребенка опять будет сосредоточено не на реальном событии и том опыте, который можно отсюда извлечь, а на вас — и, скорее всего, очень скоро проступок повторится вновь.
    • Наконец, непременно убедитесь в том, что ребенок на самом деле мог не совершать того, что совершил. Наказание должно быть справедливым. Если тот же сок разлит по неловкости, из-за того, что малышу действительно трудно было удержать в руках тяжелую кружку, то «состава преступления» здесь нет. В этом случае наказывать не кого и не за что, и вы с чистой душой можете переодеть ребенка в сухую одежду.
    • Поиск конструктивного решения проблемы

      Очень хорошо, если естественное наказание сочетается с поиском конструктивного решения проблемы. Если ребенок своими неверными поступками загнал себя в сложное положение, можете быть уверены: он чувствует себя не слишком хорошо и испытывает те самые «естественные последствия», о которых мы уже поговорили. Усугублять это состояние, злорадствуя, напоминая о том, как неправильно он себя вел, ни к чему.

      Намного достойнее в этой ситуации протянуть ему руку помощи. Это вовсе не означает, что вы должны за него исправить последствия его проступка — это сделало бы ситуацию бессмысленной. Нужно, чтобы ребенок сам вынес из своей ошибки позитивный опыт преодоления трудностей, убедился, что может решить проблему, которую сам же и создал. Ваша помощь должна заключаться в том, что вы предложите ему: «Давай подумаем, что тут можно сделать.

      Получилось не слишком удачно, но ты наверняка можешь найти выход из этой ситуации». Можно подсказать ребенку несколько возможных вариантов решения проблемы, но выбрать должен он сам. Если он получил двойку за контрольную работу, вряд ли имеет смысл устраивать дома скандал по этому поводу. Если ребенок учится только под страхом родительского гнева, это означает лишь одно: в недалеком будущем он вообще учиться перестанет, и вы уже не сможете заставить его.

      Специалисты, кстати, установили, что у самых отпетых двоечников, как правило, очень агрессивные родители. Когда их вызывают в школу, чтобы обсудить успеваемость их чада, они громко возмущаются, кричат и обещают «как следует всыпать» «этому негодяю». И будьте уверены, они не оставляют такое обещание невыполненным. Двоечников дома наказывают за двойки, порой весьма сурово, но они почему-то не перестают от этого быть двоечниками!

      Все дело в том, что процесс учебы не имеет для этих детей никакого смысла, никакой ценности. Плохая оценка неприятна для ребенка лишь потому, что мать опять накажет. Поэтому все усилия будут направлены на поиск решения того, как избежать наказания. Можно спрятать дневник, сжечь классный журнал, попробовать куда-нибудь спрятаться от разгневанных родителей. Но к учебе все это не имеет никакого отношения!

      Поэтому даже маленького ребенка можно постепенно приучать к тому, чтобы он искал способ решения проблемы, а не возможность спрятаться от последствий.

      Психологи различают два мотива поведения: мотив стремления к успеху и мотив избегания неудач. Внешне два человека могут вести себя сходным образом, но мотивы у них разные. Один стремится решать возникающие проблемы, ищет ответы на вопросы, преодолевает препятствия, чтобы добиться своей цели. Другой осторожничает, все время пытается прокладывать свой путь таким образом, чтобы не было никаких препятствий. Такой человек тоже может добиться успеха, но это будет очень непрочное, неуверенное достижение. Какими бы предусмотрительными и осторожными мы ни были, никто из нас не застрахован от ошибок и неудач. А в любой проблемной ситуации человек, ведомый мотивом второго типа, беспомощно опускает руки.

      Выбор мотива, как вы уже наверняка догадались, происходит в детстве. И во многом определяется именно тем, как вели себя родители: наказывали и упрекали или помогали и поддерживали, поощряя поиск решений.

      Так что во многих случаях наказание вообще можно смело «пропускать» и сразу переходить к более полезному и информативному этапу: «Давай подумаем, как это исправить?»

      Наказывайте только за конкретный проступок

      Главный принцип такого вмешательства заключается в том, чтобы не страдали ни самооценка, ни уверенность в себе, а наказание принесло реальную пользу. Надо очень ясно представлять себе, что, зачем и почему вы делаете, а также понимать, чем именно было вызвано «наказуемое» поведение ребенка. Если он разлил воду на полу, потому что хотел помочь вам полить цветы, но не удержал в руках тяжелую бутылку, — это повод не для наказания, а для покупки маленькой и легкой лейки.

      А вот если ребенок сознательно совершает какое-то действие, которое прежде уже было однозначно запрещено, то это можно рассматривать как повод для наказания. При этом важно, чтобы запреты и наказания оговаривались заранее, а не тогда, когда проступок уже совершен. Вообще смысл наказания должен быть совершенно конкретным: вам нужно эффективно пресечь недопустимое поведение — и предложить ребенку более конструктивные способы решения его проблемы.

      Важно не только следить за тем, чтобы ребенок соблюдал установленные правила. Гармоничное воспитание ребенка требует серьезной внутренней дисциплины прежде всего от родителей. Существуют «правила хорошего тона», принципы, которых родителям необходимо придерживаться, раз уж мы взяли на себя такую ответственность — «карать и миловать».

      Соблюдайте последовательность

      Наказание приносит пользу и не причиняет вреда в том случае, когда оно закономерно, а не случайно. Если вы наказываете ребенка, поддавшись внезапному всплеску раздражения, то это однозначно нарушение правил игры, и ничего хорошего из этого не последует, ни для ребенка, ни для вас.

      По возможности предупреждайте ребенка заранее, за что и как он может быть наказан. Внимание: не запугивайте, не угрожайте, а предупреждайте! Наказание должно содержать в себе хотя бы какие-то возможности для обучения, овладения новыми, позитивными навыками.

      Будьте искренни

      Если уж наказывать — так от души! Не в том смысле, что очень сильно, а в том, что искренне: то есть лишь тогда, когда у вас есть твердая внутренняя уверенность: в данный момент можно поступить только так, и не иначе.

      Пожалуйста, не превращайте свой дом в сцену, а ребенка — в статиста, который обязан поддерживать ваше драматическое представление. Бывает, что родители заблуждаются, решив, что обдуманное, рациональное наказание — это нарочно изобретенная, тщательно срежессированная, «предпринятая мера».

      Ребенок, даже совсем маленький, мгновенно улавливает любую фальшь. И если вы начнете демонстративно ахать, преувеличенно удивляться или недоумевать, хвататься за сердце или пузырек с валокордином и совершать прочие показательные действия, это не послужит укреплению вашего авторитета и осознанию «преступником» всей тяжести своей вины.

      В отношениях с ребенком нет места каким-то ловушкам и трюкам. Поймите, от подобных спектаклей ему становится плохо. Просто плохо, без всякой дальнейшей пользы. Он видит, что вы играете какую-то роль, и испытывает неловкость за вас. Реальной же сути проблемы, ваших благих педагогических намерений, он все равно не уловит. Мама ведет себя странно, неестественно, нечестно, а зачем, почему — непонятно. Если вы хотите, чтобы ваши слова, ваши поступки (в том числе и наказания) ребенок принимал всерьез, ведите себя честно. Если вам что-то не нравится, если вы возмущены, раздражены, огорчены его деяниями — так и скажите. Искреннее выражение подлинных чувств обладает неизмеримо большей воспитательной ценностью, чем тщательно продуманные, спланированные и старательно разыгранные «выступления».

      Внимание! Ребенка ни в коем случае нельзя наказывать:

    • когда он болеет;
    • перед сном и сразу после сна;
    • во время еды (это самое прямое попадание информации, ребенок буквально «проглатывает» негативные сигналы; впоследствии это может привести к развитию психосоматических заболеваний);
    • во время работы и игры;
    • непосредственно после душевной или физической травмы;
    • когда ребенок искренне старается что-то сделать, но у него не получается;
    • когда сам воспитатель находится в плохом настроении.
    • Почему не надо бить детей (и что делать, чтобы они слушались)

      Мы были так фрустрированы этой дискуссией, что решили обозначить свою позицию относительно шлепков и подзатыльников более четко — мы против. Чтобы донести эту мысль до тех наших читателей, которые считают применение физической силы своим законным родительским правом, мы опубликовали на своей странице в ВК видеоролик с участием Дэвида Бекхэма, снятый специально в рамках кампании по борьбе с бытовым насилием.

      Под этим постом (опять-таки неожиданно для нас) открылся портал в ад, другими словами это назвать сложно. Более шести сотен комментариев, некоторые авторы которых пытались уличить НЭН в двуличности — мол, мы говорим о том, что нет единственно верного способа воспитать ребенка, поддерживаем плюрализм мнений, даем возможность высказаться людям с самыми разными точками зрения на родительство, а тут вдруг категорически выступили против битья детей.

      Друзья, мы никогда не говорили о том, что бить или не бить детей — это вопрос выбора, никогда не считали, что шлепки, тычки, «лещи» и прочие унизительные вещи — это приемлемый, просто альтернативный, способ взаимодействия с детьми. Да, одного-единственного верного способа вырастить ребенка действительно нет. Но зато есть несколько способов сделать это неправильно — например, решить, что иногда бить детей можно. «За дело». «Потому что по-другому не понимают». «Потому что нас били — и ничего». «Потому что ничего страшного в этом нет». И так далее. Нет, все это — не оправдание насилию. Ага, даже щелчок по носу во время кормления — это оно.

      Мы собрали несколько текстов о том, почему бить детей нельзя, а также подобрали материалы для тех, кто хотел бы научиться общаться, договариваться, воспитывать и вообще жить с детьми без вот этого всего — угроз, истерик, шлепков. Бить детей нельзя. Это не опция, не выбор, не способ воспитания.

      • Начать рекомендуем вот с этой подборки цитат специалистов по детской психологии, которую наши коллеги из «Мела» опубликовали в ответ на примерно такой же поток комментариев о приемлемости насилия в ходе воспитания детей. Цитата: «Не надо питать иллюзии, что в этот момент вы его воспитываете: вы просто прекращаете прямо сейчас неприемлемое поведение грубым, но действенным способом. Ничего общего с воспитанием это не имеет».
      • Для тех, кто считает, что книги это все фигня и следовать данным в них рекомендациям в реальной жизни невозможно, — мнения практикующих специалистов, которые говорят в том числе и о том, что нет научных данных о хоть какой-нибудь пользе физических наказаний (наглядно — количество исследований, доказывающих пользу шлепков, равно нулю).
      • Вот здесь уважаемая и любимая многими Людмила Петрановская объясняет, почему осознанная агрессия (именно как выбор) по отношению к ребенку — это очень плохо, что за всем этим стоит и к чему приводит. При этом она указывает, что родители — так бывает — могут реагировать на опасную ситуацию проявлением физической силы по отношению к ребенку.
      • Тем же, кому хочется более наукообразных терминов, анализа и разбора, можем посоветовать фрагмент статьи о так называемой эстафете насилия в семье по отношению к ребенку. Лекция Ирины Млодик объясняет агрессию в семье более широко, рассказывает, почему вообще родители часто раздражаются на детей, как с этим бороться и как экологично утилизовать свои негативные чувства по отношению к ребенку.
      • Еще одна лекция — Екатерина Бурмистрова рассказывает о гневе в семье и его влиянии на отношения с близкими (в том числе, разумеется, с детьми).
      • Ну а тут немного колоночной лирики от Валерия Панюшкина, который пытается понять, почему же жители России бьют детей и считают, что это о’кей.
      • Снова «Мел». На этот раз со списком того, что помимо битья существуют и другие неэффективные методики воспитания. От них тоже следует отказаться.
      • Давайте перейдем к практике жизни, в которой, к сожалению, детей продолжают бить.

      • Вот здесь разбор в четырех частях о том, «нужно ли родителю показывать свой авторитет, свою силу и как это делать, не травмируя ребенка». Большое чтение, из которого можно почерпнуть много всего полезного и узнать интересного (в том числе о себе самих).
      • Легкий, местами даже смешной текст о пресловутых границах и о том, как объяснять малышу, что такое нельзя (и почему он вообще так себя ведет).
      • Как сделать так, чтобы ребенок слушался? В целом — никак, но зато можно изменить кое-что в своем поведении, чтобы конфликтных ситуаций было меньше.
      • Chips рассказывает о том, как перестать ссориться с ребенком и научиться конструктивному диалогу (а вот тут — как разрешать споры сиблингов).