Заговор вич

ВИЧ – диссиденты

На протяжении всего своего существования человек сталкивался с различными эпидемиями, уносящими жизни значительного количества людей.

Не успев оправиться от одной болезни, человечество сталкивалось с новой инфекцией. Со временем люди научились бороться со многими инфекциями, были изобретены вакцины, разработаны антибактериальные и противовирусные препараты. С большинством болезней врачи научились справляться. Что касается ВИЧ-инфекции, еще 20 лет назад человек, заразившийся этой инфекцией, был фактически обречен. Сегодня, благодаря современной мощной антиретровирусной терапии качество жизни таких людей существенно улучшилось.

Но, несмотря на то, что медицина в области лечения ВИЧ-инфекции шагнула вперед, во все времена находятся несогласные с врачами, отрицающие это опасное заболевание, занимающиеся самолечением, сбивающие с толку других людей лица.

ВИЧ – диссиденты (отрицатели) – люди, которые утверждают, что ВИЧ (СПИД) не существует, а СПИД признают результатом различных факторов неинфекционной природы. ВИЧ-диссиденты — это люди, сознательно отказывающиеся от лекарственных препаратов, снижающих нагрузку вирусов в крови. Эти люди собираются в многочисленные группы, интернет-сообщества в социальных сетях, где обсуждают свои идеи. Помимо тех, кто считает ВИЧ-инфекцию и СПИД заговором, есть и те, кто считает, что заболевание существует, но оно не опасно и лечится народными методами.

Участники движения по отрицанию ВИЧ/СПИДа утверждают, что:

«ВИЧ-инфекция – это заговор фармацевтических компаний с целью увеличить прибыль», «плод человеческой фантазии».

ВИЧ не выделен однозначно и бесспорно. Не существует электронной фотографии вируса в чистом виде. Всё, что удалось выделить в крови больных СПИДом — это набор белков (p24, p41 и т. д.), но не существует доказательств, что все они и только они принадлежат одному вирусу ВИЧ.

Положительные тесты на антитела к ВИЧ (ИФА, иммуноблот) и количественные тесты (ПЦР) не являются ни качественными, ни количественными показателями наличия ВИЧ или обязательного развития болезни СПИД. Они показывают наличие антител, которые могут быть вызваны широким спектром болезней и состояний.

ВИЧ — безвредный ретровирус, часто присутствующий у больных СПИДом.

То, что ВИЧ вызывает СПИД, не доказано.

СПИД — неинфекционное заболевание (10 лет — слишком большой срок для утверждения, что СПИД вызван инфекцией); сочетание различных инфекций и неблагоприятных факторов вызывают СПИД (недоедание, приём наркотиков, секс, стресс от диагноза и т. д.).

СПИД — болезнь, часто излечимая.

Анти-СПИД препараты часто вызывают разрушение иммунной системы наподобие химиотерапии при лечении рака и вызывают болезни, приписываемые ВИЧ. *

«детям с ВИЧ+ не нужна терапия, она может только навредить».

« нет необходимости предупреждать своих половых партнеров о своем ВИЧ-статусе».

* по материалом, взятым из открытых источников

Человек, столкнувшись с таким диагнозом, начинает искать информацию о заболевании в интернете, где в страхе и растерянности попадает в такие сообщества.

Люди, причисляющие себя к отрицателям ВИЧ-инфекции, сами отказываются от антиретровирусной терапии и вовлекают других людей в свое сообщество.

Отрицая болезнь, человек ее запускает!

Участники диссидентского движения публикуют свои взгляды в нерецензируемых источниках: на страницах популярных журналов, в интернет-сайтах, самостоятельно издают листовки, брошюры. Предлагают лечение народными средствами, создают центры по лечению симптомов схожих с симптомами СПИД. Такое безрезультатное лечение стоит немалых денег.

Никаких исследований, доказывающих правоту ВИЧ-диссидентов, сторонники этого движения не проводят.

Действия участников движения являются помехой для профилактики и лечения ВИЧ-инфекции и СПИДа

Статистические данные (официальная статистика):

На сегодняшний день вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) – один из видов хорошо изученных вирусов.

Но почему же СПИД уносит миллионы жизней?

Что такое ВИЧ-инфекция?

ВИЧ-инфекция – инфекционное заболевание, вызванное вирусом иммунодефицита человека (вирус, вызывающий СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита)).

Вирус был открыт в 1982 году.

Половом контакте с ВИЧ-инфицированным. Половые контакты без презерватива – самый частый путь передачи ВИЧ. Заболевания, передаваемые половым путем, повышают риск заражения ВИЧ.

При гомосексуальных контактах.

При анальных половых контактах.

При переливании инфицированной крови (заражение возможно при искусственном оплодотворении, трансплантации кожи и органов).

При использовании игл, шприцев, которые использовал ВИЧ-инфицированный (особенно потребителями инъекционных наркотиков).

От матери ребенку (во время беременности, родов, при кормлении грудью).

Вероятность передачи ВИЧ-инфекции повышается при наличии поврежденных кожных покровов (травмы, ссадины, заболевания десен).

При нестерильных медицинских манипуляциях (татуировки, пирсинг, маникюр, педикюр).

От больных к медперсоналу, который имеет контакт с кровью и прочими жидкостями больных ВИЧ или СПИДом, при не соблюдении ими санитарно-гигиенических правил.

Попадая в организм человека, вирус проходит определенные этапы развития, подавляя работу иммунной системы. Последняя стадия заболевания – СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита). В этом случае ослабленный организм не в силах справиться с бактериальными инфекциями, грибковыми поражениями, иными вирусными инфекциями, а также не имеет возможности противостоять развитию онкологических процессов, которые развиваются практически во всех случаях на этой стадии заболевания. В конечном счете, синдром приобретенного иммунодефицита приводит к скорой смерти.

Инфицированные люди, попав в ряды ВИЧ-диссидентов, умирают!

Генетика против ВИЧ: российские ученые нашли новый способ борьбы с вирусом

В МВД обнародовали статистику: за последние 5 лет в России на 75 процентов выросло число преступлений, связанных с заражением ВИЧ. Причиной могут быть и те, кто уверен, что ВИЧ ? это вымысел, заговор фармацевтов. Откуда взялось ? И правда ли, что вакцина против ВИЧ уже на подходе?

ВИЧ и СПИД ? диагнозы страшные, а последние исследования показали, что вирус мутирует и может убивать еще быстрее.

Наталья Ладная, старший научный сотрудник федерального центра СПИД: «В мире с начала эпидемии заразилось 76 миллионов человек, половина из них умерло. И на сегодняшний день примерно 37 миллионов человек живут с .

Искусствовед Тамара Закржевская вспоминает, как угасала жизнь ее лучшего друга Рудольфа Нуриева ? одного из величайших танцовщиков 20 века.

Тамара Закржевская, заместитель директора Российского института истории искусств: «Я видела и понимала, что не все хорошо, у него не хватало дыхания, вылезли волосы, всегда была шапка волос… Я точно не знала, как называется эта болезнь».

Артист ушел из жизни в 1993 году, а заразился, скорее всего, в начале восьмидесятых. Как раз тогда, американский профессор Джей Леви со своими коллегами едва только напал на след новой чумы XX века. Тогда же открылся еще один фронт в войне с ВИЧ ? за умы людей. Психиатр Каспер Шмидт стал утверждать, что СПИД ? болезнь от нервов, а не от вируса. По иронии судьбы, сам он умер от СПИДа в 1994 году. Но дело Шмидта живет. Наталья Ладная рассказывает, что идеям чаще всего поддаются беременные женщины.

Минздрав только собирается запретить пропаганду . Но когда родители обрекают собственного ребенка на смерть, уголовные дела удается заводить уже сейчас. Денис Гусев, главный врач центра СПИД , сообщает, что его центр сейчас участвует в трех таких процессах. Гусев уверен, что такие проблемы ? результат безграмотности и привычки «пока гром не грянет».

Денис Гусев, главный врач центра СПИД : «Когда человек не знает о своем , он узнает о нем, как правило, уже на больничной койке, нередко это койка уже реанимационного отделения».

И вот эпидемиолог Герман Шипулин, под руководством которого нашли способ выявления , произносит, кажется, сенсационные слова. В его лаборатории изобрели метод исцеления от ВИЧ. Уже в ближайшие годы тест может страшную статистику в лечении ВИЧ. Российские ученые научились изменять гены даже взрослых людей так, чтобы вирус не мог одолеть организм. Можно делать даже прививки от ВИЧ здоровым людям. Технология работает и стоит не так уж и дорого.

Герман Шипулин, заведующий отделом молекулярной диагностики и эпидемиологии ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора: «По нашим расчетам выздоровление такого пациента должно произойти в течение года, двух, трех».

Теперь нужно доказать эффективность метода. Клинические испытания займут лет. Но те, кому новейшая технология призвана помочь, готовы ждать, надеяться и не отрицать науку.

Подробности ? в репортаже корреспондента НТВ Михаила Плахотника.

«Корю себя за глупость». 4 истории об отрицании ВИЧ и отказе от прививок

В прошлом эти люди говорили, что ВИЧ и СПИД — выдумка фармкомпаний, лекарства — это яд, а прививки приносят больше вреда, чем болезнь. Теперь они рассказали «Снобу», почему изменили свое мнение

28 Март 2020 19:14

«Мне было настолько страшно признать правду, что я ушла в диссидентство»

Ирина, 30 лет

О том, что у меня ВИЧ, я узнала в 2011 году, когда проходила плановую медкомиссию.

Меня заразил парень, с которым я встречалась в 2009 году. Он знал о своем диагнозе, но меня не предупредил и настаивал на сексе без презерватива. Мне сложно было признать свой диагноз: в моем сознании ВИЧ прочно ассоциировался с проститутками и наркоманами, а я не отношусь ни к тем, ни к другим.

Казалось, что жизнь закончилась. Я была в ужасе: думала, раз у меня ВИЧ, значит и СПИД, а СПИД — это смерть. Мне не хотелось умирать в 23 года. Я решила поискать в интернете информацию про ВИЧ. К сожалению, первое, на что я наткнулась, была группа «ВИЧ, СПИД — величайшая мистификация ХХ века». Я стала запоем читать записи в группе, и это как будто дало мне второе дыхание. В группе писали, что лекарства от ВИЧ — страшный яд, их ни в коем случае нельзя пить.

Я была ВИЧ-диссидентом семь лет: не вставала на учет, не сдавала анализы, распространяла диссидентские идеи, общалась в интернете с единомышленниками. Некоторые из них пропадали из социальных сетей, на страницах других я видела некрологи от скорбящих близких. Меня это очень пугало, но было настолько страшно признать правду, что я продолжала все отрицать. У меня был друг-диссидент, который изменил свои взгляды и пытался образумить меня, но я просто удалила его из друзей и несколько лет с ним не общалась.

Правительство тратит бюджет на запуск шариков в небо и производство футболок с надписями про верность и моральные устои — а это от ВИЧ не защищает

Со временем в моей жизни, не иначе как по божьей воле, стало появляться все больше людей, которые много лет принимают терапию. Я видела, что лекарства не оказывают на них негативного влияния, о котором говорят диссиденты. Я стала потихоньку выбираться из своего кокона отрицания и сходила в группу для ВИЧ-положительных в своем городе. Пришлось по новой принимать свой диагноз. Я много плакала, грустила, но главное, я теперь знала, что ВИЧ не смертелен, если вовремя начать терапию. Я живу с ВИЧ девятый год, у меня очень хорошие анализы.

Диссиденты делятся на две категории: упертые, которые готовы умереть за идею (и в итоге умирают), и сомневающиеся, с которыми еще можно поговорить. Я пыталась образумить троих знакомых диссидентов, но никто из них меня не послушал.

Я считаю, что с ВИЧ-диссидентством надо бороться. Ладно, если бы это были психи-одиночки, но они рожают детей, не принимают терапию, не дают ее своим детям и в итоге заражают их. Помочь могло бы массовое просвещение людей, как ВИЧ-положительных, так и без этого диагноза. ВИЧ может коснуться каждого, а не только людей, живущих на социальном дне. Нужно объяснять, что если ВИЧ-положительный принимает терапию, он не может никого заразить. Нужно сделать качественные лекарства с минимумом побочек доступными для всех. Ну и конечно, закрыть все диссидентские группы, так как в них фактически призывают к суициду. Но пока что наше правительство тратит бюджет на запуск шариков в небо и производство футболок с надписями про верность и моральные устои — а это от ВИЧ не защищает.

Читайте так же:  Приворот за 40 дней

«Они запугивают осложнениями от прививок, а про сами болезни молчат»

Валентина, 34 года

Еще до беременности я увидела в интернете записи Галины Червонской, одной из активных сторонниц антипрививочного движения. Я часто видела ее выступления по телевизору, поэтому и не думала сомневаться в ее словах. Много передач с ней посмотрела. Да и одна моя знакомая тоже симпатизировала Червонской. Все это привело к тому, что я отказалась от противотуберкулезной БЦЖ в роддоме, когда родила дочь.

Потом я узнала, что у Червонской нет медицинского образования. Я начала читать про вакцины и про болезни, от которых прививают, и мне стало страшно, что мой ребенок никак не защищен от них. Да, осложнения бывают, но болезни еще страшнее. Я очень жалею, что прислушалась к Червонской, и ругаю себя за это. Запугать осложнениями от прививок она умеет, а вот про осложнения от болезней не рассказывает.

Мы стали прививаться только с года (начиная с БЦЖ). Если решусь на второго ребенка, буду все прививки делать по графику. Антипрививочники говорят, что лучшая прививка — та, которая не сделана. А я теперь считаю, что та — которая сделана вовремя: риск осложнений снижается и эффективность лучше. Я пыталась переубедить антипрививочников в одной группе. Но это бесполезно, они похожи на одержимых сектантов.

Справедливости ради скажу, что и с халатностью врачей приходилось сталкиваться. В третью вакцинацию от гепатита B ребенка привили неверно, сделали это одновременно с «Пентаксимом», а по инструкции надо было делать на три недели позже. Педиатр сделала это, чтобы нам «не ездить много раз». Теперь мы будем сдавать кровь на антитела из вены и решать, нужна ли еще дополнительная прививка ребенку или нет.

«Я поверила в ВИЧ после смерти моего друга»

Яна, 31 год

Три года назад я познакомилась с молодым человеком. Когда впервые его увидела, промелькнула мысль, что он чем-то болен. Он как-то очень быстро стал заявлять о своих серьезных намерениях: о свадьбе, детях и вообще далеко идущих планах на будущее. Мне его стремительность показалась несерьезной, но мы продолжали общаться. У него была навязчивая идея: хотел, чтобы я в него непременно влюбилась. Мы дружили полтора года, и я постепенно к нему привыкла. Тогда он набрался смелости и сказал, что у него ВИЧ. О диагнозе он знал давно и признался уже на стадии СПИДа, когда скрывать было невозможно.

Меня разрывало от боли и жалости к нему. Никогда я столько не плакала. Я ничего толком не знала о ВИЧ, но сразу решила никому не рассказывать о его диагнозе. Можно было, конечно, тут же расстаться, но я не понимаю, как можно отвернуться от человека только потому, что он заболел. Он был очень удивлен, что я не сбежала и не сменила номер, как он мне предлагал.

Я была здорова, но прошла через все стадии, какие проходят люди, когда им сообщают их положительный статус: от страха, совершенного незнания, непонимания, почему эта проблема коснулась именно меня, до отрицания. Я вспомнила, что видела интервью некой Ирины Сазоновой (одной из лидеров диссидентского движения в России. — Прим. ред.) о том, что ВИЧ не существует. Начала искать в интернете информацию. Наткнулась на обычный сайт для людей, живущих с ВИЧ, но, к сожалению, в обсуждениях увидела ссылку на группу ВИЧ-диссидентов и на три месяца погрузилась в чтение. Я рассказывала о том, что узнавала, своему другу. Он не верил в то, что ВИЧ — миф, но и не переубеждал меня. Кстати, терапию он никогда не принимал, хотя как минимум четыре года знал о своей болезни. Мне этого не понять: он был неглуп, у него были знакомые с ВИЧ и масса возможностей узнать о рекомендациях, как жить с этим диагнозом. Это я, дура, поверила, что ВИЧ — выдумка, мировой заговор, средство для обогащения фармкомпаний, а он так не думал, но все же не лечился. Ему с каждым днем становилось хуже. Я металась: читала бредни отрицателей (тогда они мне бреднями не казались), но все-таки записала его к инфекционисту. Мы пошли к врачу вдвоем: я молчала, на вопросы отвечал он. На прямой вопрос о наличии у него ВИЧ мой друг ответил отрицательно. Походы по обычным врачам ничего не давали. Все они, видя состояние моего друга, сразу направляли на сдачу анализов на ВИЧ. Как-то я отвезла его в кожвендиспансер, а он просто встал и ушел оттуда. Направление в инфекционную больницу, которое я выбила, он порвал.

С ВИЧ-диссидентами сложно вести диалог. Недавно хотела до одной женщины донести, что она заблуждается, но она сорвалась в истерику и проклятия

Я стала замечать его рассеянность, проблемы с памятью. Я не понимала, что происходит — а это инфекция уже затронула центральную нервную систему. У моего друга было множество проявлений СПИДа: огромные лимфоузлы, кандидоз, температура. Но даже после того, как его определили в больницу, он оттуда сбежал. Повторюсь, он не считал ВИЧ выдумкой, в заблуждении была я. Он то ли врачей боялся, то ли не понимал всей серьезности своего положения. К сожалению, все закончилось так, как рано или поздно заканчивается у ВИЧ-инфицированного человека, который не принимает терапию. Он умер. Это случилось всего через пять месяцев после признания в том, что он болен. Я заблуждалась, думая, что у него в запасе еще много времени.

ВИЧ-диссиденты постоянно пишут, что терапия убивает. Меня каждый раз наполняет злость, когда я вижу, как эти вредители отговаривают людей от лечения и тестирования. Испуганного человека, который не обладает необходимыми знаниями, очень легко ввести в заблуждение. Велик соблазн уверовать, что никакого смертельного вируса в твоей крови нет и это все выдумки. Очень жаль, что наше законодательство не предусматривает ответственности за ВИЧ-диссидентство. Мне не понять людей, которые похоронили родных, видели их мучения и течение болезни, но при этом продолжают утверждать, что ВИЧ не существует.

«ВКонтакте» есть сообщество «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети». Его администраторы и модераторы делают очень полезную работу: им многих удалось переубедить, а главное, они раскрывают сущность диссидентов. Увы, я в свое время к ним не прислушалась. Я пытаюсь объяснить другим диссидентам, что они ошибаются, но переубедила всего пару человек, рассказав им свою историю. С ВИЧ-диссидентами сложно вести диалог. Недавно хотела до одной женщины донести, что она заблуждается, но она сорвалась в истерику и проклятия. А еще сделала сканы моих сообщений, пожаловалась единомышленникам и меня срочно внесли в черный список всех диссидентских групп.

«Антипрививочники сеют смуту среди молодых мам»

Дарья, 32 года

Раньше я была против прививок. Сейчас много рассказывают о печальных последствиях вакцинаций вплоть до летальных исходов. Телевидение открыто об этом говорит, и меня это очень напугало.

С месяца и до года мой сын страдал от сильного атопического дерматита, поэтому мы получили медотвод от прививок от аллерголога. Но участкового педиатра это не останавливало, он настаивал на вакцинации. В сад пошли без прививок, и я все время боялась, что ребенок чем-нибудь заразится. Когда медотвод закончился, я сама писала отказы до тех пор, пока кожа ребенка не пришла в норму. Именно тогда я решила, что болезни страшнее прививок, мы сдали анализы и начали аккуратно вакцинировать ребенка однокомпонентными вакцинами. К счастью, ни на одну реакции не было, все прошло хорошо. Сыну тогда было два с половиной года. До этого возраста была одна БЦЖ против туберкулеза, сделанная в роддоме.

Антипрививочное движение считаю смутой для молодых мам, которые ничего не знают и не понимают в вакцинии. Себя не считаю антипрививочницей в прошлом, хотя состояла во многих группах и читала статьи. Просто так сложилось, что прививки пришлось ставить не по графику, чему я отчасти рада: было время изучить все стороны вакцинации.

ВИЧ-СПИД: выгодный кому-то миф или реальная угроза?

Ученый, вирусолог из Калифорнийского университета Питер Дюсберг доказывает всем, что СПИД не существует.

Много в этом мире непонятного, а точнее до конца мы не знаем вообще ничего. Вот одной из таких покрытых мраком вещей в сегодняшнем мире есть проблема ВИЧ-СПИД. Раньше я воспринимал эту аббревиатуру очень стереотипно и даже боялся. А теперь решил разобраться. Разбирался, разбирался в этой очень уж «темной» проблеме, а до конца так и не разобрался, чего и следовало ожидать.

К примеру, известный ученый-вирусолог из Калифорнийского университета Питер Дюсберг, доказывает всем, что нет никакого СПИДа. Что это лишь стереотипная и много кому выгодная аббревиатура – на самом деле только комплекс уже давно известных болезней. И что человек с печатью ВИЧ вовсе не от вируса болеет, а попросту от многих причин. И что так же все было и раньше: еще задолго до появления, как считает ученый, страшного и выдуманного ВИЧ-СПИДа. Но так считает ученый, которого, кстати, уже давно предали анафеме и исключили из всяческих ученых советов, работающих по проблеме ВИЧ-СПИД.

Изучая эту проблему, у меня вместо ответов возникало все больше вопросов. Например, для оценки того, как ВИЧ влияет на здоровье, врачи используют такой показатель, как количество клеток CD4. Последний информирует, насколько сильна ваша иммунная система. Клетки СD4, иногда называемые Т-хелперами, – это белые кровяные тельца, отвечающие за иммунный ответ организма на бактериальные, грибковые и вирусные инфекции. Так вот, в этой связи мне показалось очень странным, что показатели клеток CD4 у одного и того же человека очень сильно варьировались. Хотя анализ брали практически в один и тот же день. Все дело в том, что тест на количество клеток человек сдавал в разных местах и даже городах. Потому как не один я, видимо, решил разобраться: что вообще происходит? Но если этот показатель является очень весомым, то почему он так разнится? То ли лабаротория подводит, то ли еще что-то непонятное. Я же говорю – вопросов больше, чем ответов.

Многие заявляют, что ВИЧ-СПИДа не существует – миф. Если так, то на этом мифе многие зарабатывают миллиарды. Но тут дело даже не в деньгах, хотя и это весьма серьезно. Если на самом деле никакого ВИЧ-СПИДа вообще не существует, то это очень жестоко. Если только заговор большинства ученых и фармацевтических компаний против больных и даже здоровых людей, то это мерзко.

Понимаете ли вы, в чем дело: до сих пор, как писал вирусолог Дюсберг, вирус иммунодефицита никто не может выделить, показать и доказать, что он действительно существует. Хотя, возможно, не зря Дюсберга исключили из всевозможых ученых советов. Быть может, он действительно псевдоученый? Более того, работники СПИД-центров заверяют, что ВИЧ действительно существует. И что они воочию видели и видят, как люди, зараженные этой нечистью, но не принимающие соответствующее лечение, чахли и чахнут буквально на глазах.

Читайте так же:  Заговор на учебу в школе

Сегодня на поиски вакцины против вируса выделяют огромные деньги. Каждый месяц люди читают новые заметки о том, что эликсир против ВИЧ найден. Все ищут, выделяют деньги, часть из которых, естественно, идет не по адресу, а вакцины так и нет.

А что делают люди, у которых уже нашли ВИЧ-инфекцию? Пока что им приходится принимать очень токсическую для организма антиретровирусную терапию. Кстати, в некоторых городах Украины на всех ВИЧ-позитивных не хватает бесплатных таблеток. Людям приходится самим оплачивать далеко не дешевое лечение, в частности, заказывать препараты за рубежом.

По всей видимости, ВИЧ действительно существует. Но почему же вокруг этой проблемы столько «за и против», столько несостыковок в плане результатов анализов, столько шумихи по поводу якобы уже изобретенной вакцины… В общем вопросов снова больше, чем ответов.

Вирусные теории заговора

Антиретровирусные препараты позволяют сегодня людям с ВИЧ вести полноценную жизнь. Однако часть из них полагает, что без терапии возможно обойтись. Более того, они уверены: вируса не существует. Они называют себя ВИЧ-диссидентами. Врачи предпочитают называть их проще: отрицатели.

ВИЧ-диссиденты активно пропагандируют свои взгляды и призывают окружающих отказываться от тестирования на ВИЧ-инфекцию. Тем, кому поставили диагноз, отрицатели советуют воздержаться от приема препаратов и вести привычный образ жизни. Они игнорируют не только врачебные предписания, но и законы. ВИЧ-диссиденты образуют в социальных сетях активные сообщества, в которые постоянно прибывают новые члены.

– Диссиденты создали в сети своеобразный культ. Они ограничивают адептов в информации, критично относятся к появлению в группах людей, которые пытаются что-то объяснить, а также скрывают смерти своих сторонников. То, что они обходят стороной смерти ярких участников движения, демонстрирует их страх и внутреннюю цензуру, – считает Кирилл, один из активистов движения против диссидентства.

Печальным примером является история семьи Старцевых, члены которой активно участвовали в ВИЧ-диссидентских сообществах. Дане Старцеву было 11 лет. Его мать, Полина Маркелова была ВИЧ-инфицирована. Ребенок был каким-то образом снят с учета в СПИД-центре в родном Кургане. Вся семья переехала в Челябинск. В возрасте 8–9 лет у мальчика начались серьезные проблемы со здоровьем. В частных клиниках у него находили разные болезни: от гельминтоза до диабета. Лечение не помогало. В 2020 году Даню увезли в реанимацию. Тест на ВИЧ дал положительный результат. Родители мальчика отказывались от терапии, однако врачи все равно давали Дане препараты. В это время его отчим Максим бегал по всевозможным инстанциям и пытался доказать, что мальчика лечат незаконно. После выписки родители прекратили давать ребенку лекарства. Мальчик начал угасать. Полина и Максим винили врачей, которые, по их мнению, намеренно травили их сына терапией. Три года назад Даня умер. До последнего дня родители гордо называли мальчика «самым маленьким ВИЧ-диссидентом». После смерти ребенка они не отказались от своих взглядов. Но через два года умерла и Полина. Только смерть жены заставила Максима пересмотреть свои убеждения.

Отрицатели приводят в защиту своей позиции разнообразные аргументы. Самые радикальные отрицают существование ВИЧ и СПИДа в принципе. Другая группа диссидентов обращается к тезисам Питера Дюсберга, профессора молекулярной и клеточной биологии Калифорнийского университета. Он полагает, что ВИЧ – это безобидный ретровирус, часто присутствующий у больных СПИДом.

– Дюсберг – солидный ученый. В 1970–80-е годы у него были прекрасные работы по изменчивости вируса гриппа, по онкогенным вирусам. Но он вмешался в дискуссию о происхождении ВИЧ и занял ортодоксальную и не очень гибкую позицию, – комментирует Эдуард Карамов, заведующий лабораторией молекулярной биологии ВИЧ Института иммунологии имени Ивановского.

Дюсберг считал: чтобы доказать, что ВИЧ является причиной СПИДа, необходимо учесть так называемую триаду Коха. Это методика знаменитого немецкого ученого конца 19-го века, которая призвана доказать, что тот или иной вирусный агент является причиной заболевания. Согласно триаде Коха, необходимо выделить чистую культуру возбудителя, ввести его группе людей и продемонстрировать, что эти люди заболели или умерли от заболевания, вызванного вирусом. Однако в современном мире эта методика нежизнеспособна.

– Представления об этике, морали, возможности использования тех или иных экспериментов меняются. Мы знаем ученых-подвижников, которые пили культуру холерного вибриона или заражали себя чумой. Я периодически получаю письма, где люди предлагают мне деньги за то, чтобы я заразил добровольцев ВИЧ. Даже если мне кто-то прикажет это сделать – я ни за что не стану, я не фашист. Более того, в случае ВИЧ такие опыты не требуются. К несчастью, сама природа и история поставили эксперимент. К настоящему времени от ВИЧ и СПИДа пострадало около 80 миллионов человек. Более половины погибли, – говорит Эдуард Карамов.

Но в большинстве случаев ВИЧ-диссиденты не знакомы с научной методологией. Они утверждают, что вирус никогда не был выделен в чистом виде и что его фотографий не существует. Между тем проведены многие сотни экспериментов по выделению вируса. Впервые ВИЧ выделили исследователи Роберт Галло и Люк Монтанье, использовав для этого клеточную культуру. Эта методика является «золотым стандартом» выделения вирусов. Публикации Монтанье и Галло в журнале Science стали классическими. Их опыт смогли развить и повторить ученые во многих лабораториях мира. ВИЧ очень быстро эволюционирует, это один из самых изменчивых вирусов, поэтому ученые продолжают выделять его и сравнивать с предыдущими «версиями».

– Вирус выделяют из клеток мононуклеарной крови – вне зависимости от того, кто заражен, шимпанзе, мангабей, макака или человек. Эти клетки субкультивируются специальным образом активированными лимфоцитами. Проще говоря, их перегоняют в другую среду, потому что, зараженные вирусом, они долго не живут. Активное размножение ВИЧ их убивает. Если не предоставлять вирусу новые клетки, то его трудно увидеть под микроскопом, поэтому все время необходимо его подкармливать. Этот вирус ни с чем не перепутаешь, – продолжает Эдуард Карамов.

Также ВИЧ можно увидеть с помощью биохимических методик: обратная транскрипция (способность образовывать двухцепочечную ДНК на базе РНК) является характерной чертой вируса. Тесты на вирусные белки также помогают его выявить. ВИЧ был не только хорошо изучен, но и многократно сфотографирован.

При тестировании человека на ВИЧ-инфекцию специалисты выявляют антитела, которые вырабатываются для защиты организма. Диссиденты не верят этой методике и считают, что тестирование должно показывать непосредственно вирус в крови человека. Однако методика выделения вируса у отдельного человека слишком сложна и дорога, чтобы ее можно было использовать массово. Эдуард Карамов продолжает:

– Методов тестирования на ВИЧ – десятки. Тестирование на антитела выбрано для массового здравоохранения, потому что это самый дешевый и простой способ. Да, можно изолировать вирус. Но это дорого, трудоемко и долго. Невозможно создать оснащенные дорогостоящим оборудованием лаборатории во всех регионах страны. До какой-то степени технологию культивирования вируса заменяет тест на РНК. Это очень специфичный и важный тест. Известно, что антитела у человека могут быть, но инфекция развивается очень медленно и может не приводить к серьезным клиническим нарушениям. Тогда врачи проводят тест на РНК – наследственное вещество вируса. Если РНК есть, значит, вирус активно размножается. В случае с ВИЧ корреляция между наличием РНК и антител практически стопроцентная, – отмечает он.

Рассуждения диссидентов чужды не только научному методу, но и формальной логике. Один из самых распространенных аргументов: люди умирают не от мифического вируса, а от реальных болезней. Действительно, больные СПИДом люди обычно умирают от сопутствующих заболеваний – пневмонии, туберкулеза, лимфом и менингита. Но то, что отрицатели называют реальными болезнями, на самом деле – проявления иммунодефицита, вызванного вирусом. Сама терминология выражает причинно-следственную связь: ВИЧ – это вирус иммунодефицита человека, а СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита.

– Люди фактически умирают от остановки сердца и прекращения работы мозга. Человек умер не от бешенства: сердце остановилось. Не автомобиль виноват в его смерти – сердце остановилось. Но дело же не в этом: сердце не само собой прекратило работу. Причина – медленная вирусная инфекция, вызванная вирусом иммунодефицита человека, который разрушил его иммунную систему, в результате чего присоединились оппортунистические инфекции или онкология и человек погиб, – говорит Эдуард Карамов.

Еще один популярный и нелогичный аргумент диссидентов: положительный результат анализа на ВИЧ может быть следствием многих заболеваний и состояний. Если бы диссиденты были правы, то в России был бы не миллион ВИЧ-положительных людей, а гораздо больше. Кроме того, отрицатели игнорируют сам механизм действия ретровируса, который поражает весь организм. Поначалу считалось, что ВИЧ – это болезнь лимфоцитов крови, одного из главного компонентов иммунной системы. Но на самом деле, по словам Эдуарда Карамова, ВИЧ гораздо сложнее:

– В процессе изучения выяснилось, что вирус поражает не только лимфоциты, но и другие клетки: моноциты и макрофаги. Тогда предположили, что вирус является болезнью этих клеток. А потом оказалось, что этот вирус – пантропный, то есть поражает самые разные ткани. Вирус размножается в клетках гладкой мускулатуры, почек, клетках глаза, сердца и даже в остеоцитах костной ткани, особенно активно – в клетках желудочно-кишечного тракта. Он поражает клетки мозга – астроциты и глии, именно поэтому одно из первых проявлений ВИЧ-инфекции – неврологические нарушения. Всегда находится вариант вируса, действующий на ту или иную клетку, – рассказывает он.

ВИЧ-диссиденты активно призывают последователей отказаться от антиретровирусной терапии, так как, по их мнению, препараты токсичны и приводят к смерти. В ход идут конспирологические теории, что фармакологические компании наживаются на носителях «несуществующего» вируса и, более того, намеренно травят людей.

– Действительно, первые препараты от ВИЧ были токсичными и имели целый ряд противопоказаний. Их принимали под присмотром определенного врача по специальной схеме. Современные препараты в значительной степени избавлены от этого, но это все равно не витамины. Человек их принимает только для того, чтобы бороться со страшным, смертельным недугом. Современные препараты и схемы терапии, например, квадротерапия – прием четырех лекарств, продлевают жизнь на 15–20 лет, – отмечает Эдуард Карамов.

Схемы приема антиретровирусных препаратов разнообразны. Многие современные западные лекарства дорогие, поэтому в развивающихся странах часто назначают дженерики – аналоги препаратов, срок действия патентов которых закончился. По словам Эдуарда Карамова, это выходит в десятки раз дешевле. Такие лекарства более токсичны, но они лечат и продлевают жизнь на много лет.

Поведение отрицателей выглядит иррациональным. Человек, имеющий доступ к эффективной терапии, отказывается от лечения. Он рискует своей жизнью и здоровьем близких, упиваясь заблуждениями. За подобным легкомыслием скрываются глубокие психологические проблемы.

В сознании обывателя ВИЧ/СПИД – смертельная болезнь, существование которой сложно принять. Часто отрицателями становятся те, кто узнал о своем диагнозе – или что носителем вируса является его близкий человек. ВИЧ и СПИД традиционно считались болезнями гомосексуалов, наркоманов, работников секс-услуг и заключенных, несмотря на то что болезнь давно вышла за пределы этих групп риска. Страшная новость накладывает отпечаток на поведение человека, не готового признать себя частью сообщества ВИЧ-инфицированных.

– Очень часто люди уходят от проблемы в активную социальную деятельность. Об эскапизме подробно писали Зигмунд Фрейд и Габриэль Тард. Кроме того, важную роль играет преемственность поколений. ВИЧ-диссидентство – это семейный феномен. И еще один момент: всегда будет процент недовольных, какие бы условия вокруг них ни создавались, – уверен социальный психолог Виктор Заикин.

Читайте так же:  Илона новоселова приворот

Американский психолог Элизабет Коблер-Росс разработала модель пяти стадий принятия смерти. Некоторые люди застревают на первой – отрицании. В состоянии стресса они ищут информацию о своем диагнозе в интернете и выходят на ВИЧ-диссидентские ресурсы. Это загоняет человека в психологическую ловушку: он читает только то, что утешает его в сложившейся ситуации, и не воспринимает реальную картину мира. Утверждения, что болезни нет, успокаивают человека. В этой ситуации он не способен мыслить рационально. Большинство людей, принявших ВИЧ-диссидентскую точку зрения, сами становятся ее евангелистами. Среди отрицателей есть и много медиков, которые с удовольствием консультируют новичков и размещают тематическую информацию. Для них диссидентство – способ самоутверждения или заработка. В истории Старцевых роковую роль сыграла ВИЧ-диссидентка, врач Ольга Ковех, которая рекомендовала заменять антиретровирусные препараты на фруктовый сок.

– Среди отрицателей есть альтернативщики, люди, которые продают различные приборы и утверждают, что могут за деньги – или даже бесплатно вылечить СПИД. В этом участвует гомеопатическая «тусовка», – рассказывает Кирилл.

Многие диссиденты верят в теории заговора. Часть отрицателей страдает хемофобией – боязнью продуктов и лекарств, полученных в промышленности. Эти факторы связаны с недоверием общества к науке: деятельность ученых и врачей воспринимается неадекватно. Огромную роль играет недостаток просвещения.

Сейчас в России настоящая эпидемия ВИЧ. По данным Центра борьбы со СПИДом, количество инфицированных россиян увеличивается со скоростью до 10 процентов в год. При этом обследовано только 15 процентов населения. Во многом этому способствует страх перед болезнью, который заставляет людей примыкать к сообществу отрицателей. Но болезни не нужно бояться. Страх и неуверенность порождают промедление, которое может стоить жизни. Болезнь необходимо лечить.

Новости

06 Сентября 2020

— Отец Георгий, что представляет собою проблема ВИЧ-диссидентства?

— Несмотря на то, что еще в 2005 году Русская Православная Церковь приняла концепцию участия в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа, в православной среде, иногда даже среди священников, бытует отрицание самого вируса ВИЧ-инфекции. В наиболее общем виде их утверждения звучат так: существует заговор американских фармацевтических компаний для сбыта дорогостоящей продукции, ВИЧ — выдуманная опасность для поднятия продаж. Соответственно, ни профилактики, ни лечения ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия) такие люди не признают. В результате погибают и инфицированные взрослые, и, что самое ужасное, дети, не получающие своевременной помощи. Эти смерти ВИЧ-диссиденты приписывают действию ВААРТ, если лечение все-таки началось, или другим инфекциям и заболеваниям — например, туберкулезу, гепатиту, различным опухолям.

— Ключевое слово здесь — «заговор»?

— Совершенно верно, ВИЧ-диссиденты обычно придерживаются «теории заговора» — Америки против России, «жидомасонов» против Русской Православной Церкви и так далее. При этом само движение зародилось на Западе. Отрицание ВИЧ-инфекции прекрасно используется парамедициной — «ясновидящими» и производителями разнообразных «чудодейственных снадобий». Аналоги ВИЧ-диссидентства — мировые движения антипсихиатрии (они отрицают наличие психических болезней и, соответственно, их лечение) и антивакцинации, а также «наш родной» отказ от ИНН и новых паспортов. Это, по сути, сектантские движения.

— Движение антипрививочников тоже зародилось на Западе в пику фармацевтическим компаниям, а у нас, к сожалению, превратилось в «православный тренд».

— Да, многие родители уверены, что детей путем прививок хотят сразу чипировать. Вводят чип, а ты и не знаешь.

— Я встречала другое — что это ведет к бесплодию, хотят уничтожить русскую нацию.

— Да, так у нас преломляется боязнь цивилизации.

— Возникает неизбежная параллель ВИЧ-диссидентства и с «наукой телегонией». Почему именно православные подпадают под влияние различных околомедицинских лжеучений?

— Наверное, это желание иметь какое-то «научное» подтверждение своим убеждениям. Плохо, когда православные пишут в интернете про телегонию, отказ от прививок, ВИЧ-диссидентство. Таким образом они поддерживают убеждение многих людей, что православный — это малокультурный мракобес. А на самом деле отрицание науки не имеет ничего общего с православием.

— Наверное, нужно священнослужителей просвещать в первую очередь?

— В СПбДА протоиерей Максим Плетнев ведет такой курс, так что хотя бы нынешние молодые священники сведущи в этих вопросах, знают, что медицинская наука не противоречит ни Священному Писанию, ни Священному Преданию Церкви.

— Как борются с ВИЧ-диссидентством?

— Неоднократно высказывались предложения привлекать родителей, которые отказываются лечить ВИЧ-положительных детей, к уголовной ответственности. Я считаю, что это загонит проблему в подполье: детей будут прятать, взрослые найдут способы получить чистые справки. Правда, статья о том, что родитель, который отказывается лечить ребенка, подлежит уголовной ответственности, существует, но, во-первых, не очень-то исполняется, во-вторых — ну, родителей посадят, а ребенку что, в детский дом? Что касается православных, поддерживающих эту и подобные теории, не надо сразу кричать: «Долой!» Людей это отпугнет и от науки, и от Церкви.

Недавно Ахмад Кадыров предложил в Чечне запретить людям вступать в брак, если они не предъявят справку, что у них нет ВИЧ. Во-первых, это полицейская мера. Во-вторых, в Чечне, думаю, можно такую справку запросто купить. В-третьих, это просто преступно по отношению к людям, живущим с ВИЧ: ошибочно думать, что им нельзя рожать детей, часто у инфицированных родителей дети рождаются здоровыми. Я знаю бывших наркоманов, которые получили ВИЧ, оплакали свои грехопадения, изменили образ жизни, создали семьи и родили прекрасных здоровых детей.

— В чем причины именно ВИЧ-отрицания?

— Тут много причин. Психологическое отрицание болезни часто бывает защитой человека от эмоциональной перегрузки. Свою роль играет и стигматизация, вытеснение ВИЧ-инфицированных из общества.

То есть одним из направлений борьбы с ВИЧ-диссидентством может быть как раз разъяснение, что ВИЧ-положительные люди не опасны для окружающих?

— Да, безусловно. Необходимо распространять позитивную, выверенную информацию о ВИЧ-инфекции, способах лечения, преодолеть страх и здоровых перед ВИЧ-инфицированными, и их самих — перед болезнью. Упоминать о ВИЧ-положительных людях, живущих нормальной, насыщенной жизнью.

Вообще надо издать что-то вроде брошюры о различных медицинских «православных суевериях» и на приходах распространять. Чтобы там черным по белому было написано: отрицание традиционной медицины — это не позиция Церкви. Подумываю о том, чтобы самому сесть и такую брошюру написать.

Снеговик vs «Доктор Смерть»: смех сквозь слезы

Участница сети «Е.В.А.» Евгения Прохода решила сделать подарок «врачу» Ольге К. — одному из идеологов движения ВИЧ-отрицателей. Какой?

2 января на Соколиной горе в Москве, где находится Инфекционная клиническая больница №2, появился снеговик с косой. Почему так, и почему именно там?

По словам участницы сети «Е.В.А.» Евгении Прохода, эта акция — своеобразный подарок «врачу» Ольге К. — одному из идеологов движения ВИЧ-отрицателей. Ее называют «Доктор Смерть», поэтому подарки получились соответствующими. Место также выбрано не случайно — в этой инфекционной больнице умирали люди, затянувшие с началом лечения по вине ВИЧ-отрицателей.

Запись круглого стола по проблеме ВИЧ-отрицателей (Санкт-Петербург, 2020 год):

Рассказывает сама Евгения:

«ВИЧ-отрицатели, или СПИД-диссиденты, — так принято называть небольшую группу людей, которая придерживается теории мирового заговора в сфере ВИЧ. По их мнению, ВИЧ — это заговор врачей и фармкомпаний, его не существует, он не является причиной развития иммунодефицита, или не приводит к смерти.

Идеологи этого движения по-прежнему остаются недосягаемыми для своих последователей, оппонентов и закона, хотя за каждым из них тянется вереница смертей и искалеченных судеб. Доводы отрицателей основаны на фантазиях либо на откровенной лжи, передергивании фактов, вырывании фактов из контекста, их ошибочном толковании и понимании. До сих пор идет борьба приверженцев научных взглядов на ВИЧ-инфекцию с отрицателями. Это, по сути, борьба за жизни людей с ВИЧ. Отрицатели призывают не тестироваться на «несуществующий» ВИЧ, а тех, кому поставлен диагноз ВИЧ-инфекция, убеждают не лечиться и не предохраняться от передачи вируса половым путем.

Для специалистов ВИЧ-отрицатели — это бойкие демагоги, срывающие лекции по профилактике ВИЧ, пациенты СПИД-центров, документально отказывающиеся от лечения и профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку, безликие фейки, пропагандирующие этот подход в соцсетях. А еще это — реальные люди, которые, несмотря на уговоры врачей, своих близких и даже консультантов СПИД-сервиса, упорно отказываются признать ухудшение состояния своего здоровья и до самой смерти разными путями отклоняющие медицинскую помощь.

Запись передачи «Итоги недели» на 5 канале, посвященной теме ВИЧ-инфекции и ВИЧ-отрицателей:

Последователями ВИЧ-отрицателей чаще всего становятся малообразованные люди, не сведущие в медицинских и научных вопросах. Но в поле зрения активистов, которые пытаются противостоять отрицателям, на протяжении нескольких лет все чаще оказывается врач–терапевт поселковой поликлиники Ольга К. Эта женщина приобрела авторитетный вес в популистских выпадах отрицателей именно благодаря тому, что называет себя врачом, работающим в поликлинике ракетных войск в поселке Власиха Московской области, и использует в своей риторике медицинские термины.

В группе ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети в социальной сети «ВКонтакте» приведены наглядные подтверждения смертоносных последствий отрицания ВИЧ на историях более чем 60 людей, умерших в результате влияния и некомпетентного консультирования отрицателей, которые вдохновлялись в том числе словами госпожи К. Сообщалось, что близкие ее жертв обращались к ее работодателям, но это не принесло никаких результатов. Из некоторых медицинских сообществ и ассоциаций ее исключили, но эта «врач» продолжает вести очный прием больных и получать за это деньги.

В преддверии Нового года, когда принято подводить разные итоги, мы вспомнили земляков, умерших от СПИДа в 2020 году. Снова стало обидно, что в то время, когда медики обладают достаточным арсеналом препаратов для того, чтобы сохранять здоровье больных и предотвращать распространение ВИЧ-инфекции, смертность людей с ВИЧ продолжает расти. Вспомнили знакомых, которые, попав под влияние отрицателей, не начали своевременное лечение и умерли.

В результате, во время очередной поездки в Москву, я включила в нее посещение поликлиники ракетных войск, в которой, по ее собственным заявлениям, работает Ольга К., чтобы подать заявление на нее через приемную поликлиники и, конечно, передать через ее руководство свой новогодний подарок. Решили, что человеку, который несет смерть, пользу могут принести коса и топор. Еще я сделала своими руками замечательные новогодние открытки, в которых выразила всю гамму чувств к этому «врачу».

Несмотря на то что на всех Google-картах и в «Википедии» сообщается о том, что поселок с некоторых пор имеет свободный доступ, въезд туда оказался ограниченным, через пропускную систему. Так что ВИЧ-отрицатель Ольга К. снова осталась без подарка.

Тогда на Соколиной горе, рядом с инфекционной больницей, где в итоге умирают люди, затянувшие с началом лечения, мы слепили снеговика, снарядив его причитавшимися госпоже К. подарками и открытками. А участники дискуссий с диссидентами уже планируют провести свой флешмоб по установке символичных снеговиков рядом с организациями, в которых трудятся активисты ВИЧ-отрицателей.

ВИЧ-отрицатели — это целая армия со своими юристами, политиками, медиками, религиозными деятелями, которая пока оказывается «в законе». Непрерывная работа по отслеживанию деятельности СПИД-диссидентов лежит на активистах. Надеюсь, что государство и правоохранительные органы будут помогать нам в этой работе».

Предлагаем вашему вниманию подборку материалов, посвященных проблеме ВИЧ-отрицателей: